Morphological facial features of people with the reduced height of the gnathic part of the face

Abstract


The work contains the characteristics of the morphological facial features of people with reduced height of the gnathic part of the face. The work shows the morphological features of the gnathic part of the face depending on the form of its lowering - dentoalveolar, gnathic, or complex. The obtained data can be used to define the approach for both the orthodontic and prosthetic care of patients who suffer from the tooth alignment defects combining with occlusion anomalies.

Распространенность патологии челюстно-лицевой области, сопровождающейся снижением высоты гнатической части лица, довольно высока и, по данным различных специалистов, составляет от 11 % до 60 % [1, 3]. Такая вариабельность обусловлена несовершенством методов диагностики, различием в терминологии, отсутствием классификаций и определений форм снижения гнатической части лица. К тому же специалисты не уточняют этиологические факторы и динамику развития патологии [2, 4, 5, 7]. На снижение высоты гнатической части лица оказывают влияния не только аномалии окклюзии в различных направлениях, но и изменения челюстно-лицевой области, происходящие при повышенной стираемости твердых тканей зубов, потери антагонистов и других патологических состояний [6, 8, 9]. В то же время нет четкого разграничения форм снижения высоты гнатической части лица. Не показаны основные морфометрические параметры лица с уменьшенной гнатической частью. ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ Определение основных морфометрических параметров краниофациального комплекса у людей с уменьшенной высотой гнатической части лица в зависимости от формы патологии. Материал и методы исследования Проведено морфометрическое исследование краниофациального комплекса у 624 пациентов с различными формами снижения высоты гнатической части лица. Предварительное исследование пациентов с различными патологическими состояниями челюстно-лицевой области, сопровождающихся уменьшением высоты гнатической части лица позволило нам выделить три основные группы пациентов. В первую группу входили 296 пациентов (118 мужчин и 178 женщин) с зубоальвеолярной формой снижения гнатической части лица (зубоальвеолярные формы аномалий окклюзии в вертикальном и сагиттальном направлениях, повышенная стираемость зубов, наличие дефектов зубных рядов). У 162 пациентов второй группы (65 мужчин и 97 женщин) определялись гнатические формы, обусловленные изменением морфологических параметров челюстей (изменение размеров и положения челюстей, положение височно-нижнечелюстного сустава, аномалии окклюзии). У 166 пациентов третьей группы (65 мужчин и 101 женщина) гнатические формы патологии были осложнены зубоальвеолярной формой уменьшения высоты гнатической части лица (сочетанная форма снижения высоты гнатической части лица). Кефалометрические измерения проводились с учетом указаний [5, 9] и осуществлялись в соответствии с требованиями антропометрии, которые предусматривают определение расстояния между общепринятыми точками. В качестве инструмента использовался стандартный штангенциркуль с ценой деления - 0,01 мм. Телерентгенограммы получали с помощью аппарата Hitachi 450. Рентгеноцефалометрический анализ проводили по общепринятым в ортодонтии методикам и по компьютерной программе [1]. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Для пациентов 1-й группы, у которых смещение нижней челюсти кзади происходило после появления дефектов зубных рядов в боковых сегментах, было характерно расположение подбородка кзади от линии Симона, увеличение профильного угла до 15-20 градусов, выпуклость профиля лица, выраженность носогубных и супраментальных складок и уменьшение высоты нижней части лица. Основные антропометрические параметры лица пациентов данной группы приведены в таблице 1. Результаты исследования пациентов 1-й группы показали, что высота назального отдела лица (N- Sn) не соответствовала нижней части лица (Sn- Gn) и разница в этих показателях составляла около 6 мм. Обращает на себя внимание, что высота зубоальвелярной части верхней челюсти (Sn-Inc) была примерно в три раза меньше высоты назальной части лица и также не соответствовала зубоальвеолярой части нижней челюсти (Inc-Spm). Высота межгнатической части (Sn-Spm) была уменьшена на 5,7 мм. Таким образом, для пациентов первой группы было характерным уменьшение высоты гнатической части лица, в особенности высоты нижней челюсти и межгнатического расстояния. Результаты исследования пациентов 2-й группы показали, что высота назального отдела лица (N- Sn), так же как и у пациентов 1-й группы не соответствовала гнатической части лица (Sn- Gn) и разница в этих показателях составляла около 7,5 мм. Обращает на себя внимание, что высота зубоальвелярной части верхней челюсти (Sn-Inc) примерно соответствовала морфологической норме и была в три раза меньше высоты назальной части лица. Высота зубоальвеолярой части нижней челюсти (Inc-Spm) была меньше, чем высота зубоальвеолярной части верхней челюсти (Sn-Inc) в среднем на 5,61 мм. Высота межгнатической части (Sn-Spm) была уменьшена. Если принять во внимание, что высота межгнатической части должна быть в два раза больше зубоальвеолярной части верхней челюсти то можно легко рассчитать величину уменьшения межальвеолярной высоты (так, если в норме высота межгнатической части должна быть 19,04 × 2 = 38,08 мм, то после вычитания 32,47 мм (Sn-Spm) получим 5,61 мм). У пациентов 3-й группы, у которых уменьшение высоты нижней части лица, обусловленное гнатическими формами аномалий и осложненное зубоальвеолярными формами (деформациями зубных дуг, повышенной стираемостью твердых тканей зубов), изменения челюстно-лицевой области были более выражены. Результаты исследования показали, что высота назального отдела лица (N- Sn), так же как и у пациентов других групп, не соответствовала гнатической части лица (Sn- Gn) и разница в этих показателях составляла в среднем 9,6 мм. Обращает на себя внимание, что высота зубоальвеолярной части верхней челюсти (Sn-Inc), в отличие от аналогичных показателей, полученных у пациентов других групп исследования, не соответствовала морфологической норме и была меньше расчетной величины в среднем на 2 мм. Высота зубоальвеолярой части нижней челюсти (Inc-Spm) была меньше, чем высота зубоальвеолярной части верхней челюсти (Sn-Inc) в среднем на 4,07 мм. Высота межгнатической части (Sn-Spm) также была уменьшена. Таким образом, у пациентов 3-й группы отмечалось уменьшение высоты гнатической части лица как за счет уменьшения высоты нижней челюсти, так и зубоальвеолярной части верхней челюсти. Результаты анализа телерентгенограммы в боковой проекции показали, что у пациентов 1-й группы положение верхней челюсти, как правило, соответствовало норме, в то время как нижняя челюсть была смещена в сагиттальном направлении, что приводило к увеличению угла ANB. Гониальный угол был в пределах 119-123 градусов, однако гнатический угол (между мандибулярной и спинальной плоскостями) был в пределах 19-22 градусов, что приводило к уменьшению высоты нижней части лица. Угол выпуклости лица был меньше нормы, что характеризовало выпуклый профиль лица. Высота гнатической части лица была уменьшена за счет смещения нижней челюсти кзади. Положение угла нижней челюсти по сагиттали уменьшалось до 1,76 ± 0,15 мм. Положение головки нижней челюсти по сагиттали увеличивалось до 16,1 ± 3,4 мм, в то время как по вертикали суставная головка находилась в пределах нормы. Межрезцовый угол был увеличен, как правило, за счет протрузии резцов. Результаты телерентгенографического исследования показали, что для пациентов 2-й группы было характерно изменение гнатического и гониального углов. Угол выпуклости лица был меньше нормы, что характеризовало выпуклый профиль лица. Высота гнатической части лица была уменьшена за счет смещения нижней челюсти кзади и уменьшения угла нижней челюсти, что было характерно для горизонтального роста нижней челюсти и передней ее ротации. Положение угла нижней челюсти по сагиттали уменьшалось до 0,72 ± 0,53 мм. Положение головки нижней челюсти по сагиттали увеличивалось до 14,7 ± 4,4 мм, по вертикали положение суставной головки уменьшалось до 7,7 ± 4,2. Результаты исследования показали, что для пациентов 3-й группы, у которых патология была в течение длительного времени и осложнилась уменьшением высоты гнатического отдела лица после потери жевательных зубов, было характерно изменение величины (уменьшение или увеличение, в зависимости от патологии) гнатического и гониального углов. Угол выпуклости лица был изменен, при дистальной окклюзии был выпуклый профиль лица, при мезиальной - вогнутый. Высота гнатической части лица была уменьшена за счет смещения нижней челюсти и уменьшения угла нижней челюсти, что было характерно для горизонтального роста нижней челюсти. Положение угла нижней челюсти по сагиттали изменялось до 0,72 ± 0,53 мм. Положение головки нижней челюсти по сагиттали увеличивалось до 14,7 ± 4.4 мм, по вертикали положение суставной головки уменьшалось до 7,7 ± 4,2. Межрезцовый угол был увеличен, как правило, за счет изменения наклона зубов верхней и нижней челюсти. Таким образом, для пациентов с уменьшенной высотой гнатической части лица в сочетании с дефектами зубных рядов в боковых отделах, было характерно изменение морфологических параметров челюстно-лицевой области. Несмотря на сходство клинической картины патологии, лицевых признаков и выраженности нарушений, отмечались некоторые различия, обусловленные формой снижения высоты гнатической части лица.

Sergey Borisovich Fishchev

Saint Petersburg State Pediatric Medical University

Email: super.kant@yandex.ru
MD, PhD, Dr Med Sci, Associate Professor, Head, Dept. of Pediatric Dentistry and Orthodontics

Arkadiy Vladimirovich Sevastyanov

Saint Petersburg State Pediatric Medical University

Email: ardy.dkr@mail.ru
MD, PhD., Associate Professor, Dept. of Pediatric Dentistry and Orthodontics

Irina Viktorovna Orlova

Saint Petersburg State Pediatric Medical University

Email: orisha@mail.ru
Assistant Professor Dept. of Pediatric Dentistry and Orthodontics

  1. Бунак В. В. Лицевой скелет и факторы, определяющие вариации его строения // Антропологический сборник. - М., 1960. - Вып. 2. - С. 84-152.
  2. Гиоева Ю. А., Польма Л. В., Толстунов Л. Г. Изменение параметров основания черепа у пациентов с мезиальной и дистальной окклюзией зубных рядов по сравнению с нормой // Проблемы стоматологии и нейростоматологии. - 1999. - № 4. - С. 20-23.
  3. Дмитриенко С. В., Краюшкин А. И., Воробьев А. А., Фомина О. Л. Атлас аномалий и деформаций челюстно-лицевой области. - М.: Медицинская книга, 2006. - 91 с.
  4. Персин Л. С., Косарева Т. Ф. Оценка гармоничного развития зубочелюстной системы. - М.: Центр-Ортодонт, 1996. - С. 43.
  5. Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Антропология. - М.: Высшая школа, 1978. - С. 81-121, 363-365.
  6. Самусев Р. П., Дмитриенко Св., Краюшкин А. И. Основы клинической морфологии зубов. - М.: Мир и Образование, 2002. - 368 с.
  7. Nanda R. S. The contribution of craniofacial growth to clinical orthodontics // American journal orthodontics and dentofacial orthopedics. - 2000. - May. - Vol. 117, N 5. - Р. 45-56.
  8. Proffit W. R., Fields H. W. Contemporary Orthodontics, 4 Edition. Mosby. - 2007. - 751 p.
  9. Аболмасов Н. Г., Аболмасов Н. Н., Бычков В. А. Ортопедическая стоматология. - М.: МЕДпресс-информ, 2005. - 496 с.
  10. Алексеев В. П., Дебец Г. Ф. Краниометрия. Методика антропологических исследований. - М.: Наука, 1999. - 128 с.
  11. Дмитриенко С. В., Краюшкин А. И., Воробьев А. А., Фомина О. Л. Атлас аномалий и деформаций челюстно-лицевой области. - М: Медицинская книга, 2006. - 91 с.
  12. Персин Л. С., Попова И. В., Кузнецова Т. В. Совершенствование методов диагностики зубочелюстных аномалий // Стоматология. 1999. - № 1. - С. 50-53.
  13. Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Антропология. - М.: Высшая школа, 1978. - С. 81-121, 363-365.
  14. Определение оптимальной высоты прикуса по томограмме височно-нижнечелюстного сустава (TMJtest). Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ № 2007613744 по заявке № 2007612759, зарегистрировано в реестре программ для ЭВМ 3 сентября 2007. (соавт. С. В. Дмитриенко, А. Г. Климов, С. В. Егоров, А. В. Севастьянов)
  15. Романовская А. П. Антропометрический метод оценки гармонии лица // Проблемы, достижения и перспективы развития медико-биологических наук и практического здравоохранения. - Труды КГМУ. - 2002. - Том 138, ч. 1. - С. 167-170.
  16. Трезубов В. Н., Фадеев Р. А., Дмитриева О. В. Фотограмметрическое изучение закономерностей строения лица // Матер. IV межд. конгр. по интегративной антропологии. - СПб.: СПб ГМУ, 2002. - С. 370-371.
  17. Хорошилкина Ф. Я. Диагностика зубочелюстно-лицевых аномалий с учетом морфологических, функциональных, эстетических и общих нарушений организма // Ортодонтия. - 2005. - № 21. - C. 3-9.
  18. Nanda R. S. The contribution of craniofacial growth to clinical orthodontics // American journal orthodontics and dentofacial orthopedics. - 2000. - Vol. 117, N 5. - Р. 45-56.
  19. Proffit W. R., Fields H. W. Contemporary Orthodontics, 4 Edition. - Mosby, 2007. - 751 p.

Views

Abstract - 259

PDF (Russian) - 296

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2014 Fishchev S.B., Sevastyanov A.V., Orlova I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies