Anomalies of the Constitution and Tuberculosis Infection in Children

Cover Page

Abstract


Phenotypical implications of genetic features are anomalies of the constitution or diathesis. A research objective children had an identification with a tuberculosis infection of occurrence of diathesis. 222 children aged from 1 year up to 14 years are examined: 106 children with active forms of tuberculosis; 54 children with residual post-tubercular changes; 62 children infected with MBT. Limfatiko-hypoplastic, allergic, neuroarthritic, exudative and catarral diathesis was taped. Children with limfatiko-hypoplastic (17.0 ± 3.7%) and neuroarthritic diathesis most often occur among patients with active tuberculosis (17.0 ± 3.7%), children with allergic diathesis are more rare (10.4 ± 3.0% of cases. The least favorable current of active forms of tuberculosis became perceptible at children with limfatiko-hypoplastic diathesis: the complicated forms of tuberculosis became perceptible at them in 27.8 ± 10.6% of cases. At patients with neuroarthritic diathesis the complicated forms developed less often - in 11.1 ± 7.4% of cases. Children with allergic diathesis transferred only uncomplicated forms of primary period of tuberculosis. At children without anomalies of the constitution the complicated current was observed often - in 27.6 ± 5.9% of cases. Frequency of occurrence of children with allergic diathesis is higher at patients with residual post-tubercular changes (29.6 ± 6.2%) and the infected MBT (33.8 ± 6.1%), than at patients with active tuberculosis (10.4 ± 3.0%). Existence of a certain anomaly of the constitution in many respects predetermines the course of a tuberculosis infection.


Восприимчивость организма к различным заболеваниям, в том числе и к туберкулезной инфекции, различна: генетическая предрасположенность при сочетании определенных факторов внешней и внутренней среды может трансформировать клинические особенности организма в болезнь [2, 6, 7]. Фенотипическими проявлениями генетических особенностей являются аномалии конституции или диатезы. Российские педиатры характеризуют диатезы у детей как полигенно наследуемую склонность к заболеваниям, объективно распознаваемую по отклонениям от нормального фенотипа [3, 5, 6, 10].

В настоящее время выделяют четыре типа аномалий конституции (диатезов): экссудативно-катаральный (ЭКД), лимфатико-гипопластический (ЛГД), нервно-артритический (НАД) и аллергический (АД). ЭКД характеризуется повышенной реактивностью организма, склонностью к рецидивирующим инфильтративно-дескваматозным поражениям кожи, слизистых оболочек у детей раннего возраста. Его кратковременные признаки наблюдаются на протяжении первых двух лет жизни у 40–60 % детей и в конце 2-го года постепенно исчезают [4, 5, 10]. ЛГД обусловлен пониженной возбудимостью ЦНС, недостаточной адаптацией организма к условиям внешней среды, повышенной раздражимостью лимфатического аппарата. Его частота среди здоровых детей составляет от 3,2–6,8 % [5] до 11 % [3] или 12,5–24 % [1]. НАД характеризуется измененным состоянием ЦНС вследствие нарушения обмена веществ (мочевой кислоты и пуринов), а также нарушением функций внутренних органов, эндокринных желез. Считается, что у детей с НАД устойчивость к инфекционным агентам не изменена [3, 4, 9]. Частота НАД среди здоровых пациентов составляет 3–5 % детей и в последнее время нарастает [9]. АД обусловлен готовностью организма к возникновению сенсибилизации и развитию аллергических реакций. Его частота среди здоровых детей составляет 132: 1000 [3].

Цель исследования: выявление и определение частоты встречаемости аномалий конституции (диатезов) у детей с туберкулезной инфекцией различной выраженности; характеристика течения заболевания туберкулезом у детей с диатезами.

Материалы и методы исследования

Обследовано 222 ребенка в возрасте от 1 года до 14 лет на базе туберкулезного отделения СПбГБУЗ «ДИБ № 3» за 2012–2015 гг. Всем детям проведено комплексное фтизиатрическое обследование с использованием методов иммунодиагностики, серологических исследований, многослойной компьютерной томографии (МСКТ). Все пациенты были разделены на три группы наблюдения: 1-ю группу составили 106 детей, переносящих активные формы туберкулеза; 2-ю группу — 54 ребенка с впервые выявленными остаточными посттуберкулезными изменениями (ОПТИ); 3-ю группу — 62 ребенка, инфицированных микобактериями туберкулеза (МБТ) без заболевания туберкулезом. Соотношение мальчиков и девочек было примерно равным (50,5 и 49,5 % пациентов соответственно), распределение в группах равномерным.

Критерии выявления аномалий конституции определялись при клиническом обследовании пациентов [4, 8, 10]. Клиническими признаками ЭКД у детей до 2-летнего возраста были: экссудативно-дескваматозные поражения кожи, слизистых оболочек; паратрофия. В основе диагностики АД лежали анамнестические данные о дерматореспираторных аллергозах и аллергические проявления за период наблюдения. Основными маркерами ЛГД были: признаки астенического телосложения; превышение возрастной нормы роста; симптомы вегетососудистой дистонии. Клинические проявления НАД были представлены дисфункциями различных систем и органов при нервном напряжении (энурез, термоневроз, нарушение моторики кишечника и др.). У пациентов не наблюдалось подагрических приступов, ацетонемических рвот, они нехарактерны для детского возраста [9, 10].

Статистическая обработка данных выполнена с использованием компьютерной программы Microsoft Excel 2007. Для определения достоверности различий между сравниваемыми средними величинами использовался t-критерий Стьюдента. Статистически значимыми считали различия при р < 0,05.

Результаты исследования

Среди пациентов 1-й группы (106 детей) 61,3 % были из очагов туберкулезной инфекции. Преобладали семейные виды контактов (83,1 %), родственные отмечались реже (10,8 %), несколько детей были из гостевых контактов (6,2 %). Вакцинированы против туберкулеза 95,3 % пациентов, формирование постпрививочных рубчиков зафиксировано у 80,2 % детей. Превентивное лечение проведено у 43,4 % детей.

В структуре форм заболевания преобладали неосложненные формы туберкулеза — 78,3 %, осложненных было 21,7 % случаев. Туберкулез внутригрудных лимфатических узлов составил 37,7 % случаев; первичный туберкулезный комплекс и туберкулезная интоксикация — по 16,0 % случаев соответственно. В единичных случаях выявлены экссудативный плеврит, подострый диссеминированный туберкулез, туберкулема, инфильтративный туберкулез легких (по 0,9 % случаев соответственно). Генерализованный туберкулез диагностирован у 4,7 % пациентов.

Аномалии конституции выявлены у 45,3 % детей 1-й группы (табл. 1). Наиболее часто у детей встречались ЛГД и НАД (по 17,0 ± 3,7 % случаев соответственно), детей с АД было значительно меньше (10,4 ± 3,0 % случаев), ЭКД был выявлен у одного ребенка раннего возраста (0,9 ± 0,9 % случаев).

 

Таблица 1. Структура конституциональных типов у пациентов с различным течением туберкулезной инфекции

Группы детей

Конституциональные типы (диатезы)

Лимфатико-гипопластический

Нервно-артритический

Аллергический

Экссудативно-катаральный

Без диатезов

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

1-я, активный туберкулез, n = 106

18

17,0 ± 3,7

18

17,0 ± 3,7

11

10,4 ± 3,0

1

0,9 ± 0,9

58

54,8 ± 4,8

2-я, остаточные посттуберкулезные изменения, n = 54

3

5,6 ± 3,1

р1–2 < 0,05

4

7,4 ± 3,6

р1–2 < 0,05

16

29,6 ± 6,2

р1–2 < 0,05

 

31

57,4 ± 6,7

3-я, инфицирование МБТ, n = 62

3

4,8 ± 2,7

р1–3 < 0,05

6

9,7 ± 3,8

р1–3 < 0,05

21

33,8 ± 6,1

р1–3 < 0,05

 

32

51,6 ± 6,4

Примечание: р < 0,05 — достоверность различий встречаемости диатезов в сравниваемых группах наблюдения; МБТ — микобактерии туберкулеза

 

У пациентов 2-й группы (54 ребенка) туберкулезный контакт был установлен в 40,7 % случаев. Семейными были половина туберкулезных контактов (50,0 %); родственные отмечались в 31,8 % случаев; реже наблюдались квартирный, производственный и гостевой виды контактов (9,1; 4,6 и 4,6 % соответственно). Все дети были вакцинированы против туберкулеза с формированием постпрививочного рубчика у 83,3 %. Превентивное лечение получили 53,7 % детей.

ОПТИ в основном были выявлены во внутригрудных лимфатических узлах (62,9 %); реже определялись кальцинированные компоненты первичного туберкулезного комплекса (9,3 %), очаги Гона (9,3 %). Плевральные сращения были у 1 ребенка (1,9 %). В 16,7 % случаев ОПТИ были сформированы после осложненного течения туберкулеза.

Среди пациентов с ОПТИ диатезы выявлены у 42,6 % детей (см. табл. 1). Более часто встречались дети с АД (в 29,6 ± 6,2 % случаев, р < 0,05). Детей с проявлениями НАД и ЛГД было достоверно меньше, чем в 1-й группе наблюдения (7,4 ± 3,6 и 5,6 ± 3,1 % случаев, р < 0,05).

У пациентов 3-й группы наблюдения (62 ребенка) было диагностировано инфицирование МБТ. Контакт с больными туберкулезом установлен в 41,9 % случаев. Наиболее частыми являлись семейные виды контактов (в 73,1 % случаев); родственные, квартирные, производственные контакты зафиксированы реже (по 15,4; 7,7; 3,9 % случаев соответственно). Вакцинированы против туберкулеза 98,4 % детей, наличие постпрививочного рубчика отмечено у 91,9 %. Превентивное лечение получили 48,4 % пациентов.

Аномалии конституции были выявлены у 48,4 % детей. Признаки АД наблюдались в 33,8 ± 6,1 % случаев, что достоверно чаще, чем у пациентов 1-й группы наблюдения. Детей с НАД и ЛГД было значительно меньше (9,7 ± 3,8 % и 4,8 ± 2,7 % случаев соответственно), чем среди пациентов с активным туберкулезом (р < 0,05).

Таким образом, среди детей с активным туберкулезом (1-я группа наблюдения) доля пациентов с ЛГД и НАД была достоверно больше, чем у детей с ОПТИ и инфицированных МБТ (2-я и 3-я группы наблюдения), что может быть обусловлено большей предрасположенностью к заболеванию туберкулезом. Напротив, детей с АД было достоверно больше среди пациентов с ОПТИ и пациентов, инфицированных МБТ, что объясняется более высокой напряженностью у них клеточного иммунитета.

Оценка интоксикационного синдрома у пациентов, больных туберкулезом, различных конституциональных типов показала, что у детей с ЛГД преобладали выраженные симптомы интоксикации (в 55,6 ± 11,7 % случаев), что свидетельствует об их более плохой переносимости туберкулезной инфекции (табл. 2).

 

Таблица 2. Выраженность интоксикационного синдрома у детей, больных туберкулезом, различных конституциональных типов

Выраженность синдрома интоксикации

Дети с разными конституциональными типами (диатезами)

1 — лимфатико-гипопластический

2 — нервно-артритический

3 — аллергический

4 — без диатезов

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Незначительно выражен

1

5,6 ± 5,4

4

22,2 ± 9,8

2

18,2 ± 11,7

7

12,1 ± 4,3

Умеренно выражен

7

38,9 ± 11,5

р1–4 < 0,05

8

44,4 ± 11,7

р2–4 < 0,05

7

63,6 ± 14,5

41

70,7 ± 6,0

p1–4 < 0,05  р2–4 < 0,05

Выраженный

10

55,6 ± 11,7

р1–3 < 0,05

р1–4 < 0,05

6

33,3 ± 11,1

2

18,2 ± 11,6

р1–3 < 0,05

10

17,2 ± 5,0

р1–4 < 0,05

Всего

18

100

18

100

11

100

58

100

Примечание: р < 0,05 — достоверность различий выраженности интоксикационного синдрома у детей различных конституциональных типов, переносящих активный туберкулез

 

Выраженный интоксикационный синдром встречался реже у детей с НАД — в 33,3 ± 11,1 % случаев; наиболее редко — у детей с АД — в 18,2 ± 11,6 % случаев и у детей без диатезов — в 17,1 ± 5,0 % случаев. Умеренные симптомы интоксикации чаще наблюдались у детей без диатезов — в 70,7 ± 6,0 % случаев и у детей с АД — в 63,6 ± 14,5 % случаев. У ребенка с ЭКД синдром интоксикации был выражен незначительно.

Анализ чувствительности к туберкулину по результатам оценки пробы Манту с 2 ТЕ у всех детей различных конституциональных типов сравниваемых групп показал преобладание нормергической чувствительности к туберкулину (рис. 1).

 

Рис. 1. Диаграмма выраженности пробы Манту с 2ТЕ у детей различных конституциональных типов трех групп (абс. и проценты): ЛГД — лимфатико-гипопластический диатез; НАД — нервно-артритический диатез; АД — аллергический диатез

 

Гиперергическая чувствительность к туберкулину у детей с активным туберкулезом всех конституциональных типов развивалась практически одинаково часто: от 27,3 ± 13,4 до 33,3 ± 11,1 %, а также у ребенка с ЭКД. У пациентов с ОПТИ и пациентов, инфицированных МБТ (2-я и 3-я группы наблюдения), при наличии АД гиперергическая чувствительность к туберкулину отмечалась чаще (в 37,5 ± 12,1 и в 33,3 ± 10,3 % случаев во 2-й и 3-й группах соответственно), чем при отсутствии диатезов (в 16,1 ± 6,6 и в 18,8 ± 6,9 % случаев во 2-й и 3-й группах соответственно).

Результаты оценки пробы диаскинтест у больных активными формами туберкулеза показали различные результаты (рис. 2).

 

Рис. 2. Диаграмма выраженности пробы диаскинтест у детей различных конституциональных типов трех групп (абс. и проценты): ЛГД — лимфатико-гипопластический диатез; НАД — нервно-артритический диатез; АД — аллергический диатез

 

У пациентов 1-й группы преобладание гиперергической чувствительности на пробу диаскинтест наблюдалось при наличии НАД и АД: в 66,7 ± 11,1 и 63,6 ± 14,9 % случаев соответственно. У большинства пациентов с ЛГД имела место нормергическая чувствительность (в 55,6 ± 11,7 % случаев). У детей без диатезов нормергическая и гиперергическая реакции на пробу диаскинтест распределялись равномерно. Отрицательные результаты пробы были у небольшой части пациентов двух конституциональных типов: у детей с АД и без диатезов: в 9,1 ± 8,7 и 10,3 ± 4,0 % случаев соответственно. У ребенка с ЭКД проба диаскинтест была нормергической.

У пациентов 2-й группы (с ОПТИ) нормергическая и гиперергическая чувствительности на пробу диаскинтест распределялись примерно равномерно.

У пациентов 3-й группы (инфицированных МБТ) нормергическая чувствительность на пробу диаскинтест была преобладающей у пациентов с АД (в 57,1 ± 10,8 % случаев). Отрицательная реакция наиболее часто отмечалась у детей без диатезов (53,3 ± 8,8 % случаев), реже у детей с АД (33,3 ± 10,3 % случаев) и у одного из 6 детей с НАД.

Анализ течения активных форм туберкулеза у детей различных конституциональных типов выявил, что дети с ЛГД чаще переносили осложненные формы туберкулеза — в 27,8 ± 10,6 % случаев, чем пациенты с другими диатезами (р < 0,05 у детей с ЛГД и с АД), и примерно с такой же частотой, как и пациенты без диатезов — 27,6 ± 15,9 % случаев (табл. 3).

 

Таблица 3. Течение активного туберкулеза у детей с различными конституциональными типами

Течение активных форм тубер-кулеза

Дети с разными конституциональными диатезами

1 — лимфатико-гипопластический

2 — нервно-артритический

3 — аллергический

4 — без диатезов

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Неосложненное

13

72,2 ± 10,6

р1–3 < 0,05

16

88,9 ± 7,4

11

100,0

р1–3 < 0,05

42

72,4 ± 5,9

Осложненное

5

27,8 ± 10,6

р1–3 < 0,05

2

11,1 ± 7,4

0

р1–3 < 0,05

16

27,6 ± 5,9

Всего

18

100

18

100

11

100

58

100

Примечание: р < 0,05 — достоверность различий характера течения активного туберкулеза у детей различных конституциональных типов

 

У детей с ЛГД в единичных случаях отмечались такие неблагоприятные формы, как подострый диссеминированный туберкулез, инфильтративный туберкулез легких (по 5,6 ± 5,42 % случаев соответственно), чего не наблюдалось в группах у детей с другими типами диатезов и без аномалий конституции. Структура форм пациентов с НАД была более благоприятной: меньшее количество детей переносили осложненное течение туберкулеза — 11,1 ± 7,4 % пациентов. Дети с АД переносили только неосложненные формы первичного периода. Ребенок с ЭКД переносил туберкулез внутригрудных лимфатических узлов, осложненный единичным отсевом в легочную ткань.

У пациентов 2-й группы наблюдения (54 ребенка) анализ структуры ОПТИ у пациентов различных конституциональных типов не выявил различий: большинство пациентов перенесли неосложненные формы туберкулеза (83,3 % случаев).

Выводы

  1. ЛГД и НАД у детей чаще наблюдались в группе пациентов, больных активным туберкулезом (по 17,0 ± 3,7 % каждого диатеза соответственно), чем в группе пациентов с ОПТИ (доля детей с ЛГД — 5,6 ± 3,1 %, с НАД — 7,4 ± 3,6 %, р < 0,05) и в группе пациентов, инфицированных МБТ (доля пациентов с ЛГД — 4,8 ± 2,7, с НАД — 7,4 ± 3,6 %, р < 0,05), что может быть обусловлено их большей предрасположенностью к заболеванию туберкулезом.
  2. У детей с ЛГД чаще имел место выраженный интоксикационный синдром (55,6 ± 11,7 %), чем у детей с НАД (33,3 ± 11,1 %), у детей с АД (18,2 ± 11,6 %, разница достоверна) и без диатезов (17,2 ± 5,0 %, разница достоверна), что связано с их более плохой переносимостью туберкулезной инфекции.
  3. Наименее благоприятное течение активных форм туберкулеза отмечалось у детей с ЛГД: осложненные формы туберкулеза отмечались у них в 27,8 ± 10,6 % случаев. У пациентов с НАД осложненные формы развивались реже — в 11,1 ± 7,4 % случаев (р < 0,05). У пациентов с АД были диагностированы только неосложненные формы первичного периода (р < 0,05). У детей без аномалий конституции, как и у больных с ЛГД, осложненное течение наблюдалось в 27,6 ± 5,9 % случаев.
  4. Встречаемость детей с АД была достоверно больше среди пациентов с остаточными посттуберкулезными изменениями (29,6 ± 6,2 %) и пациентов, инфицированных МБТ (33,8 ± 6,1 %), чем у пациентов с активными формами туберкулеза (10,4 ± 3,0 %).
  5. У пациентов всех конституциональных типов сравниваемых групп по результатам оценки пробы Манту с 2 ТЕ преобладала нормергическая чувствительность к туберкулину.
  6. У больных туберкулезом детей при наличии НАД и АД несколько чаще наблюдались гиперергические результаты пробы диаскинтест (66,7 ± 11,1 и 63,6 ± 14,9 % случаев соответственно), чем у пациентов с ЛГД и без диатезов (44,4 ± 11,7 и 46,6 ± 6,6 % случаев соответственно).
  7. Представленные данные свидетельствуют о большей предрасположенности к заболеванию туберкулезом детей с ЛГД и НАД.

Iulia A Yarovaya

St Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: julia_yarovaya@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

MD, PhD, Associate Professor, Department of TB

Marina E Lozovskaya

St Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: lozovskaja-marina@rumbler.ru

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

MD, PhD, Dr Med Sci, Professor, Head, Department of TB

Elena B Vasilieva

St Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: helenchern27@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

MD, PhD, Associate Professor, Department of TB

Ludmila V Klochkova

St Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: lklochkova@yahoo.com

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

MD, PhD, Associate Professor, Department of TB

Olga M Noskova

Saint Petersburg State Healthcare Institution “Children’s City Infectious Diseases Hospital No 3”

Email: julia_yarovaya@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

Tuberculosis Department

Irina A Bikova

Saint Petersburg State Healthcare Institution “Children’s City Infectious Diseases Hospital No 3”

Email: egorovairina88@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg, Russia

Tuberculosis Department

  1. Баженова Л.К., Исаева Л.А., Карташева В.И. Детские болезни: учебник для студентов вузов (под ред. Исаевой Л.А.). – 3-е изд., испр. – М.: Медицина, 1994. – С. 157–167. [Bazhenova LK, Isaeva LA, Kartasheva VI. Detskie bolezni: uchebnik dlya studentov vuzov (Ed by L.A. Isaevoj). Moscow: Meditcina; 1994. P. 157-167. (In Russ.)]
  2. Васильева Е.Б., Клочкова Л.В. Клинико-эпидемиологическая характеристика туберкулеза у детей раннего возраста // Педиатр. – 2010. – Т. 1. – № 1. – C. 17. [Vasil’eva EB, Klochkova LV. Klinoko-epidemologicheskaya charakteristika tuberkuleza u detej rannego vozrasta. Pediatr. 2010:1(1):17. (In Russ.)]
  3. Вельтищев Е.Ю. Наследственное предрасположение к болезням, диатезам и пограничным состояниям у детей // Педиатрия. – 1984. – № 12. – С. 3–9. [Vel’tishchev EYu. Nasledstvennoe predraspolozhenie k boleznyam, diatezam i pogranichnym sostoyaniyam u detej. Pediatriya. 1984;(12):3-9. (In Russ.)].
  4. Детские болезни: учебник / Под ред. А.А. Баранова. – 2-е изд. – М.: ГЭОТАР-Mедиа, 2009. – C. 47–60. [Detskie bolezni: uchebnik. Ed by A.A. Baranova. 2nd ed. Moscow: GEHOTAR-Media; 2009. P. 47-60. (In Russ.)]
  5. Маслов М.С. Учение о конституциях и аномалиях конституции в детском возрасте. Клинические лекции для врачей и студентов в монографическом изложении. — 3-е изд., доп., – Л.: Медгиз, 1926. [Maslov MS. Uchenie o konstituciyah i anomaliyah konstitucii v detskom vozraste. Klinicheskie lekcii dlya vrachej i studentov v monograficheskom izlozhenii. 3th ed. Leningrad: Medgiz; 1926. (In Russ.)]
  6. Маслов М.С. Лекции по факультетской педиатрии. – Л.: Медгиз, 1960. [Maslov MS. Lekcii po fakul’tetskoj pediatrii. Leningrad; Medgiz; 1960. (In Russ.)]
  7. Носкова О.М., Лозовская М.Э., Король О.И., и др. Методы выявления и характеристика клинических проявлений туберкулезной инфекции у детей и подростков // Проблемы туберкулеза. – 1995. – № 5. – C. 22. [Noskova OM, Lozovskaya ME, Korol’ OI, et al. Metody vyyavleniya i harakteristika klinicheskih proyavlenij tuberkuleznoj infekcii u detej i podrostkov. Problemy tuberkuloza. 1995;(5):22. (In Russ.)].
  8. Туберкулез у детей и подростков: руководство / Под редакцией О.И. Король, М.Э. Лозовской. – СПб.: ПИТЕР. – 2005. – 424 с. [Tuberkulez u detej i podrostkov. Rukovodstvo Ed by O.I. Korol’, M.E. Lozovskoj. Saint Petersburg; PITER; 2005. (In Russ.)]
  9. Шабалов Н.П. Детские болезни: учебник. СПб.: ПИТЕР, 1999. – С. 89–109. [Shabalov NP. Detskie bolezni. Uchebnik. Saint Petersburg: PITER; 1999. P. 89-109. (In Russ.)]

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 1162

PDF (Russian) - 193

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2017 Yarovaya I.A., Lozovskaya M.E., Vasilieva E.B., Klochkova L.V., Noskova O.M., Bikova I.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies