Vitamin status of patients with certain chronic non-communicable diseases

Cover Page


Cite item

Abstract

Background. Inadequate supply with vitamins is a risk factor for the development of many nutritionally-related diseases and their progression. Data on the actual vitamin status of patients are necessary to develop measures for its improvement.

Aim. To characterize the supply of persons with non-communicable diseases with vitamins A, E, C, B2 and β-carotene by determining their level in the blood of patients.

Material and methods. The blood serum level of vitamins C, A, E, B2 and β-carotene in 138 patients (41 men and 97 women) 22–80 years old with cardiovascular diseases, obesity, gastrointestinal diseases, type 2 diabetes mellitus (T2DM), osteoarthrosis has been determined.

Results. Vitamin C concentration corresponded to adequate status in approximately 2/3 of the examined patients; among patients with T2DM, such sufficiency occurred 1.6–1.9 fold less often than in other groups. The frequency of reduced levels of vitamins C, A and E was statistically significantly more frequent in patients with gastrointestinal diseases. The γ-/α-tocopherol ratio in the serum of patients in all groups was close to 1:50, while in patients with gastrointestinal diseases reached 1:60.7. The proportion of patients sufficiently supplied with all studied vitamins ranged from 15.8 to 70.0%. Patients with osteoarthrosis were best of all provided with all vitamins: multiple (3 or more vitamins) vitamin deficiency was not found. In other groups of patients, multiple vitamin deficiency occurred in 5.3–27.6% of the examined (an average of 16.4%). Among patients with gastrointestinal diseases there was not a single person sufficiently provided with all the studied vitamins. Multiple vitamin deficiency in patients with gastrointestinal diseases was detected more often (p <0.01) compared with patients with T2DM and osteoarthrosis. Given the high prevalence of vitamin D deficiency, it is possible to extrapolate that a significant proportion of patients with a combined deficiency of 2 vitamins (6.9–31.6% in the samples examined) will move into the category of persons with a simultaneous deficiency of 3 vitamins.

Conclusion. The purposeful development of supplements containing effective doses of vitamins for various nosologies is necessary.

Full Text

Список сокращений

ЖКТ — желудочно-кишечный тракт

СД2 — сахарный диабет 2-го типа

Обоснование

Дефицит отдельных витаминов является фактором риска развития и прогрессирования ряда алиментарно-зависимых заболеваний. Сочетание нескольких факторов риска (дефицит сразу нескольких микронутриентов) повышает риск развития мультифакторных заболеваний, таких как сердечно-сосудистые, остеопороз, анемия, сахарный диабет. Так, дефицит витамина D ассоциируется с абдоминальным ожирением и инсулинорезистентностью [1]. С другой стороны, к развитию дефицита витаминов может приводить и патологический процесс. Индекс массы тела, превышающий 35 кг/м2, является фактором риска недостаточности витамина В1 [2]. У пациентов с сахарным диабетом 2-го типа (СД2) концентрации витаминов-антиоксидантов (А, С, Е, ниацин) в сыворотке крови, как правило, не соответствуют норме вследствие повышенного окислительного стресса, вызванного нарушениями метаболизма глюкозы [3]. Еще одним фактором, ухудшающим обеспеченность организма витаминами, является прием лекарственных средств, большинство из которых нарушают их адсорбцию и/или метаболизм [4–6]. Например, прием метформина приводит к недостатку витамина В12 и фолатов у пациентов с СД2 [7]. Для значительной части взрослого трудоспособного населения характерна недостаточная обеспеченность витаминами D, В2, β-каротином, а вредные условия производства и стрессы различной природы приводят к нехватке витамина Е [8, 9]. В доступной литературе найдены лишь отдельные работы, характеризующие обеспеченность пациентов сразу несколькими витаминами [10–13]. Представляется целесообразным актуализировать данные по обеспеченности витаминами пациентов с различными заболеваниями, что необходимо для разработки мер по улучшению витаминного статуса.

Цель исследования — охарактеризовать обеспеченность витаминами А, Е, С, В2 и β-каротином по их содержанию в крови у пациентов с алиментарно-зависимыми заболеваниями, поступивших на лечение в клинику лечебного питания.

Материал и методы

Дизайн исследования

Одномоментное исследование.

Критерии соответствия

Критериями исключения были возраст моложе 18 и старше 80 лет, наличие ВИЧ-инфекции, вирусного гепатита В или С, гриппа, аллергических заболеваний.

Размер выборки предварительно не рассчитывали.

Условия проведения

Исследование проведено в весенний период 2018 г. в Клинике ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи (Москва).

Описание медицинского вмешательства

При поступлении на лечение пациентам (n=138) с алиментарно-зависимыми заболеваниями проведена оценка обеспеченности витаминами. Все участники исследования получали стандартную для каждой нозологии фармакотерапию: пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями — ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или блокаторы рецепторов ангиотензина II, бета-блокаторы, диуретики; пациенты с СД2 — комбинированную пероральную сахароснижающую терапию метформином, ингибиторами дипептидилпептидазы-4, ингибиторами натрий-глюкозных контранспортеров 2-го типа; пациенты с остеоартрозом — по показаниям нестероидные противовоспалительные препараты.

Клиническая характеристика и индекс массы тела обследованных пациентов представлены в табл. 1 и 2.

 

Таблица 1. Клиническая характеристика обследованных пациентов

Группы по основной нозологии

Клиническая характеристика пациентов

1. Сердечно-сосудистые заболевания

с сопутствующим ожирением

Пациенты в возрасте 30–70 (54,1±1,9) лет:

• с артериальной гипертензией (33; 78,6%)

• с ишемической болезнью сердца (4; 9,5%)

• с хронической сердечной недостаточностью (5; 11,9%)

2. Сахарный диабет 2-го типа

с морбидным ожирением

Пациенты в возрасте 51–71 (60,8±1,5) года с сопутствующими заболеваниями:

• гипертоническая болезнь I–II степени (6; 31,6%)

• неалкогольная жировая болезнь печени в стадии гепатоза (2; 10,5%)

Уровень гликированного гемоглобина (HbA1c) 7,4±1,5%; концентрация глюкозы в плазме крови 9,0±0,7 ммоль/л

3. Ожирение

Пациенты в возрасте 23–74 (46,8±2,1) лет:

• I степень (9; 23,7%)

• II степень (9; 23,7%)

• III степень (20; 52,6%)

4. Заболевания опорно-двигательного аппарата с морбидным ожирением

Пациенты в возрасте 44–77 (60,4±3,2) лет:

• остеоартроз II–III стадии по Kellgren–Lawrence коленных или тазобедренных суставов (гонартроз, коксартроз)

5. Заболевания желудочно-кишечного тракта

Пациенты в возрасте 22–80 (53,0±3,0) лет:

• с синдромом раздраженного кишечника (14; 48,3%)

• хроническим панкреатитом (7; 24,1%)

• синдромом оперированного желудка (3; 10,3%)

• гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (2; 6,9%)

• воспалительными заболеваниями кишечника (1; 3,4%)

• язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (1; 3,4%)

• синдромом короткой кишки (1; 3,4%)

 

Таблица 2. Индекс массы тела обследованных пациентов

Группы по основной нозологии

Индекс массы тела, кг/м2

1. Сердечно-сосудистые заболевания

с сопутствующим ожирением

все (n=42)

39,2±2,2

женщины (n=27)

39,0±2,6

мужчины (n=15)

39,8±4,5

2. Сахарный диабет 2-го типа

с морбидным ожирением

все (n=19)

42,0±2,2

женщины (n=14)

40,9±2,6

мужчины (n=5)

45,0±4,6

3. Ожирение

все (n=38)

41,3±1,2

женщины (n=29)

39,9±1,0

мужчины (n=9)

45,9±3,3

4. Заболевания опорно-двигательного аппарата с морбидным ожирением

все (n=10)

46,5±3,3

женщины (n=8)

46,4±3,7

мужчины (n=2)

46,7±9,7

5. Заболевания желудочно-кишечного тракта

все (n=29)

25,3±1,3

женщины (n=19)

24,9±1,8

мужчины (n=10)

26,2±1,4

 

Методы регистрации исходов

Оценку витаминного статуса проводили по концентрации витаминов в сыворотке крови, полученной центрифугированием в течение 15 мин при 600 g, взятой из вены натощак после ночного голодания. Аликвоты сыворотки для определения каждого витамина замораживали и хранили при температуре -37,4°С.

Концентрацию витаминов А (ретинола) и Е (α-, γ-токоферол и их сумма), β-каротина определяли с помощью обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии [14], В2 (рибофлавина) — флуориметрически с использованием рибофлавинсвязывающего апобелка [15], С (аскорбиновая кислота) — титрованием реактивом Тильманса [16]. В качестве критериев обеспеченности витаминами традиционно использовали величины, обоснованные в предыдущих исследованиях [17], составившие для витамина А 30–80 мкг/дл, суммы токоферолов — 0,8–1,5 мг/дл, рибофлавина — 5–20 нг/мл, аскорбиновой кислоты — 0,4–1,5 мг/дл, β-каротина — >10 мкг/дл. Лиц, у которых концентрация витамина не достигала нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными витамином.

Общий холестерин, холестерин липопротеидов низкой или высокой плотности, триглицериды определяли в сыворотке крови на биохимическом анализаторе Konelab 30i (Thermo Clinical Labsystems, Финляндия).

Этическая экспертиза

Исследование выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинкской декларации. Протокол исследования одобрен комитетом по этике ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи (протокол № 2 от 02.03.2018).

От всех участников обследования получено письменное информированное добровольное согласие.

Статистический анализ

Статистический анализ полученных данных проводили с помощью программы IBM SPSS Statistics для Windows (версия 20.0, IBM, США). Для характеристики вариационного ряда рассчитывали медиану (Me), минимум (min), максимум (max), 25-й и 75-й перцентиль. Значимость различий (p) между показателями групп оценивали непараметрическими методами сравнения: для независимых переменных — с помощью U-критерия Манна– Уитни, частоту явления — с помощью критерия Фишера. Для корреляционного анализа использовали критерий Спирмена (ρ). Различия признавали статистически значимыми при р ≤0,05.

Результаты

Объекты (участники) исследования

В исследовании приняли участие 138 пациентов в возрасте 22–80 лет, из них 41 мужчина и 97 женщин, с сердечно-сосудистыми заболеваниями (отделение сердечно-сосудистой патологии и диетотерапии), СД2 (отделение болезней обмена веществ и диетотерапии), заболеваниями желудочно-кишечного тракта (отделение гастроэнтерологии, гепатологии и диетотерапии), ожирением (отделение реабилитационной диетологии) и остеоартрозом (отделение персонализированной терапии).

Как следует из табл. 2, все обследованные пациенты, за исключением пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), имели ожирение разной степени выраженности. Индекс массы тела у пациентов с заболеваниями ЖКТ статистически значимо (р ≤0,001) был ниже, чем у пациентов других групп. У мужчин с ожирением масса тела была более высокой по сравнению с женщинами, однако различия не достигали уровня статистической значимости (р=0,080).

Основные результаты исследования

Концентрация глюкозы в сыворотке крови пациентов с СД2 статистически значимо (р ≤0,014) превышала уровень гликемии у пациентов с другими нозологиями.

По биохимическим показателям в отдельных группах пациентов имелись некоторые гендерные отличия. В группе лиц с сердечно-сосудистыми заболеваниями у мужчин по сравнению с женщинами уровень холестерина липопротеидов высокой плотности в сыворотке крови был ниже в 1,6 раза (р=0,001), концентрация мочевой кислоты и активность аланинаминотрансферазы превышали соответствующие показатели в 1,4 (р=0,011) и 1,6 (р=0,036) раза соответственно. Уровень гликемии у мужчин по сравнению с таковым у женщин был выше в группах с заболеваниями ЖКТ (р=0,009) и ожирением (р=0,008). Таким образом, отклонения от нормальных биохимических показателей были более выраженными у мужчин. Данные о концентрации витаминов в сыворотке крови пациентов представлены в табл. 3.

 

Таблица 3. Концентрация витаминов в сыворотке крови пациентов

Витамин

Пациенты

Группы по основной нозологии

1. Сердечно-сосудистые заболевания

2. Сахарный диабет

2-го типа

3. Ожирение

4. Заболевания опорно-двигательного аппарата и морбидное ожирение

5. Заболевания

желудочно-кишечного тракта

min

Me

25%

min

Me

25%

min

Me

25%

min

Me

25%

min

Me

25%

max

75%

max

75%

max

75%

max

75%

max

75%

Ретинол,

мкг/дл

21,5

43,0

35,8

24,8

40,0

33,4

25,0

38,6

34,0

30,1

38,4

32,7

20,6

40,9

32,2

67,6

48,9

97,9

52,1

63,4

48,2

49,5

45,8

69,7

47,2

β-Каротин,

мкг/дл

1,6

13,4

7,0

1,6

8,0

3,0

1,0

9,1

6,0

7,2

18,22

9,7

1,3

12,92

7,1

127,9

25,9

51,9

16,3

42,6

16,2

26,3

20,9

80,6

25,5

Токоферолы, мг/дл

0,39

1,06

0,84

0,73

1,34

1,11

0,54

1,14

0,92

0,76

1,12

1,03

0,49

0,862, 3, 4

0,72

2,89

1,31

4,18

1,65

2,02

1,43

2,22

1,63

1,46

1,24

α-Токоферол, мг/дл

0,38

1,05

0,83

0,71

1,29

1,10

0,52

1,12

0,90

0,75

1,10

1,01

0,48

0,852, 3, 4

0,71

2,81

1,27

4,10

1,62

1,96

1,40

2,17

1,59

1,44

1,23

γ-Токоферол, мг/дл

0,008

0,020

0,016

0,014

0,026

0,019

0,006

0,023

0,017

0,011

0,023

0,013

0,006

0,0141, 2, 3, 4

0,012

0,082

0,026

0,084

0,036

0,059

0,027

0,052

0,033

0,106

0,024

Аскорбиновая кислота, мг/дл

0,17

0,87

0,57

0,24

0,67

0,55

0,22

0,85

0,62

0,63

0,892

0,75

0,13

0,86

0,66

1,46

1,08

1,12

0,92

1,90

1,07

1,55

1,07

1,64

1,17

Рибофлавин, нг/мл

0,3

5,9

4,3

2,3

5,3

3,9

3,3

7,0

5,2

4,9

13,22, 3

6,0

0,6

5,64

3,6

12,0

8,6

18,7

8,6

21,3

8,1

35,8

15,0

75,2

8,4

Примечание. Верхний индекс — номер группы, от которой выявлено статистически значимое отличие.

 

Медиана концентрации ретинола и аскорбиновой кислоты в сыворотке крови пациентов всех групп находилась в нормальном диапазоне (см. табл. 3). Гендерных различий по уровню ретинола в сыворотке крови не выявлено, за исключением группы пациентов с ожирением: у мужчин этой группы уровень ретинола в сыворотке крови достоверно в 1,35 раза превышал таковой у женщин. У одного (5,3%) пациента с СД2 концентрация ретинола превышала верхнюю границу нормы. Примерно у 2/3 обследованных пациентов концентрация витамина С соответствовала оптимальной обеспеченности этим витамином, среди лиц с СД2 такая обеспеченность имела место в 1,6–1,9 раза реже по сравнению с другими группами. Эти результаты согласуются с ранее полученными данными об удовлетворительной обеспеченности пациентов с ожирением [13] и данными о том, что потребление витамина А в группе населения с гипертонической болезнью обычно бывает выше, чем у здоровых лиц [18], а для пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и ожирением и больных СД2 характерно оптимальное потребление витамина С [4].

Медиана концентрации β-каротина в сыворотке крови пациентов всех групп, за исключением пациентов с остеоартрозом, находилась близко к нижней границе нормы. У мужчин трех из пяти групп (с сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями ЖКТ, СД2) концентрация каротиноида была статистически значимо ниже, чем у женщин, что согласуется с ранее опубликованными данными [12, 13]. Адекватно обеспечены β-каротином были 3 (15,8%) пациента в группе лиц с СД2, 14 (33,3%) с сердечно-сосудистыми заболеваниями, 7 (18,4%) с ожирением, 12 (41,4%) с заболеваниями ЖКТ и 6 (60%) с заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

У пациентов всех групп медиана концентрации рибофлавина в сыворотке крови превышала нижнюю границу нормы. Оптимально обеспечены витамином В2 были 6 из 10 обследованных с остеоартрозом; среди других групп пациентов оптимальная обеспеченность наблюдалась у 7,1–15,8% лиц, что согласуется с тем, что в рационе пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и ожирением и больных СД2 часто обнаруживается недостаточное содержание витаминов группы В [4].

Медиана концентрации токоферолов находилась в пределах нормы, за исключением пациентов с заболеваниями ЖКТ, у которых она была близка к нижней границе нормальной обеспеченности. Концентрация токоферолов, как α, так и γ, в сыворотке крови пациентов с заболеваниями ЖКТ была достоверно ниже этого показателя в группах больных СД2, ожирением и остеоартрозом. В группе пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями выявлены гендерные отличия: у мужчин медиана концентрации α-токоферола и суммы токоферолов была достоверно ниже, чем у женщин. У 30–31,6% пациентов с остеоартрозом и СД2 и у 7,1–10% пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и ожирением концентрация токоферолов превышала верхнюю границу нормы, что отражает увеличивающиеся с возрастом человека и при липидемии циркулирующие уровни липидов, с которыми связан α-токоферол [19].

У пациентов всех групп соотношение γ- и α-токоферола было близким к 1:50, варьируя от 1:47,8 до 1:52,5, тогда как в группе пациентов с заболеваниями ЖКТ оно составило 1:60,7.

На рис. 1 представлена частота обнаружения дефицита отдельных витаминов у пациентов с различными патологиями. В связи с тем, что в большинстве сравниваемых групп число мужчин было небольшим, провести анализ зависимости частоты дефицита витаминов от пола пациентов не удалось.

Рис. 1. Относительное число пациентов с недостаточностью отдельных витаминов, %

Примечание. * Статистически значимое отличие (р <0,01) от частоты выявления дефицита у пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), согласно критерию Фишера. ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания, СД2 — сахарный диабет 2-го типа, ОА — остеоартроз.

 

У пациентов с заболеваниями ЖКТ сниженная концентрация витамина А (см. рис. 1) выявлялась статистически значимо чаще по сравнению с пациентами с остеоартрозом (р <0,01), а витамина Е — по сравнению с пациентами с СД2 (р <0,01). Частота недостаточной обеспеченности витамином В2 колебалась от 10,0 до 42,1%, различия не достигали уровня статистической значимости. Дефицит витамина С у мужчин с ожирением выявлялся статистически значимо (р <0,05) чаще, чем среди женщин, а сниженная концентрация витамина Е, наоборот, реже.

Доля обеспеченных всеми витаминами лиц варьировала от 15,8 до 70,0% (рис. 2). Всеми исследованными витаминами были обеспечены лучше других пациенты с остеоартрозом — у них не встречался полигиповитаминоз (сочетанный недостаток исследуемых витаминов). В других группах пациентов состояния полигиповитаминоза имели место у 5,3–27,6% обследованных, при этом частота выявления полигиповитаминоза среди пациентов с ЖКТ была статистически значимо выше, чем среди пациентов с остеоартрозом и ожирением (р <0,01).

Рис. 2. Относительное число пациентов с недостаточностью 1, 2 или 3–4 витаминов, %

Примечание. * Статистически значимое отличие (р <0,05) от частоты выявления дефицита у пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), согласно критерию Фишера. ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания, СД2 — сахарный диабет 2-го типа, ОА — остеоартроз.

 

Выявлена положительная корреляция между концентрацией жирорастворимых витаминов — ретинола и α-токоферола (ρ=0,490), ретинола и γ-токоферола (ρ=0,260), ретинола и β-каротина (ρ=0,218). Выявленные положительные ассоциация между уровнями витаминов в сыворотке крови не всегда означают обязательную причинно-следственную связь, они могут быть обусловлены вмешивающимися факторами [20] и, скорее, отражают тот факт, что одни и те же пищевые продукты являются источником одновременно пары витаминов.

Между концентрацией жирорастворимых витаминов (ретинол, α- и γ-токоферол) и липидным спектром крови (холестерин, триглицериды, холестерин липопротеидов низкой плотности) выявлена положительная ассоциация (коэффициенты корреляции Спирмена от 0,217 до 0,482), между концентрацией витамина С, холестерином и триглицеридами — слабая отрицательная (ρ=-0,2).

Выявлена слабая обратная связь между гликемией и содержанием в сыворотке крови β-каротина (ρ=-0,2). Выявленная обратная связь между уровнем гликемии и содержанием в сыворотке крови витаминов (α- и γ-токоферол, соотнесенные с триглицеридами, аскорбиновая кислота и β-каротин) подтверждает важность адекватной обеспеченности витаминами-антиоксидантами для поддержания нормального уровня глюкозы.

Обсуждение

Обсуждая в целом полученные результаты, следует отметить, что среди пациентов с болезнями ЖКТ не оказалось ни одного человека, обеспеченного всеми пятью исследованными витаминами. Полигиповитаминоз (сочетанная недостаточность трех и более витаминов) у данной группы пациентов обнаруживался чаще (р <0,01), чем у пациентов с СД2 и остеоартрозом. При заболеваниях ЖКТ недостаток витаминов обычно обусловлен их сниженным поступлением с пищей в результате нарушения ассимиляции, а также применения редуцированных или щадящих диет с низким содержанием витаминов.

Для более детального анализа обеспеченности витаминами пациенты с заболеваниями ЖКТ были разделены на 2 подгруппы: первую (14; 48,3%, из них 5 мужчин и 9 женщин) составили лица с синдромом раздраженного кишечника, вторую (15; 51,7%, из них 5 мужчин и 10 женщин) — пациенты с разными патологиями (см. табл. 1). Принципиальных различий по обеспеченности витаминами С, А, Е, В2 и β-каротином пациентов с синдромом раздраженного кишечника и другими заболеваниями ЖКТ не выявлено. Среди пациентов обеих подгрупп отмечалась достаточно высокая частота встречаемости (27,6%) сочетанной недостаточности трех витаминов и β-каротина (полигиповитаминоз). Сочетанный дефицит трех микронутриентов (любых двух витаминов и β-каротина) был обнаружен у 2 пациентов, двух витаминов или какого-либо витамина и β-каротина — у 24,1% обследованных. По 4 пациента каждой подгруппы были обеспечены всеми исследованными витаминами. Для выявления характерных особенностей витаминного статуса пациентов с различными заболеваниями ЖКТ требуется набор репрезентативных групп по каждой нозологии.

Полученные данные по обеспеченности пациентов витаминами целесообразно было сравнить с показателями обеспеченности практически здоровых лиц. За исключением группы пациентов с заболеваниями ЖКТ недостаток витамина В2 у пациентов с другими нозологиями так же, как и у здоровых лиц, имел место заметно чаще, чем недостаточность витаминов А, Е и С. Частота выявления сочетанного дефицита трех и более витаминов среди взрослого здорового населения в настоящее время колеблется в диапазоне от 5 до 39% (в среднем 22%) [21]. Примерно в этих же пределах находится частота выявленных полигиповитаминозов среди обследованных пациентов (в среднем 15,2%). Если в среднем среди обследованных здоровых лиц обеспечены всеми витаминами были 14% взрослых [21], то среди пациентов, обследованных в данной работе, — 31,9% (от 0 до 27,6%). При этом следует особо подчеркнуть, что в данном исследовании не оценивали обеспеченность пациентов витамином D, между тем дефицит этого витамина широко распространен при различных заболеваниях [22].

Обнаружение у пациентов сочетанного дефицита витаминов, безусловно, требует его коррекции. Протекторные свойства витаминов связывают с антиатерогенными эффектами, улучшением функции эндотелия (витамины A, C, D и E) и метаболическим эффектом (витамины A, B12, C, D и K), ингибированием ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (витамин D), противовоспалительным (витамины A, D, E и K) и антиоксидантным (витамины A, C и E) эффектом, снижением уровня гомоцистеина (витамин B12) и препятствием кальцификации артерий (витамин K2) [23]. У лиц, принимавших поливитамины на фоне терапии метформином, концентрация витамина В12 в сыворотке крови была на 50% выше, чем у лиц, не принимавших поливитамины [24].

В нормы лечебного питания1 при соблюдении диет включены витаминно-минеральные комплексы, содержащие эти микронутриенты в дозе 50–100% от физиологической нормы потребления. Включение в диетотерапию витаминов в таких дозах в условиях небольшой продолжительности исследования в стационаре вряд ли позволит полностью скорректировать витаминный статус пациентов [25]. В перспективе необходима разработка специализированных витаминно-минеральных комплексов целенаправленного действия с содержанием эффективных доз витаминов для каждой категории больных, учитывающих фактическую обеспеченность пациентов витаминами, роль недостаточности каждого витамина в развитии той или иной патологии, а также влияние на витаминный статус используемых диет [4]. Витаминная сапплементация может быть эффективным индивидуализированным протекторным компонентом терапии пациентов. Кроме того, как отмечают некоторые авторы, витаминные комплексы психологически воспринимаются пациентами как безопасные природные соединения с относительно невысокой стоимостью, поэтому их использование пациентами следует поощрять [5, 23].

Ограничение исследования

Ограничениями данного исследования были небольшое количество обследованных пациентов в каждой выборке и широкий возрастной диапазон.

Заключение

Состояние сочетанной недостаточности β-каротина и витаминов В2, Е, С и А имело место в среднем у 16,4% обследованных пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, СД2, ожирением, заболеваниями ЖКТ. Среди пациентов с ЖКТ не было ни одного человека, обеспеченного всеми четырьмя витаминами и β-каротином.

Таким образом, высокая частота сочетанного недостатка витаминов у пациентов с алиментарно-зависимыми заболеваниями диктует необходимость коррекции витаминного статуса.

Дополнительная информация

Источник финансирования. Поисково-аналитическая работа по подготовке рукописи проведена в рамках государственного задания без привлечения дополнительного финансирования со стороны третьих лиц.

Конфликт интересов. Авторы данной статьи подтвердили отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

Участие авторов. Все авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE (все авторы внесли существенный вклад в разработку концепции, проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией).

Примечание:

1 Приказ Минздрава России от 21.06.2013 № 395н «Об утверждении норм лечебного питания». Режим доступа: https://legalacts.ru/doc/prikaz-minzdrava-rossii- ot-21062013-n-395n/. Дата обращения: 15.03.2020.

×

About the authors

Khaider Kh. Sharafetdinov

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology; Russian Medical Academy of Continuing Professional Education; I.M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Author for correspondence.
Email: sharafandr@mail.ru
SPIN-code: 1236-8210

MD, PhD, Professor

Russian Federation, Ustinskiy proezd, 109240, Moscow, Russia; Moscow; Moscow

Vera M. Kodentsova

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: kodentsova@ion.ru
ORCID iD: 0000-0002-5288-1132

MD, PhD, Professor

Russian Federation, Moscow

Oksana A. Vrzhesinskaya

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: vr.oksana@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-8973-8153

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

Olga V. Kosheleva

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: kosheleva@ion.ru
ORCID iD: 0000-0003-2391-9880

MD

Russian Federation, Moscow

Nina A. Beketova

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: beketova@ion.ru
ORCID iD: 0000-0003-2810-2351

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

Svetlana N. Leonenko

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: svetlanaleonenko6@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-0048-4220

MD

Russian Federation, Moscow

Oxana A. Plotnikova

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: plot_oks@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-6061-0095

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

Pilipenko Pilipenko

Federal State Budgetary Institution of Science “Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology”

Email: kushonok9@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-0628-0854
SPIN-code: 4388-9613

MD, PhD; address: 2/14, Ustinskiy proezd, 109240, Moscow, Russia

Russian Federation, Moscow

Kamilat M. Gapparova

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: kgapparova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-1223-8545

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

Vladimir I. Pilipenko

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: pilipenkowork@rambler.ru
ORCID iD: 0000-0001-5632-1880

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

Svetlana A. Derbeneva

Federal Research Center for Nutrition and Biotechnology

Email: sderbeneva@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-1876-1230

MD, PhD

Russian Federation, Moscow

References

  1. Алексеева Н.С. Взаимосвязь витамина D c компонентами метаболического синдрома // Вопросы диетологии. — 2016. — Т. 6. — № 3. — С. 38–42. [Alekseeva NS. Interrelations between vitamin D and components of metabolic syndrome. Nutrition. 2016;6(3):38–42. (In Russ).] doi: 10.20593/2224-5448-2016-3-38-42.
  2. Nath A, Tran T, Shope TR, Koch TR. Prevalence of clinical thiamine deficiency in individuals with medically complicated obesity. Nutr Res. 2017;37:29–36. doi: 10.1016/j.nutres.2016.11.012
  3. Valdés-Ramos R, Guadarrama-López AL, Martínez-Carrillo BE, Benítez-Arciniega AD. Vitamins and type 2 diabetes mellitus. Endocrine, Metabolic & Immune Disorders-Drug Targets. 2015;15(1):54–63. doi: 10.2174/1871530314666141111103217
  4. Коденцова В.М., Рисник Д.В., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Витаминно-минеральные комплексы в лечебном питании // Consilium Medicum. — 2017. — Т. 19. — № 12. — С. 76–83. [Kodentsova VM, Risnik DV, Nikitiuk DB, Tutelyan VA. Multivitamin-mineral supplementation in medical nutrition. Consilium Medicum. 2017;19(12):76–83. (In Russ).] doi: 10/26442/2075-1753_19/12/76-83
  5. Mohn E, Kern H, Saltzman E, et al. Evidence of drug–nutrient interactions with chronic use of commonly prescribed medications: an update. Pharmaceutics. 2018; 10(1):36. doi: 10.3390/pharmaceutics10010036
  6. Savasky BM, Mascotti DP, Pate N, Rodriguez-Collazo E. Nutritional and pharmacological effects on oxidative stress in soft tissue and bone remodeling. J Nutr Metab. 2018;4183407:9. doi: 10.1155/2018/4183407
  7. Iwakawa H, Nakamura Y, Fukui T, et al. Concentrations of water-soluble vitamins in blood and urinary excretion in patients with Diabetes Mellitus. Nutr Metab Insights. 2016;9:85–92. doi: 10.4137/NMI.S40595
  8. Вильмс Е.А., Турчанинов Д.В., Юнацкая Т.А., Сохошко И.А. Оценка витаминной обеспеченности населения крупного административно-хозяйственного центра Западной Сибири // Гигиена и санитария. — 2017. — Т. 96. — № 3. — С. 277–280. [Vilms EA, Turchaninov DV, Yunatskaya TA, Sokhoshko IA. Assessment of vitamin provision of the population of the large administrative and economic center of the Western Siberia. Hygiene and Sanitation. 2017;96(3):277–280. (In Russ).] doi: 10.18821/0016-9900-2017-96-3-277-280
  9. Коденцова В.М., Бекетова Н.А., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Характеристика обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации // Профилактическая медицина. — 2018. — Т. 21. — № 4. — С. 32–37. [Kodentsova VM, Beketova NA, Nikitjuk DB, Tutelyan VA. Characteristics of vitamin provision in the adult population of the Russian Federation. The Russian Journal of Preventive Medicine. 2018;21(4):32–37. (In Russ).] doi: 10.17116/profmed201821432
  10. Бекетова Н.А., Спиричев В.Б., Дербенева С.А., и др. Обеспеченность антиоксидантами и показатели липидного спектра крови пациентов с сердечно-сосудистой патологией // Вопросы питания. — 2007. — Т. 76. — № 3. — С. 11–18. [Beketova NA, Derbenyeva SA, Spirichev VB, et al. Serum levels of antioxidants and lipid metabolism in patients with cardiovascular disease. Problems of Nutrition. 2007;76(3):11–18. (In Russ).]
  11. Зыкина В.В., Шарафетдинов Х.Х., Коденцова В.М., и др. Обеспеченность витаминами и β-каротином больных сахарным диабетом типа 2 // Вопросы питания. — 2008. — Т. 77. — № 5. — С. 33–36. [Zykina VV, Sharafetdinov KhKh, Kodentsova VM, et al. Vitamin and beta-carotine sufficiency of patients suffering from type 2 diabetes. Problems of Nutrition. 2008;77(5):33–36. (In Russ).]
  12. Кошелева О.В., Бекетова Н.А., Коденцова В.М., и др. Оценка витаминного статуса пациентов с артериальной гипертензией и ожирением // Вопросы диетологии. — 2016. — Т. 6. — № 2. — С. 22–29. [Kosheleva OV, Beketova NA, Kodentsova VM, et al. Assessment of vitamin status in obese patients with arterial hypertension. Nutrition. 2016;6(2):22–29. (In Russ).] doi: 10.20953/2224-5448-2016-2-22-29
  13. Бекетова Н.А., Кошелева О.В., Вржесинская О.А., и др. Обеспеченность витаминами пациентов с сахарным диабетом 2 типа и ожирением в осенний период // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. — 2019. — Т. 18. — № 1. — С. 95–101. [Beketova NA, Kosheleva OV, Vrzhesinskaya OA, et al. Supply of vitamins for patients with type 2 diabetes and obesity in the autumn. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2019;18(1): 95–101. (In Russ).] doi: 10.15829/1728-8800-2019-1-95-101
  14. Якушина Л.М., Бекетова Н.А., Бендер Е.Д., Харитончик Л.А. Использование методов ВЭЖХ для определения витаминов в биологических жидкостях и пищевых продуктах // Вопросы питания. — 1993. — № 1. — С. 43–48. [Iakushina LM, Beketova NA, Bender ED, Kharitonchik LA. Methods of high-performance liquid chromatography for determining vitamin levels in biologic fluids and food products. Problems of Nutrition. 1993;(1):43–48. (In Russ).]
  15. Kodentsova V, Vrzhesinskaya O, Spirichev V. Fluorometric riboflavin titration in plasma by riboflavinbinding apoprotein as a method for vitamin B2 status assessment. Ann Nutr Metab. 1995;39(6):355–360. doi: 10.1159/000177885
  16. Коденцова В.М., Харитончик Л.А., Вржесинская О.А., и др. Уточнение критериев обеспеченности организма витамином С // Вопросы медицинской химии. — 1995. — Т. 41. — № 1. — С. 53–57. [Kodentsova VM, Kharitonchik LA, Vrzhesinskaia OA, et al. Refining criteria for supplying the body with vitamin C. Biomeditsinskaya Khimiya. 1995;41(1):53–57. (In Russ).]
  17. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987–2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН) // Вопросы питания. — 2010. — Т. 79. — № 3. — С. 68–72. [Kodentsova VM, Vrzhesinskaya OA, Spirichev VB. The alteration of vitamin status of adult population of the Russian Federation in 1987–2009 (To the 40th anniversary of the Laboratory of vitamins and minerals of Institute of Nutrition at Russian Academy of Medical Sciences). Problems of Nutrition. 2010;79(3):68–72. (In Russ).]
  18. Lopis-González A, Rubio-López N, Pineda-Alonso M, et al. Hypertension and the fat-soluble vitamins A, D and E. Int J Environ Res Public Health. 2015;12(3):2793–2809. doi: 10.3390/ijerph120302793
  19. Stuetz W, Weber D, Dollé ME, et al. Plasma carotenoids, tocopherols, and retinol in the age-stratified (35–74 years) general population: a cross-sectional study in six European countries. Nutrients. 2016;8(10):614. doi: 10.3390/nu8100614
  20. Котеров А.Н. Критерии причинности в медико-биологических дисциплинах: история, сущность и радиационный аспект. Сообщение 1. Постановка проблемы, понятие о причинах и причинности, ложные ассоциации // Радиационная биология. Радиоэкология. — 2019. — Т. 59. — № 1. — С. 5–36. [Koterov AN. Causal criteria in medical and biological disciplines: history, essence and radiation aspect. Report 1. Problem statement, conception of causes and causation, false associations. Radiation biology. Radioecology. 2019;59(1):5–36. (In Russ).] doi: 10.1134/S0869803119010065
  21. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Витаминная обеспеченность взрослого населения Российской Федерации (1987–2017 гг.) // Вопросы питания. — 2018. — Т. 87. — № 4. — С. 62–68. [Kodentsova VM, Vrzhesinskaya OA, Nikityuk DB, Tutelyan VA. Vitamin status of adult population of the Russian Federation: 1987–2017. Problems of Nutrition. 2018;87(4):62–68. (In Russ).] doi: 10.24411/0042-8833-2018-10043
  22. Коденцова В.М., Рисник Д.В. Витамин D: медицинские и социально-экономические аспекты // Вопросы диетологии. — 2017. — Т. 7. — № 2. — С. 33–40. [Kodentsova VM, Risnik DV. Vitamin D: medical and socio-economic aspects. Nutrition. 2017;7(2): 33–40. Nutrition. 2017;7(2):33–40. (In Russ).] doi: 10.20953/2224-5448-2017-2-33-40
  23. Mozos I, Stoian D, Luca CT. Crosstalk between vitamins A, B12, D, K, C, and E status and arterial stiffnes. Dis Markers. 2017;2017:8784971. doi: 10.1155/2017/8784971
  24. Kancherla V, Garn JV, Zakai NA, et al. multivitamin use and serum vitamin B12 concentrations in older-adult metformin users in REGARDS, 2003–2007. PloS One. 2016;11(8):e0160802. doi: 10.1371/journal.pone.0160802
  25. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Витаминно-минеральные комплексы: соотношение доза–эффект // Вопросы питания. — 2006. — Т. 75. — № 1. — С. 30–39. [Kodentsova VM, Vrzhesinskaya OA. Multivitamin-mineral complexes dosa–effect correlation. Problems of Nutrition. 2006;75(1):30–39. (In Russ).]

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2020 Sharafetdinov K.K., Kodentsova V.M., Vrzhesinskaya O.A., Kosheleva O.V., Beketova N.A., Leonenko S.N., Plotnikova O.A., Pilipenko P., Gapparova K.M., Pilipenko V.I., Derbeneva S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies