ANALYSIS OF LACTOFERRIN CONCENTRATION AND IRON/COPPER SATURATION IN BREAST MILK WOMEN FROM DAY 1 TO 5 YEARS OF LACTATION

Abstract


Breast feeding of children older than one year is widely discussed in pediatric circles. Our aim was to study the concentrations of lactoferrin (LF) and its saturation with iron and copper in breast milk of women residing in Saint-Petersburg. Fifteen women that kept lactating for 2 years voluntarily provided samples of breast milk (over 7000 samples) in which LF was assayed. LF concentration was measured in 384 samples (100 ml) of breast milk and, upon the protein’s isolation, its saturation with iron and copper were established. Saturation of LF with iron and copper varied from 6 to 9% and from 2 to 3%, respectively. During the first week of lactation LF content in colostrum was 2-8 mg/ml, after which its concentration decreased gradually to 0,5-2,0 mg/ml by the end the 12th month. During the next 12 months it was 0,5-1,0 mg/ml. Only 24 samples were obtained from women lactating over 2 years, the longest term being 5 years. LF content in those samples was 2-5 mg/ml, which resembled colostrum. Considering average amounts of breast milk fed by lactating women to their children, a rough estimate shows that a child receives over 50 mg LF daily, which is close to curative doses of LF used in treatment of patients with tumors. Our results call in question the viewpoint, widely accepted by pediatricians of St.-Petersburg, i.e. that after the first year of lactation breast milk contains no valuable components.

Введение. Впервые лактоферрин (ЛФ) молока был описан в 1939 году [1]. ЛФ входит в семейство трансферринов и, подобно другим представителям этого семейства, трансферрину и овотрансферрину, состоит из двух гомологичных долей: N- и С-долей, названных соответственно концам полипептидной цепи ЛФ. Такое «двудольное» строение обеспечивает ЛФ ряд удивительных динамических свойств в отношении связывания металлов переходной группы. Расщелина в каждой из долей ЛФ соответствует классическим двухдоменным связывающим белкам, общим для обширного семейства бактериальных периплазматичес- МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 1 81 ких белков, участвующих в транспорте ионов и других малых молекул. Каждая молекула ЛФ прочно связывает два иона Fe3+. Образование комплекса с ионами Fe3+ идет в присутствии бикарбонатных ионов: 2Fe3++2HCO- +ЛФ(Н3)2^ЛФРв2(НСО-)2+6Н+ [2]. Константа связывания для иона Fe3+ составляет ~1020 М 1, а для Fe2+ только ~103 М 1. Связанный атом примерно на 10 Â углублен внутрь белковой глобулы, что объясняет прочность комплекса ЛФ с Fe3+ [3]. Металлосвязывающий сайт ЛФ обладает сродством к широкому спектру ионов, широко варьирующих по размеру и степени окисления (от +2 до +5): Zn2+, Cr3+, Co3+, Mn2+, Mn3+ Cd2+, Ni2+, VO2+, VO+, ионы лантаноидов и Th4+ [4]. Лигандами для ионов меди служат те же боковые цепи аминокислот, что и для ионов железа. Положение атомов меди смещено по сравнению с атомами железа на 1,0 Â в N-доле и на 0,3 Â в С-доле. Разница размера и заряда между Cu2+ и Fe3+ приводит к довольно слабому смещению атомов в аминокислотах, лиганди-рующих ион металла, которое не влияет на структуру белка в целом. Последнее, кроме данных кристаллографии, подтверждается способностью Cu2 ЛФ связываться с лактоферриновым рецептором [5]. Несмотря на идентичность аминокислотных лигандов в металлосвязывающих сайтах ЛФ и трансферрина, ионы железа сильнее связываются с ЛФ. Полагают, что одна из причин этого состоит в том, что соединяющий N- и С-доли пептид в ЛФ принимает конформацию а-спирали, тогда как в трансферрине этот участок имеет менее упорядоченную структуру из-за присутствующих в нем остатков пролина. Еще одним фактором, влияющим на прочность связывания Fe3+, является взаимодействие между долями [4]. Лактоферрин в большом количестве содержится в молозиве (7 мг/мл) и грудном молоке (1-4 мг/мл) [6]. Кроме того, этот белок обнаружен в различных секретах экзокринных желез, включая слезную жидкость (1 мг/мл), слюну (10-32 мкг/мл, достигает 14 мг/мл при паротите), семенную жидкость (1 мг/мл), цервикальную слизь (370 мкг/мл), бронхиальную слизь (1 мг/мл), желчь (20 мкг/мл) и панкреатический сок, уровень ЛФ в котором меняется при различных заболеваниях поджелудочной железы. ЛФ обнаружен также в секреторных гранулах ней-трофильных лейкоцитов. Следует отметить, что только для человека описано высокое содержание ЛФ и в молоке, и в гранулах нейтрофилов, тогда как у других видов млекопитающих содержание ЛФ может быть значительно ниже. Грудное молоко содержит 0,26-0,73 мкг/мл железа. Из этого количества до 46% связано с жировы ми фракциями, преимущественно с наружной мембраной, окружающей жировую глобулу, включающую ксантин-оксидазу и щелочную фосфатазу; небольшая доля связана с казеином, 18-56% связано с высокомолекулярными фракциями и только 1 - 4% - с ЛФ. Лишь 6-8% ЛФ насыщено железом, т. е. большая часть ЛФ находится в апо-форме [7]. Лактоферрин можно считать белком из категории «moonlight proteins», имеющих две и более различных функций [8]. Поскольку конкретные физиологические эффекты ЛФ достигаются посредством нескольких молекулярных механизмов, ряд интереснейших свойств ЛФ, обеспечивающих сочетание уникальных функций в данной молекуле, удобнее рассматривать, пользуясь схемой (рисунок). С учетом безусловной важности железа как микроэлемента высокое содержание ЛФ в молоке человека указывает на роль этого белка в адсорбции железа у новорожденных. Рецепторы для ЛФ выявлены на поверхности слизистой оболочки тонкого кишечника человека, макаки резус, свиньи и мыши [9]. Предполагается, что роль ЛФ при вскармливании заключается в маскировании железа в молоке [10]. Это подтверждается экспериментами по вскармливанию младенцев молоком, содержащим ЛФ, и искусственно освобожденным от ЛФ. Поглощение железа было выше при вскармливании молоком, лишенным ЛФ, что подтверждает роль ЛФ как белка, ограничивающего потребление железа новорожденными, а не способствующего его усваиванию [11]. Тезис Либиха об ограничении роста питательным фактором, находящимся в «наибольшем недостатке», применим и к патогенным микробам. В связи с этим ЛФ выступает как фактор, лимитирующий содержание в среде железа, доступного для микроорганизмов. Связывая ионы железа и других металлов переменной валентности из среды и из поверхностных структур оболочек микроорганизмов, ЛФ лишает последние жизненно важных микроэлементов, входящих в состав цитохромов дыхательной цепи, каталаз, пероксидаз и супероксиддисмутаз, и снижает их резистентность к токсическому действию реактивных производных кислорода. Бактерицидное действие на энтеропатоген Escherichia coli [12], микрофлору - Streptococcus mutans, S. salivar-ius, S. mitis, S. pneumoniae, Vibrio cholerae 5698, Pseudomonas aeruginosa [13] присуще только свободному от железа ЛФ - апо-ЛФ. Создание таким белком железодефицитной среды препятствует хронической инфекции легких патогеном Pseudomonas aeruginosa [14], поскольку направленное движение микроорганизмов разобщается, что препятствует образованию микроколоний. 82 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 1 S ? S s u s < s ° S « s я , S U X . g S л H § s a c ? « < l>> oS S о X X a >> X Й £ 11 13§ 11 s a В 1998 году было показано, что грудное вскармливание уменьшает чувствительность новорожденных к инфекции Haemophilus influenzae. Этот микроорганизм вызывает отиты, синуситы, бронхиты, пневмонию, а также участвует в системных инфекциях типа менингитов, эпиглоттитов и септических артритов. Решающую роль в инфекции играют факторы колонизации: протеаза IgA1, инактивирующая IgA, и Hap адгезин, способствующий сорбции микроба на эпителии и образованию микроколоний. Показано, что ЛФ грудного молока расщепляет предшественник протеазы IgA1 и Hap адгезин на поверхности микроорганизма [15]. Позже показано, что сайтами расщепления для ЛФ являются аргинин-богатые последовательности (1379RRSRRSVR1386 в протеазе IgA и 1016VRSRRAAR1023 в Hap адгезине). Определен активный центр ЛФ, состоящий из диады S259 и K73 (см. рисунок), гомологичный бактериальным сериновым протеазам. Рекомбинантные ЛФ с заменами по этим аминокислотным остаткам не обладали протеазной активностью, в отличие от рекомбинантного ЛФ человека и рекомбинантной N-доли ЛФ, содержавших данные аминокислоты [16]. Лактофер-рин повреждает также функции белков секреторной системы III типа E. coli, участвующих в транспорте вирулентных белков на плазматическую мембрану и в цитоплазму клетки хозяина. В частности, ЛФ препятствовал гемолизу и агрегации актина, вызванных энтеропатогеном. Лактоферрин вызывал протео-литическую деградацию бактериального белка EspB, который участвует в контакте бактерии с клеткой и в образовании пор [17]. Протеолиз ЛФ вирулентных белков Shigella flexneri IpaB и IpaC препятствует проникновению микроба в клетки хозяина [18]. Взаимодействие ЛФ с полианионными молекулами (см. рисунок): ДНК, липидом А в составе ЛПС, гепарином, церулоплазмином, а также катионным белком лизоцимом, обусловлено N-концевым аргини-новым кластером ЛФ, 2RRRR5 [19, 20]. При последовательной замене данных аминокислотных остатков аффинность ЛФ к перечисленным молекулам резко снижалась, на взаимодействие влияла ионная сила NaCl. Так, при физиологической концентрации 0,15 M NaCl с ЛФ связывалось только 40% ЛПС и лизоцима, а при 0,4 M NaCl взаимодействие полностью разобщалось [19, 20]. Позже было показано, что для эффективной нейтрализации лактоферрином гепарина, с целью использования его как прокоагулянта, необходимы также а. о. R25 и R28 в близко ЛП O'} расположенном сайте RKVR [21]. Неожиданным оказалось сообщение о том, что синонимичный полиморфизм K/R29, связанный с однонуклеотидной заменой в первом экзоне гена ЛФ, приводит МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 1 83 к ювенильному периодонтиту. Указанные варианты ЛФ не отличались по способности связывать ионы железа и по антибактериальной активности в отношении грамотрицательной бактерии Actinobacillus actin-omycetemcomitans. Однако ЛФ^29 практически не проявлял бактерицидной активности против грампо-ложительных бактерий Streptococcus mutans и S. mitis и не обладал транскрипционной активностью, в отличие от ЛФ-К29 [22]. Предположение о наличии у ЛФ транскрипционной активности возникло после того, как стало известно, что ЛФ связывается с ДНК с Kd М0-8М, тогда как взаимодействие ДНК с гистонами характеризуется Kd M0-7M. В1995 году показана сиквенс-специ-фическая активация транскрипции под действием ЛФ [23]. Методом амплификации рандомных последовательностей ДНК, коиммунопреципитировавших с ЛФ, выявлено несколько консенсусных последовательностей, названных LBS (lactoferrin binding sites): GGCACTT (G/A)C, TAG A( A / G ) GAT C A AA, ACTACAGTCTACA. Следует отметить, что, хотя ЛФ активировал транскрипцию репортерных генов в трансфецированных клетках, за несколько лет не было найдено прямых генов-мишеней для ЛФ у эукариот. В 2002 году группа корейских исследователей показала прямую активацию гена интерлейкина-1р при связывании ЛФ с LBS в 5’-фланкирующей области [24]. Для активации транскрипции было достаточно N-концевого участка ЛФ, протяженностью 90 а. о., ответственного за связывание ДНК, тогда как остальная часть молекулы не вызывала активации транскрипции. Лактоферрин препятствует ряду провоспалитель-ных эффектов ЛПС: во-первых, он нейтрализует ЛПС [25], во-вторых, конкурируя с сывороточным ЛПС-связывающим белком, ЛФ препятствует связыванию ЛПС c mCD14 на поверхности макрофагов [26], в-третьих, ЛФ ингибирует продукцию активных форм кислорода нейтрофилами, блокируя связывание ЛПС с L-селектином [27], наконец, препятствуя образованию комплекса растворимого CD14 с ЛПС, ЛФ ингибирует секрецию IL-8 эндотелиальными клетками [28]. Показано, что ЛФ препятствует in vivo кожным и легочным аллергическим реакциям [29, 30]. Сверхэкспрессия ЛФ во время аллергических реакций, вероятно, препятствует продукции фактора некроза опухоли-а [30]. Лактофер-рин обезоруживает тучные клетки, ингибируя трипта-зу, химазу и катепсин G [31]. В структуре ЛФ также выявлен цистатиновый мотив Y679-K695 (см. рисунок), способный ингибировать катепсин L и, вероятно, цистеиновые протеиназы бактерий и вирусов [32]. В последние годы были проведены исследования, подтверждающие возможность использования ЛФ как стимулятора роста костной ткани in vivo. В частности, ЛФ стимулирует дифференцировку и уменьшает апоптоз остеобластов [33]. Кроме того, доза 4 мг ЛФ в 4 раза усиливала формирование костной ткани у мышей. Рекомбинантные ЛФ человека и коровы практически не отличались по эффективности стимуляции [33]. Действие ЛФ опосредовано мито-генным белком, подобным рецептору липопротеинов низкой плотности (LRP1) через p42/44 MAPK сигнальный путь [34]. Целью нашей работы было исследование содержания ЛФ и оценка его насыщения железом и медью у женщин Санкт-Петербурга в зависимости от срока лактации. Материалы и методы исследования. В работе использовали окрашенные маркеры молекулярной массы («BioRad», США), СМ-Сефадекс С-50 и Sephadex G-75 Superfine («Pharmacia», Швеция), акриламид, метиленбисакриламид, тетраметилэти-лендиамин, мединал, веронал («Reanal», Румыния), полный и неполный адъюванты Фрейнда, глицерин, Кумасси R-250, персульфат аммония, трис («Serva», Германия), глицин, SDS («Sigma», США). PBS (phosphate buffer saline) - 0,15 M NaCl, pH 7,4, 1,9 мМ Na2HPO4/8,1 мМ NaH2PO4. Для скрининга концентрации ЛФ в период от 1 дня до 2 лет лактации использовали пробы грудного молока (по 1,5 мл, всего 7224 образца) от 15 женщин (1 - 7-й дни лактации), добровольно собиравших образцы каждый день лактации. С помощью социальной сети ВКонтакте мы организовали группу «Мамочки знают свой лактоферрин», где предложили кормящим матерям Санкт-Петербурга добровольно предоставлять по 100 мл грудного молока для исследования содержания ЛФ, а также его насыщения железом и медью после препаративного выделения. Пробы грудного молока делипидирова-ли с помощью двукратного центрифугирования при 500 g и 15 000 g (4° C) в течение 10 минут. ЛФ выделяли из грудного молока с помощью ионообменной хроматографии на СМ-Сефадексе и гель-фильтрации на Сефадексе G-75 Superfine [35]. Гомогенность ЛФ подтверждалась с помощью SDS-электрофореза в ПААГ [36]. Концентрацию ЛФ оценивали методом ракетного иммуноэлектрофореза, погрешность метода не превышала 2% [37]. Насыщение ЛФ железом и медью определяли с помощью атомно-адсорбционной спектрометрии (AAnalyst 600, Perkin Elmer). Результаты и их обсуждение. В ходе первичного скрининга нами проанализировано 7224 образца грудного молока от 15 жительниц Санкт-Петербур 84 МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 1 га при ежедневном отборе проб с 1-го дня до 2 лет лактации (табл. 1). Регулярный сбор образцов для анализа в большинстве случаев начинался спустя 1 месяц. В молозиве в течение первой недели лактации концентрация ЛФ составляла 2-8 мг/мл, далее концентрация ЛФ постепенно понижалась и к первому году лактации составляла от 0,5 до 2 мг/мл. В период от 1 года до 2 лет лактации концентрация ЛФ составляла 0,5-1 мг/мл. Для исследования на- Таблица 1 Пределы концентрации лактоферрина при анализе образцов грудного молока 15 жительниц Санкт-Петербурга при ежедневном сборе Период лактации Концентрация ЛФ, мг/мл Число образцов по 1,5 мл 1 неделя 2,0-8,0 105 2-4 неделя 1,5-4,0 315 1-6 месяцев 0,5-2,0 2236 7-12 месяцев 0,25-2,0 2202 1-2 года 0,5-1,0 2386 сыщения ЛФ ионами железа и меди нами был организован сбор образцов грудного молока (по 100 мл), из которых препаративно выделяли гомогенный ЛФ, с последующей оценкой его насыщения железом и медью (табл. 2). Концентрации ЛФ на различных сроках лактации в образцах, собранных от 360 Наиболее интересно, на наш взгляд, выявленное увеличение концентрации ЛФ на поздних сроках лактации. Учитывая, что такой ЛФ на 90% находится в апо-форме, он может проявлять свои антимикробные свойства, а также свойства физиологического мимети-ка гипоксии [38], способствующего адаптации к стрессу. В пользу последнего соображения говорят наши исследования, показавшие, что при введении апо-ЛФ животным per os с водой либо с обедненным по ЛФ молоком коровы происходит стабилизация адаптивного транскрипционного фактора - гипоксия-индуци-бельного фактора 1-а [38]. Тот факт, что ЛФ, кроме ионов железа, может также связывать ионы меди, редко обсуждается в литературе. Одной из предпосылок для насыщения ЛФ ионами меди может быть его комплексооб-разование с медь-содержащим белком церулоплазмином [39], который в условиях окислительного стресса может передавать ионы меди ЛФ [40]. Учитывая, что концентрация меди в грудном молоке практически не изменяется в зависимости от срока лактации и составляет около 1 мг/л молока [41], несложно рассчитать, что с ЛФ может быть связано до 10% меди грудного молока. Оценка объема позднего молока позволяет предположить, что ежедневно ребенок получает с ним более 50 мг ЛФ, что близко к терапевтической дозе лактоферрина для больных онкологическими заболеваниями [42]. Результаты данного исследования Таблица 2 Пределы концентрации лактоферрина и его насыщения железом и медью при анализе образцов грудного молока 384 жительниц Санкт-Петербурга при разовом сборе образцов по 100 мл Период лактации Концентрация ЛФ, мг/мл Число образцов по 100 мл Насыщение ЛФ ионами железа, % Насыщение ЛФ ионами меди,% 1 неделя 2,0-8,0 67 7-9 2-3 2-4 неделя 1,5-4,0 104 6-9 2-3 1-6 месяцев 0,5-2,0 102 7-9 2-3 7-12 месяцев 0,25-2,0 55 6-8 2-3 1-2 года 0,5-1,0 32 7-9 2-3 2-5 лет 2,0-5,0 24 6-9 2-3 женщин, входила в пределы, определенные для 15 женщин при первичном скрининге. При этом нами дополнительно получено 24 образца грудного молока на сроках от 2 до 5 лет лактации, в которых содержание ЛФ было сопоставимо с интервалом концентраций, характерных для молозива (первая неделя лактации). Степени насыщения ЛФ ионами железа и меди практически не отличались на разных сроках лактации и составляли 6-9% и 2-3% соответственно. и многообразие защитных свойств ЛФ, освещенное во введении, ставят под сомнение распространенную среди педиатров Санкт-Петербурга точку зрения, что в грудном молоке после первого года лактации не содержится полезных для ребенка веществ. Исследование поддержано грантами РФФИ № 13-04-01191, МК-6062.2014.4 и программой РАМН «Протеом человека». Выражаем благодарности объединению консультантов по грудному вскармливанию «Азбука материнства», Центру обу- МЕДИЦИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2014 г., ТОМ 14, № 1 85 чения и поддержки семьи Мама-Сити, группе под- а также всем женщинам Санкт-Петербурга, участво-держки грудного вскармливания «Молочные феи», вавшим в данном исследовании.

V A Kostevich

Research Institute of Experimental Medicine, NW Branch of RAMS

Email: hfa-2005@yandex.ru
St.-Petersburg, Russia

A V Sokolov

Research Institute of Experimental Medicine, NW Branch of RAMS

Email: biochemsokolov@gmail.com
St.-Petersburg, Russia

E T Zakharova

Research Institute of Experimental Medicine, NW Branch of RAMS

Email: et_zakharova@mail.ru
St.-Petersburg, Russia

V B Vasilyev

Research Institute of Experimental Medicine, NW Branch of RAMS

Email: vadim@biokemis.ru
St.-Petersburg, Russia

  1. Sorensen M., Sorensen M. P. L. The proteins in whey // Compt. Rend. Trav. Lab. Carlsberg.- 1939.- Vol. 23.- P. 55-59.
  2. Masson P. L. La Lactoferrine. Proteine des Secretions Externes et des Leucocytes Neutrophiles / еd. S. A. Arscia.- Brussels, 1970.
  3. Baker E. N., Rumball S. V., Anderson B. F. Transferrins: Insights into structure and function from studies on lactoferrin // Trends Biochem. Sci.- 1987.- Vol. 12.- P. 350-353.
  4. Baker E. N. Structure and reactivity of transferrins // Adv Inorg Chem.- 1994.- Vol. 41.- P. 389-463.
  5. Baker H. M., Baker E. N. Lactoferrin and iron: structural and dynamic aspects of binding and release // Biometals.- 2004.- Vol. 17.- P. 209-216.
  6. Houghton M. R., Gracey M., Burke V. et al. Breast milk lactoferrin levels in relation to maternal nutritional status // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr.- 1985.- Vol. 4.- P. 230-233.
  7. Fransson G. B., Lonnerdal B. Iron in human milk // J. Pediatr.- 1980.- Vol. 96.- P. 380-384.
  8. Brock J. H. The physiology of lactoferrin // Biochem. Cell Biol.- 2002.- Vol. 80.- P. 1-6.
  9. Iyer S., Lonnerdal B. Lactoferrin, lactoferrin receptors and iron metabolism // Eur. J. Clin. Nutr.- 1993.- Vol. 47.- P. 232-241.
  10. Ward P. P., Mendoza-Meneses M., Cunningham G. A., Conneely O. M. Iron status in mice carrying a targeted disruption of lactoferrin // Mol. Cell. Biol.- 2003.- Vol. 23.- P. 178-185.
  11. Davidsson L., Kastenmayer P., Yuen M. et al. Influence of lactoferrin on iron absorption from human milk in infants // Pediatr. Res.- 1994.- Vol. 35.- P. 117-124.
  12. Brock J. H. Lactoferrin in human milk: its role in iron absorption and protection against enteric infection in the newborn infant // Arch. Dis. Child.- 1980.- Vol. 55.- P. 417-421.
  13. Arnold R. R., Brewer M., Gauthier J. J. Bactericidal activity of human lactoferrin. Sensitivity of a variety of microorganisms // Infect. Immun.- 1980.- Vol. 28.- P. 893-898.
  14. Singh P. K., Parsek M. R., Greenberg E. P., Welsh M. J. A component of innate immunity prevents bacterial biofilm development // Nature.- 2002.- Vol. 417.- P. 552-555.
  15. Qiu J., Hendrixson D. R., Baker E. N. et al. Human milk lactoferrin inactivates two putative colonization factors expressed by Haemophilus influenza // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.- 1998.- Vol. 95.- P. 12641-12646.
  16. Hendrixson D. R., Qiu J., Shewry S. C. et al. Human milk lactoferrin is a serine protease that cleaves Haemophilus surface proteins at arginine-rich sites // Mol. Microbiol.- 2003.- Vol. 47.- P. 607-617.
  17. Ochoa T. J., Noguera-Obenza M., Ebel F. et al. Lactoferrin impairs type III secretory system function in enteropathogenic Escherichia coli // Infect. Immun.- 2003.- Vol. 71.- P. 5149-5155.
  18. Gomez H. F., Ochoa T. J., Carlin L. G., Cleary T. G. Human lactoferrin impairs virulence of Shigella flexneri // J. Infect. Dis.- 2003.- Vol. 187.- P. 87-95.
  19. Van Berkel P. H., Geerts M. E., van Veen H. A. et al. N-terminal stretch Arg2, Arg3, Arg4 and Arg5 of human lactoferrin is essential for binding to heparin, bacterial lipopolysaccharide, human lysozyme and DNA // Biochem. J.- 1997.- Vol. 328.- P. 145-151.
  20. Соколов А. В., Пулина М. О., Рунова О. Л. и др. Комплекс церулоплазмина и лактоферрина в слезной жидкости человека // Мед. акад. журн.- 2013.- Т. 13.- С. 39-43.
  21. Wu H. M., Church F. C. Arginine 25 and arginine 28 of lactoferrin are critical for effective heparin neutralization in blood // Arch. Biochem. Biophys.- 2003.- Vol. 412.- P. 121-125.
  22. Velliyagounder K., Kaplan J. B., Furgang D. et al. One of two human lactoferrin variants exhibits increased antibacterial and transcriptional activation activities and is associated with localized juvenile periodontitis // Infec. Immun.- 2003.- Vol. 71.- P. 6141-6147.
  23. He J., Furmanksi P. Sequence specificity and transcriptional activation in the binding lactoferrin to DNA // Nature.- 1995.- Vol. 373.- P. 721-724.
  24. Son K.-N., Park J., Chung C.-K. et al. Human lactoferrin activates transcription of IL-1b gene in mammalian cells // Biochem. Biophys. Res. Commun.- 2002.- Vol. 290.- P. 236-241.
  25. Zhang G. H., Mann D. M., Tsai C. M. Neutralization of endotoxin in vitro and in vivo by a human lactoferrinderived peptide // Infect. Immun.- 1999.- Vol. 67.- P. 1353-1358.
  26. Elass-Rochard E., Legrand D., Salmon V. et al. Lactoferrin inhibits the endotoxin interaction with CD14 by competition with the lipopolysaccharide-binding protein // Infect. Immun.- 1998.- Vol. 66.- P. 486-491.
  27. Baveye S., Elass E., Mazurier J., Legrand D. Lactoferrin inhibits the binding of lipopolysaccharides to L-selectin and subsequent production of reactive oxygen species by neutrophils // FEBS Lett.- 2000.- Vol. 469.- P. 5-8.
  28. Elass E., Masson M., Mazurier J., Legrand D. Lactoferrin inhibits the lipopolysaccharide-induced expression and proteoglycan-binding ability of interleukin-8 in human endothelial cells // Infect. Immun.- 2002.- Vol. 70.- P. 1860-1866.
  29. Elrod K. C., Moore W. R., Abraham W. M., Tanaka R. D. Lactoferrin, a potent tryptase inhibitor, abolishes latephase airway responses in allergic sheep // Am. J. Respir. Crit. Care Med.- 1997.- Vol. 156.- P. 375-381.
  30. Griffiths C. E., Cumberbatch M., Tucker S. C. et al. Exogenous topical lactoferrin inhibits allergen-induced Langerhans cell migration and cutaneous inflammation in humans // Br. J. Dermatol.- 2001.- Vol. 144.- P. 715-725.
  31. He S., McEuen A. R., Blewett S. A. et al. The inhibition of mast cell activation by neutrophil lactoferrin: uptake by mast cells and interaction with tryptase, chymase and cathepsin G // Biochem. Pharmacol.- 2003.- Vol. 65.- P. 1007-1015.
  32. Ohashi A., Murata E., Yamamoto K. et al. New functions of lactoferrin and beta-casein in mammalian milk as cysteine protease inhibitors // Biochem. Biophys. Res. Commun.- 2003.- Vol. 306.- P. 98-103.
  33. Cornish J., Callon K. E., Naot D. et al. Lactoferrin is a potent regulator of bone cell activity and increases bone formation in vivo // Endocrinology.- 2004.- Vol. 145.- P. 4366-4374.
  34. Naot D., Grey A., Reid I. R., Cornish J. Lactoferrin - a novel bone growth factor // Clin. Med. Res.- 2005.- Vol. 3.- P. 93-101.
  35. Zakharova E. T., Shavlovski M. M., Bass M. G. et al. Interaction of lactoferrin with ceruloplasmin // Arch. Biochem. Biophys.- 2000.- Vol. 374.- P. 222-228.
  36. Laemmli U. K. Cleavage of structural proteins during the assembly of the head of bacteriophage T4 // Nature.- 1970.- Vol. 227.- P. 680-686.
  37. Laurell C. B. Quantitative estimation of proteins by electrophoresis in antibody-containing agarose gel // Peeters H., ed. Protides of the biological fluids.- Amsterdam: Elsevier, 1967.- P. 499-502.
  38. Zakharova E. T., Kostevich V. A., Sokolov A. V., Vasilyev V. B. Human apo-lactoferrin as a physiological mimetic of hypoxia stabilizes hypoxia-inducible factor-1 alpha // Biometals.- 2012.- Vol. 25.- P. 1247-1259.
  39. Соколов А. В., Пулина М. О., Захарова Е. Т. и др. Обнаружение и выделение из грудного молока комплекса церулоплазмина и лактоферрина // Биохимия.- 2006.- Т. 71, вып. 2.- С. 208-215.
  40. Sokolov A. V., Solovyov K. V., Kostevich V. A. et al. Protection of ceruloplasmin by lactoferrin against hydroxyl radicals is pH dependent // Biochem. Cell Biol.- 2012.- Vol. 90 (3).- P. 397-404.
  41. Feeley R. M., Eitenmiller R. R., Jones J. B. et al. Copper, iron, and zinc contents of human milk at early stages of lactation // Amer. Jour. Clin. Nutr.- 1983.- Vol. 37.- P. 443-448.
  42. Немцова Е. Р., Эделева Н. В., Осипова Н. А. и др. «Лапрот» - новый препарат детоксицирующего, противовоспалительного и иммуномодулирующего действия // Рос. онкол. журн.- 2006.- Т. 4.- С. 29-33.

Views

Abstract - 110

PDF (Russian) - 4

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2014 Kostevich V.A., Sokolov A.V., Zakharova E.T., Vasilyev V.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies