QUANTITATIVE ANALYSIS OF CHANGES IN NATIVE MRI SIGNAL INTENSITY IN PATIENTS WITH FOCAL LIVER LESIONS

Abstract


Study objective: Investigating the potential of the quantitative analysis of native MRI in patients having focal liver lesions. Material and methods: MRI at 1,5 T was used to examine 256 patients (414 focal liver lesions). The quantitative values of the intensity of signals from liver lesions, intact liver parenchyma, major blood vessels, and other abdominal organs were treated statistically. Coefficients based on the ratios of measured parameters in different organs, different liver segments, and at a defined liver site upon different impulse patterns were calculated. Results: The most informative in variance analysis was the ratio of signal intensity from a lesion and the corresponding parameter of intact liver parenchyma in a T2-weighted image. The highest values of such ratio were found for ascitic formations, whereas the lowest, for steatotic cirrhotic foci. Also informative were chemical shift sequence and VIBE. Conclusion: Quantitative analysis of MRI data provides for detailed assessment of changes in focal liver lesions, thus minimizing the subjective interferences. Native studies are effective in differential diagnostics of simple and parasitic cysts, steatosis, and hemangiomas.

Введение. Очаговые поражения печени встречаются достаточно часто, их своевременное выявление, дифференциальная диагностика и лечение являются важными проблемами клинической медицины [1-8]. В настоящее время наблюдается достоверное увеличение числа больных, преимущественно за счет онкологических пациентов [9, 10]. Ежегодно в мире регистрируется свыше 600 000 первично выявленных случаев гепатоцеллюлярного рака [3, 11]. При этом если в Европе и Северной Америке частота встречаемости не превышает 3:100 000 жителей, то в странах Азии и Африки она в 30 раз выше [9, 12]. 58 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 1 Еще больше распространены вторичные поражения печени (по данным некоторых авторов, они выявляются в 20-40 раз чаще первичных опухолей). Среди различных органов и тканей печень поражается метастазами наиболее часто [10, 13]. Практически у каждого третьего больного, умершего от онкологического заболевания, в печени по данным патоморфологического исследования определяются вторичные изменения [14]. Очаговые доброкачественные поражения печени, нередко безопасные для пациентов сами по себе, могут нести скрытую угрозу, имитируя или, напротив, маскируя злокачественный процесс [15, 16]. За последние несколько лет в отдельных эндемических регионах нашей страны (Республика Дагестан) число больных эхинококкозом увеличилось в 2,5 раза; более чем в два раза повысилось количество осложненных форм заболевания [17]. Непаразитарные абсцессы печени выявляют у 0,5-5,2% госпитализированных больных [18]. При этом бессимптомное и медленное развитие ряда заболеваний, сложность диагностического поиска и неоднозначность его результатов существенно затрудняют диагностику и лечение. Следует отметить, что целесообразность, объем и эффективность лечебных мероприятий зависят, прежде всего, от характера имеющихся изменений в печени и стадии развития процесса. Нередко стадия заболевания является противопоказанием к радикальной терапии. В других же случаях своевременное и адекватное вмешательство позволяет полностью излечить пациента. Неоценимую помощь в ответе на данные вопросы оказывает применение лучевых методов исследования [19-21]. За последние годы магнитно-резонансная томография (МРТ) стала одним из ведущих методов неинвазивной диагностики патологических изменений паренхиматозных органов живота. Однако подавляющее большинство научных работ и других публикаций, представленных в литературе в данной области, ограничиваются описанием лишь качественных изменений интенсивности сигнала при той или иной патологии, что, по нашему мнению, не позволяет в полной мере реализовать потенциальные возможности метода. Поэтому поиск новых подходов к анализу магнитно-резонансных томограмм, в том числе с применением количественных измерений интенсивности сигнала, определение соответствующих дифференциально-диагностических критериев, а также оценка их эффективности являются актуальной научной проблемой современной медицины. Материалы и методы исследования. Нами обследованы 256 пациентов (133 мужчины и 123 женщины) с различными образованиями печени, проходивших обследование на кафедре рентгенологии и радио логии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова в период с 2004 по 2013 г. Возраст пациентов варьировал от 13 до 90 лет и в среднем составил 56±14,5 года. Сканирование выполняли на высокопольных МР-томографах Magnetom Symphony и Magnetom Sonata (Siemens, Германия) с индукцией магнитного поля 1,5 Тл и применением поверхностной катушки для тела (CP Body Array Coil или CP Body Flex Array). Углубленному анализу подверглись 414 очаговых поражений печени. Распределение образований по характеру выявленной патологии представлено в табл. 1. Таблица 1 Распределение очаговых поражений печени по характеру изменений при количественном анализе измерений интенсивности МР>сигнала Нозологическая форма Количество очагов абс. % Доброкачественные с бразовани I Кисты печени 34 8,2 Гемангиомы 56 13,5 Очаговая узловая гиперплазия 29 7,0 Очаговый жировоЗ гепатоз 13 3,1 Цирротические узлы 8 1,9 Абсцессы печени 12 2,9 Эхинококковые кисты 12 2,9 Злокачественные образования Первичный характер Гепатоцеллюлярный рак 30 7,2 Холангиоцеллюлярный рак 13 3,1 Вторичный характер Гиперваскулярные метастазы 13 3,1 Гиповаскулярные метастазы 194 46,9 Всего 414 100 С целью поиска новых подходов к изучению трансформации ткани печени в очагах ее поражения, а также выявления дополнительных дифференциально-диагностических критериев нами проведен углубленный статистический анализ количественных значений интенсивности МР -сигнала в патологических образованиях, интактной паренхиме печени, а также крупных сосудах (брюшной отдел аорты, нижняя полая вена) и других паренхиматозных органах живота (поджелудочная железа, селезенка, почки). Измерения проводились следующим образом: на полученных томограммах с помощью встроенного программного обеспечения томографа выбирались соответствующие зоны интереса (округ МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 1 59 лой или овальной формы), после чего в автоматическом режиме проходило вычисление абсолютных значений интенсивности сигнала в перечисленных выше структурах, а также среднеквадратичное отклонение данного показателя (рис. 1). Рис. 1. Пример измерения интенсивности сигнала в патологическом образовании, интактной паренхиме печени, а также крупных сосудах и других паренхиматозных органах живота при анализе импульсной последовательности Vibe (овалами выделены зоны интересы, где произведены вычисления). Поскольку интенсивность сигнала от каждой конкретной точки тела человека, находящегося в МР-томографе, зависит от целого ряда факторов (удаленность от изоцентра аппарата, однородность магнитного поля, физические характеристики соседних тканей и т. д.) и может нелинейно изменяться в довольно широком диапазоне, исследовать ее абсолютное значение некорректно. Поэтому мы в дальнейшем анализе пользовались различными коэффициентами, рассчитываемыми на основании соотношения измеренных величин в нескольких органах, в различных участках печени или в одной и той же области печени при разных импульсных последовательностях. Так, для изучения интенсивности сигнала в опухолевом узле пользовались следующими соотношениями: «Очаг/Печень», «Очаг/Селезенка», «Очаг/Поджелудочная», «Очаг/Почка», «Очаг/Аорта», «Очаг/НПВ» для каждой импульсной последовательности (T2 Haste, T1 Flash, Trufi, Vibe и т. д.). Оценку связи этиологии очагового поражения печени с показателями, измеренными в количественной шкале, проводили с применением однофакторного дисперсионного анализа. Изучали разложение дисперсии показателей на составляющие по влиянию контролируемого фактора (этиологии очагового поражения органа) и дисперсию, вызываемую действием неконтролируемых случайных факторов и ошибками измерения. Парные сравнения проводились при помощи метода множественных сравнений в рамках дисперсионного анализа с использованием метода LSD Test (множественное сравнение групп, основанное на применении критерия Стьюдента). Кроме того, в своей работе мы попытались выявить внутренние закономерности, позволяющие по данным количественного измерения интенсивности МР-сиг-нала в той или иной области отнести пациента с очаговым поражением печени к группе с конкретной нозологической формой. С этой целью использовали дискриминантный анализ с разработкой многомерных математических моделей дифференциальной диагностики рассматриваемых нозологических форм. Результаты и их обсуждение. Самыми информативными коэффициентами с точки зрения дисперсионного анализа оказались соотношения интенсивности сигнала, измеренного в очаге поражения к соответствующему параметру интактной паренхимы органа (табл. 2). Наиболее значимыми были результаты оценки Т2-взвешенных изображений (ВИ) (последовательности: Т2 Haste, T2 с жироподавлением и двумя TE, T2 Trufi). Так, для коэффициента «Очаг/Печень», вычисленного при анализе последовательности T2 Haste, получено самое высокое значение критерия Фишера по результатам дисперсионного анализа. LSD -тест подтвердил, что значение данного соотношения в кистах, гемангиомах и очагах эхинококковой инвазии статистически значимо отличалось от такового в других образованиях печени и между собой (везде p<0,05). Также статистически значимы были различия средних значений показателя в цирротических узлах и абсцессах, очагах узловой гиперплазии и абсцессах и др. Поскольку речь идет о Т2-ВИ, наиболее высокие цифры данного соотношения были получены в жидкостных образованиях (рис. 2). В порядке убывания значения: кисты, очаги эхинококкового поражения, гемангиомы, абсцессы (4,92±1,68, 3,56±1,84, 2,86±0,80 и 2,09±0,70 соответственно). Самые низкие показатели имели цирротические узлы (1,09±0,25), что обусловлено, по всей видимости, фиброзным компонентом данных структур, а также отложениями гемосидерина, демонстрирующими сигнал крайне низкой интенсивности. Схожий характер изменений наблюдали и на других Т2-ВИ, полученных с применением иных импульсных последовательностей или параметров сканирования: T2 Haste с матрицей сканирования 320x320 пикселей, Т2-тяжело взвешенных томограммах с применением жироподавления и двух TE, T2 Trufi (Т2 Haste 320, T2+T2, T2 Trufi соответ 60 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 1 Таблица 2 Информативность признаков, полученных при традиционной нативной МРТ Признак F P Очаг/Печень (Т2 Haste) 62,2 <0,000001 Очаг/Печень (Т2 Haste 320) 56,1 <0,000001 Очаг/НПВ (Т2 Haste 320) 46,5 <0,000001 Очаг/Селезенка (Т2 Haste 320) 37,6 <0,000001 Очаг/Аорта (Т2 Haste 320) 32,7 <0,000001 Очаг/Печень (Т2+Т2 при ТЕ=170 мс) 31,4 <0,000001 Очаг/Печень (Т2 Trufi) 29,3 <0,000001 Очаг/Селезенка (Т2 Haste) 20,5 <0,000001 Очаг (Т1 in phase/Tl out of phase) 12,3 <0,000001 Очаг/Печень (Vibe) 9,8 <0,000001 F - критерий Фишера, р - уровень значимости. ственно). Однако в подобных случаях достоверных различий при попарном сравнении рассматриваемых очагов было меньше. Сравнивая результаты анализа Т2-ВИ с жироподавлением коротким и длинным TE (T2+T2) 6- ?5· SS X сч 4 Ь л а а 4) J ε с ■> 2 Л !Ґ О Н о Гемангиомы селезенка (см. табл. 2). Менее информативны в данном плане были поджелудочная железа и почки. Среди перечисленных коэффициентов заслуживает внимания «Очаг/Селезенка (T2 Haste)», который с учетом представленных выше данных Абсцессы Ф ожг ф -J? «г / Эхинококк 'и I Цирр. Код патологии: 1 - Кисты 2 - Гемангиомы 3-ФНГ 5-ГЦР 6 - МТС гиперваск. 7 - МТС гиповаск. 8-ОЖГ 10-ХЦР 11 - Абсцессы 12 - Цирротич. узлы 14 - Эхинококк 1 3 5 6 7 8 10 11 12 14 Код патологии Рис. 2. Распределение значений коэффициента, отражающего соотношение интенсивности сигнала, измеренного в очаге поражения печени, к аналогичному параметру интактной паренхимы органа на изображениях последовательности T2 Haste. Наиболее высокие показатели получены в жидкостных образованиях (простые и паразитарные кисты, гемангиомы, некоторые абсцессы), которые характеризовались резко гиперинтенсивным сигналом на Т2-ВИ. Очаги жирового гепатоза и цирротические узлы на данных томограммах визуализировались плохо, поэтому величина рассматриваемого параметра в них была близкой к единице. с точки зрения вклада в дисперсию на базе аналогичного соотношения «Очаг/Печень», следует отметить превосходство второй серии томограмм (критерий Фишера 31,4 и 4,7, соответственно), однако обе эти последовательности уступают в данном отношении T2 Haste как со стандартной матрицей, так и с разрешением 320x320 пикселей (см. табл. 2). Достоверные различия в группах на базе Т2-ВИ обнаружили не только в отношении интенсивности сигнала в патологическом очаге не только к интакт-ной ткани печени, но и к другим паренхиматозным органам и крупным сосудам живота: аорта, НПВ, «Очаг/Печень (T2 Haste)» в большинстве случаев (на основании LSD -теста) позволял вычленить группу абсцессов печени. С точки зрения выделения среди остальных поражений печени образований, содержащих включения жировой ткани, весьма информативной оказалась последовательность, предполагающая получение изображений химического сдвига (спектрального жироподавления). Значимый показатель - соотношение интенсивности сигнала в рассматриваемом очаге на Т1-ВИ по фазе и аналогичного измерения в проти-вофазе «Очаг (T1 inphase/T1 outofphase)» (рис. 3). МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 1 61 На диаграмме видно, что очаги ОЖГ имели самое личным содержанием в них триглицеридов. высокое значение данного соотношения 1,8±0,3 В остальных группах образований печени данное (p<0,05), что обусловлено существенным измене- соотношение стремилось к единице и достоверно не нием интенсивности сигнала на томограммах со отличалось. 2,2 I 1.8 Н <и 1,6 -S. 1,4 .5 Н 1,2 б 1·°· 0,8 ГЦР ОЖГ Т Код патологии: 1 - Кисты 2 - Гемангиомы 3-ФНГ 5-ГЦР 6 - МТС гиперваск. 7 - МТС гиповаск. 8-ОЖГ 10-ХЦР 11 - Абсцессы 12 - Цирротич. узлы 14 - Эхинококк 6 7 8 Код патологии 10 И 12 14 Рис. 3. Распределение значений коэффициента, отражающего соотношение интенсивности сигнала, измеренного в очаге поражения печени на томограммах T1 Flash по фазе (inphase), и аналогичного показателя в противофазе (outofphase). Большинство образований в своей структуре жировую ткань не содержало, поэтому значение коэффициента для них было близким к единице. На этом фоне резко выделялись очаги жирового гепатоза и гепатокарциномы. спектральным жироподавлением по сравнению с синфазными изображениями. Кроме того, было установлено, что узлы гепатокарциномы (ГЦР) также достоверно отличаются по данному показателю от других образований печени (p<0,05) - соотношение 1,36±0,99. Известно, что в узлах ГЦР 1,4 _ 1,2 1,00,80,60,4 0,2 При анализе других Т1-ВИ наиболее значимые результаты были получены с использованием импульсной последовательности Vibe, коэффициент «Очаг/Печень (Vibe)» (рис. 4). Самое высокое значение данного показателя (1,17±0,25) наблюдалось в цирротических узлах, -Q £ ε с еЗ э* о Цирр-v I □ т I 4 's т ϊ\ Кисты ß Эхинококк Код патологии: 1 - Кисты 2 - Гемангиомы 3-ФНГ 5-ГЦР 6 - МТС гиперваск. 7 - МТС гиповаск. 8-ОЖГ 10 - ХЦР 11 - Абсцессы 12 - Цирротич. узлы 14 - Эхинококк 6 7 8 Код патологии 10 11 12 14 Рис. 4. Распределение значений коэффициента, отражающего соотношение интенсивности сигнала, измеренного в очаге поражения печени, и аналогичного параметра интактной паренхимы органа на изображениях последовательности T1 Vibe. Большинство образований печени на соответствующих томограммах демонстрировало пониженные сигнальные характеристики, поэтому рассматриваемый коэффициент в них был меньше единицы. На этом фоне выделялись цирротические узлы, которые нередко содержали гемосидерин, а потому были гиперинтенсивными. нередко присутствуют включения жировой ткани что обусловлено, по всей видимости, наличием в них (Schneider G., Grazioli L., Saini S., 2006), поэтому гемосидерина, повышающего интенсивность сигнала данные изменения логично отражают соответствую- на Т1-ВИ. Полученные в этой группе результаты щую структуру рассматриваемых очагов, а суще- достоверно отличались от остальных очаговых пораственный разброс полученных данных (большая жений печени (p<0,05), где в подавляющем больвеличина стандартного отклонения) обусловлен раз- шинстве случаев значение данного показателя было 62 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2016 г., ТОМ 16, № 1 меньше единицы. Наиболее низкие результаты (гипоинтенсивные образования) были получены в простых и эхинококковых кистах печени (0,58±0,52 и 0,48±0,11 соответственно). Таким образом, при обработке данных нативного сканирования, количественный анализ интенсивности сигнала в очагах поражения печени и других структурах живота позволяет достаточно уверено различить кисты, гемангиомы, ОЖГ и области эхинококковой инвазии. Вместе с тем изучение коэффициентов в опухолях метастатического характера, ФНГ и ХЦР, полученных при анализе нативных изображений, статистически достоверных различий не дало. При построении математических моделей наилучшие результаты также были получены для диагностики простых и паразитарных кист, а также ОЖГ (эффективность модели до 70-75%), в то время как при очагах ГЦР цифры оказались значительно скромнее (эффективность 16-20%). Общая эффективность наиболее удачной, на наш взгляд, модели для всех рассмотренных образований печени составила 58,4%. Заключение. Магнитно-резонансная томография является высокоинформативным методом диагностики патологии гепатобилиарной системы. Оценка количественных характеристик интенсивности МР -сигнала в очагах поражения печени, крупных сосудах и других паренхиматозных органах живота позволяет детально изучить характер имеющихся изменений в области сканирования, а также проводить сопоставление полученных данных с результатами аналогичных исследований у других пациентов, в том числе выполненных на иных МР-сканерах. Методика основана на работе с цифрами, а потому субъективный фактор в принятии решения сводится к минимуму. Предложенный подход предоставляет исследователю новый инструментарий оценки изображений, предполагающий значительно большее количество характеристик очага по сравнению с качественными параметрами. Вместе с этим следует признать, что исключительно традиционное нативное МР-исследование эффективно для диагностики только простых и паразитарных кист, ОЖГ, а также, отчасти, гемангиом. Для дифференциальной диагностики остальных очаговых поражений печени этих данных оказывается недостаточно.

S S Bagnenko

S. M. Kirov Military Medical Academy

Email: bagnenko_ss@mail.ru
Radiology Department

I S Zheleznyak

S. M. Kirov Military Medical Academy

Email: igzh@bk.ru
Radiology Department

I V Boykov

S. M. Kirov Military Medical Academy

Email: qwertycooolt@mail.ru
Radiology Department

T E Rameshvili

S. M. Kirov Military Medical Academy

Radiology Department

V N Malakhovsky

S. M. Kirov Military Medical Academy

Email: malakhovskyvova@gmail.com
Radiology Department

  1. Кармазановский Г. Г., Шимановский Н. Л. Диагностическая эффективность нового магнитно-резонансного контрастного средства Примовист (гадоксетовая кислота) при выявлении первичных и вторичных опухолей печени // Медицинская визуализация.- 2007.- № 6.- С. 135-143.
  2. Парфенова А. А. Дифференциальная диагностика очаговых поражении печени в определении показаний к их малоинвазивному хирургическому лечению: автореф. дис.. канд. мед. наук /Волгоградск. гос. мед. ун-т.- Волгоград, 2009.- 25 с.
  3. Алентьев С. А. Эндоваскулярные и эндобилиарные вмешательства в гепатопанкреатобилиарной хирургии: автореф. дис.. д-ра мед.наук / ВМедА им. С. М. Кирова.- СПб., 2010.- 41 с.
  4. Бахмутова Е. Е. Роль болюсного контрастного усиления томографических изображений в дифференциальной диагностике гиперваскулярных очаговых образований печени: автореф. дис.. канд. мед. наук.- М., 2010.- 25 с.
  5. Ратников В. А., Кузнецов С. В., Савельева Т. В. и др. Магнитно-резонансная томография гепатобилиарной системы с применением Примовиста: современное состояние проблемы // Лучевая диагностика и терапия.- 2010.- Т. 1, № 1.- С. 53-64.
  6. Акчурина Э. Д. Диффузионно-взвешенные изображения в комплексной лучевой диагностике очаговых поражений печени: автореф. дис.. канд. мед. наук / РМАПО.- М., 2011.- 20 с.
  7. Federle M. P., Jeffrey R. B., Woodward P. J. et al. Diagnostic imaging: abdomen.- 2nd ed.- Salt Lake City (Utah): Amirsys, 2010.- 1288 p.
  8. Alicioglu B., Guler O., Bulakbasi N. et al. Utility of semiquantitative parameters to differentiate benign and malignant focal hepatic lesions // Clinical imaging.- 2013.- Vol. 37, № 4.- P. 692-696.
  9. Гранов Д. А. Трансплантация печени при гепатоцеллюлярном раке // Практическая онкология.- 2008.- Т. 9, № 4.- С. 237-240.
  10. Розенгауз Е. В. Роль компьютерной томографии в выборе тактики и оценке результатов лечения злокачественных опухолей печени: дис.. д-ра мед. наук / Е. В. Розенгауз - СПб., 2008.- 188 с.
  11. Гарин A. M., Базин И. С. Десять наиболее распространенных злокачественных опухолей.- M.: КМК, 2006.- 266 с.
  12. MRI of the liver / еd. by G. Shneider, L. Grazioli, S. Saini.- 2nd ed.- Milan; Berlin; Heidelberg; New York: Springer, 2006.- 432 p.
  13. Медведева Б. М. Возможности РКТ и МРТ в диагностике метастатического поражения печени // Практическая онкология.- 2008.- Т. 9, № 4.- С. 194-196.
  14. Калашников П. А. Современная компьютерная томография при опухолях печени / П. А. Калашников; под ред. проф. Л. А. Тютина.- СПб.: Фолиант, 2010.- 152 с.
  15. Ратников В. А. Высокопольная (1,5 Т) магнитно-резонансная томография в диагностике неопухолевых заболеваний печени и желчных путей: автореф. дис.. д-ра мед.наук / ВМедА им. С. М. Кирова.- СПб., 2003.- 44 с.
  16. Прокоп М., Галански М. Спиральная и многослойная компьютерная томография: в 2 т. / пер. с англ. под ред. А. В. Зубарева, Ш. Ш. Шотемора.- М.: МЕДпресс-информ, 2007.- Т. 2.- 710 с.
  17. Черемисинов О. В. Комплексная дифференциальная лучевая диагностика при хирургическом лечении альвеококкоза и эхинококкоза: автореф. дис.. д-ра мед. наук / Институт хирургии им. А. В. Вишневского РАМН.- М., 2005.- 46 с.
  18. Бойко В. В., Макаров В. В., Токарев А. В. и др. Диагностика и лечение острой эмпиемы плевры при прорывах в плевральную полость непаразитарных абсцессов печени // Експериментальна і клінічна медицина. - 2011.- № 2 (51).- С. 156-158.
  19. Лукьянченко А. Б., Долгушин Б. И., Шолохов В. Н. Радиологические методы диагностики опухолевых и опухолевидных поражений печени // Вместе против рака.- 2005.- [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://netoncology.ru/expert/diagnostics/diagnostic_methods/1398/
  20. Гранов А. М., Тютин Л. А., Поздняков А. В. Современные возможности лучевой диагностики рака печени // Вопросы онкологии.- 2008.- Т. 54, № 4.- С. 410-416.
  21. Parikh T., Drew S. J., Lee V. S. et al. Focal liver lesion detection and characterization with diffusion-weighted MR imaging: comparison with standard breath-hold T2 weighted imaging // Radiology.- 2008.- Vol. 246.- P. 812-822.

Views

Abstract - 13

PDF (Russian) - 0

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Bagnenko S.S., Zheleznyak I.S., Boykov I.V., Rameshvili T.E., Malakhovsky V.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies