EPIDEMIOLOGY, SOCIAL ASPECTS AND PATHOGENESIS OF OBESITY

Cover Page

Abstract


The article presents modern data on epidemiology, risk factors, social aspects, etiology, pathogenesis of obesity, particular attention is paid to the influence of maternal nutrition and child in the perinatal period, genetics and epigenetics, microbiome in the pathogenesis of obesity, physiology and pathophysi- ology of adipose tissue

В настоящее время ожирение признается од- ной из ключевых проблем современной медици- ны, для решения которой требуются значимые финансовые затраты. В мире ежегодно органи- зуются международные монотематические кон- ференции, посвященные данной нозологии, про- водится широкий спектр научных исследований, целью которых является повышение эффектив- ности профилактики и лечения ожирения.В нашей статье мы постараемся осветить наиболее интересные и современные научные работы, посвященные эпидемиологии, факто- рам риска, социальным аспектам и этиопатоге- незу ожирения.Эпидемиология, факторы риска, социальные аспекты ожиренияПитание матери и ребенка в перинатальный периодБольшое количество работ, проводимых в последние годы, посвящено влиянию образа жизни будущей матери, питанию ребенка в пе- ринатальный период, период грудного вскарм- ливания на риск развития ожирения в будущем. Так особенности диеты, физическая активность, физическое и психическое здоровье беремен- ной и кормящей женщины способны оказывать значимое влияние на риск развития ожирения у ребенка за счет различных эпигеномных меха- низмов, участвующих, в том числе, и в процес- сах фетального программирования.В финской работе Guzzardi M.A. et al. демон- стрируется, что повышенный индекс массы тела (ИМТ) у беременных ассоциирован с укороче- нием теломер лейкоцитов крови плода [1]. При этом из предшествующих исследований извест- но, что носители более коротких теломер имеют повышенный риск развития сахарного диабета 2 типа (Сд 2 типа), ишемической болезни серд- ца, инфаркта миокарда, увеличения окружно- сти талии и ожирения [2]. Схожие результатыбыли получены в мета-анализе мексиканских исследователей. Так выраженный набор веса в период беременности увеличивает риск разви- тия метаболических расстройств и ожирения у потомства в будущем при сроке наблюдения от 5 до 21 года [3]При этом не только избыточный вес будущей матери, но и выраженная недостаточность пита- ния способны увеличивать риск развития ожи- рения у потомства. В дании были обследованы пациенты, матери которых пережили голодную зиму 1944-1945 года во время Второй мировой войны. В результате было выявлено, что если пе- риод голодания матери выпадал на 2-3 триместр беременности, то риск развития ожирения у де- тей значимо увеличивался к 30-40 годам [4].Следующими периодами, определяющими риск развития ожирения, является неонаталь- ный период и период грудного вскармливания. В работе шведских исследователей было проде- монстрировано, что грудное вскармливание на протяжении 4-6 месяцев обладает протектив- ным потенциалом в плане развития ожирения, тогда как искусственное и смешанное питание лишено такого эффекта [5]. При этом эффек- тивность грудного вскармливания определяет- ся стереотипом питания матери. На лаборатор- ных крысах было показано, что употребление в пищу продуктов, сходных с фаст-фудом в пе- риод лактации, обуславливает изменение ком- понентного состава тела новорожденных через 8-15 недель наблюдения - увеличение процента жировой ткани без значимого увеличения ИМТ [6]. В исследовании Konieszna J. et al. было про- демонстрировано, что введение экзогенного лептина лактирующим крысам оказывает до- стоверное модулирующее влияние на структуру и функциональную активность жировой ткани у новорожденных [7].Позитивные эффекты искусственного вскармливания определяются их компонент-ным составом - соотношением белков, жиров и углеводов. Так потребление избыточного коли- чества белков и жиров недоношенными детьми в неонатальный период, ассоциировано с изме- нением скорости основного обмена и увеличе- нием ИМТ во взрослом возрасте (срок наблю- дения 22±2,2 года) [8].В мета-анализе автралийских исследова- телей было выявлено, что продолжительное грудное вскармливание, уменьшение времени, проводимого родителями с детьми перед теле- визором, применение обучающих программ для родителей в период первых 6 месяцев препят- ствуют увеличению ИМТ ребенка к возрасту 18-24 месяцев [9]Социальные аспекты ожиренияБольшое количество работ, связанных с раз- личными социальными аспектами проблемы ожирения, в настоящее проводится в северных регионах Европы.В работе Heitmann B.L. указывается, что про- водимые ранее в дании социальные программы, направленные на борьбу с детским и взрослым ожирением, к сожалению, не были достаточно эффективными, однако позволили выявить фак- торы риска развития детского ожирения - из- быточный вес у родителей, их низкий социаль- но-экономический статус, избыточный вес при рождении, курение матери во время беременно- сти, испанская или негроидная раса. датские ис- следователи сфокусировались на 963 детях 2-6 лет, имеющих вышеописанные факторы риска развития ожирения. Индивидуальные и груп- повые программы для родителей данных детей, посвященные основам правильного питания и физической активности, способам совладения со стрессом оказались эффективными в плане предотвращения набора веса их детьми [10].В статье Smed S. рассказывается о попытке борьбы с эпидемией ожирения за счет влияния на производителей, дистрибьюторов и продав- цов продуктов питания. данная комплексная социальная программа проводится в дании в на- стоящее время. Смысл программы заключается в том, что продукты питания, содержащие избы- точное количество жиров и простых углеводов, маркируются с указанием на их потенциальную вредность. Специфически и более красочно, с целью сделать их более привлекательными, маркируются полезные продукты питания. Кро- ме того дополнительными мерами, ограничива- ющими потребление вредных продуктов пита- ния, является повышение цен, их доступность только в определенных отделах или магазинах.данные меры, по сути, напоминают программы по борьбе с алкоголизмом и табакокурением. Несмотря на позитивное влияние данных вве- дений на структуру закупок пищевых продук- тов в участвующих в программе торговых сетях, данная мера является в настоящее время трудно выполнимой. Так датские исследователи стол- кнулись с непониманием и противодействием со стороны большинства производителей, ри- элторов и продавцов, которые отказались уча- ствовать в данной программе из-за вероятного снижения доходов. В настоящее время целью датских ученых является завершение пилотно- го проекта, заручение поддержкой правитель- ства, формирование законодательной базы, по- зволяющей апробировать данную программу в масштабах страны [11].Исследователи из Испании оценивали мар- кетинг продуктов питания, в частности их ре- кламу на телевидении. Оказалось, что большая часть рекламируемых продуктов относилась к потенциально вредным - «fast food», продук- ты питания с повышенным содержанием насы- щенных жиров и простых сахаров (шоколадные батончики, конфеты), причем данные реклам- ные ролики, как правило, демонстрировались в дневное время и в детских программах. данный факт указывает на необходимость законода- тельного изменения в подходе к рекламе пище- вой продукции [12].Этиология и патогенез ожиренияНеобходимо отметить, что наибольшее коли- чество выступлений на Европейском конгрессе по изучению ожирения в последние годы по- свящается вопросам этиопатогенеза ожирения: генетике и эпигенетике, метаболизму липидов, микробиоте, гормонам желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), процессам, происходящим в жи- ровой ткани - липогенезу, метоболизму и секре- торной активности, процессам кислородного обмена, ангиогенеза, ремоделирования, фибро- зирования и воспаления.Генетика и эпигенетика ожиренияМасштабные генетические исследования по- следних лет выявили, что 99,9% генома идентично у всех людей, при этом лишь 1,5% генов являют- ся функционально активными [13]. В настоящее время выявлено около 300 генов кандидатов, спо- собных оказывать влияние на ИМТ. При этом из- менения лишь в нескольких генах имеют более или менее четкую, но не абсолютную связь с ри- ском развития ожирения - ген FTO, ген MC4R, ген TNF-, ген рецептора меланокортина [14].Считается, что активность генетического ма- териала в клетках головного мозга определяет общее количество жира в организме, тогда как генетика адипоцитов в большей степени влияет на характер распределения жировой ткани и ее метаболическую активность [15].Следует признать, что в настоящее время ученые не могут предсказывать риск развития ожирения исходя лишь из классического генети- ческого анализа, в том числе и потому, что зна- чимую роль в плане модулирования функцио- нальной активности генов-кандидатов играют эпигеномные механизмы. По сути, генетический материал воспринимается, как hardware - ап- партаная часть компьютера, тогда как эпигене- тические механизмы являются software - про- граммное обеспечение.Основными эпигеномными механизмами регуляции активности генов являются: модели- рование гистона (ацетилирование, метилирова- ние, фосфорилирование), что делает упаковку молекулы дНК менее плотной и увеличивает возможность транскрипции генов; метилиро- вание промотора, снижающее скорость транс- крипции; синтез микро-РНК, блокирующих в свою очередь матричные РНК. доказано, что эпигеномное влияние могут оказывать продук- ты питания, физическая активность, окружаю- щая среда, прием медикаментов, стресс. При- чем последствия эпигеномных влияний могут сохраняться на протяжении нескольких поко- лений. Так в опыте на мышах было продемон- стрировано, что в случае если одна из двух ге- нетически идентичных линий мышей получает в пищу продукты питания богатые фолиевой кислотой, витамином В12, холином, то цвет их шерсти будет другим и они будут иметь более низкий ИМТ. Причем этот измененный при- знак будет наблюдаться на протяжении до трех поколений. данный факт объясняется тем, что на фоне употребления вышеописанных продук- тов происходит метилирование промоторных участков ряда генов, ответственных за метабо- лические процессы [16]Работы группы ученых из центра эпигене- тики и метаболизма Калифорнийского уни- верситета посвящены взаимосвязи циркадного ритма и нарушений метаболизма, в частности ожирения. Нарушение циркадного ритма спо- собно оказывать серьезное влияние на здоровье человека и приводить к инсомнии, депрессии, ишемической болезни сердца, онкопатологии, метаболическим расстройствам и ожирению. Проблема нарушения циркадного ритма ста-ла особенно актуальна в xx и xxI веке после появления искусственных источников освяще- ния. В настоящее время, учитывая повсемест- ное распространение компьютеров и интернета, ситуация усугубляется еще и тем, что у чело- века находящегося за компьютером до самого момента отхождения ко сну за счет выраженной стимуляции рецепторного аппарата сетчатки происходит наиболее выраженное нарушение циркадного ритма. Последние исследования де- монстрируют, что солнечный свет обладает до- казанным эпигеномным влиянием, регулируя порядка 7-10% транскрипции генов, ответствен- ных за синтез большого количества регулятор- ных белков, участвующих в процессах обмена веществ. Известно, что при равной калорий- ности рациона повышение веса развивается у человека, который употребляет большую часть продуктов во второй половине дня, особенно ночью, за счет количественно-качественных из- менений процессов метаболизма [17].Физиология и патофизиология жировой ткани Вопрос о происхождении адипоцитов в на- стоящее время не до конца решен. Клетки пред- шественники адипоцитов, распределенные в жировой ткани, обуславливают возможность появления новых клеточных элементов. В не- скольких работах было продемонстрировано, что адипоциты могут образовываться из кле- ток костного мозга in vitro. для подтверждения данной гипотезы шведскими исследователями было проведено элегантное исследование. чрез- кожная биопсия жировой ткани была проведена 65 пациентам, которым в прошлом (3-31 года назад) проводилась аллогенная трансплантация костного мозга по поводу заболеваний органов кроветворения. Биопсия и генетический анализ клеток жировой ткани позволил выявить, что 10% адипоцитов реципиентов были представ- лены потомками клеток костного мозга донора. данный факт указывает на возможность про- исхождения адипоцитов из стволовых клеток костного мозга, однако требуется проведение до- полнительных научных исследований для окон- чательного подтверждения данной гипотезы [18]. В последние годы активно изучаются моле- кулярные механизмы, регулирующие липогенез de novo у пациентов с инсулинорезистентно- стью и ожирением. давно известно, что, не- смотря на то, что у пациента с ожирением ре- зистентностью к инсулину обладает и жировая и печеночная ткань, процесс липогенеза в ади- поцитах тормозится, а в гепатоцитах стимули- руются. В исследовании на мышах с ожирениембыло продемонстрирвано, что вышеописанное отличие липогенеза обуславливается цитокина- ми, продуцируемыми тканевыми макрофагами. При ожирении и в жировой ткани и в печени от- мечается субклиническое воспаление гистоло- гически проявляющееся инфильтрацией тканей иммунокомпетентными клетками, при этом ма- крофаги жировой ткани и Купферовские клетки печени за счет продукции различного спектра цитокинов обуславливают противоположное влияние на липогенез de novo [19].В настоящее время много внимания уделяет- ся адипоцитам, располагающимся вне жировой ткани. Отмечено, что адипоциты мышечной тка- ни (IMAT - inter-muscular adipose tissue ) игра- ют важную роль в развитии периферической инсулинорезистентности. Такие внутримышеч- ные скопления жировой ткани, как правило, часто инфильтрируются макрофагами, активно продуцирующими различные интерлейкины. данные провоспалительные интерлейкины, об- ладающие паракринным эффектом, модулируют чувствительность инсулиновых рецепторах на миоцитах, что приводит к развитию инсулиноре- зистентности на уровне и мышечной ткани [20].давно отмечено, что увеличение объема жи- ровой ткани ассоциировано с нарастанием ее провоспалительной активности. На конгрессе активно обсуждались причины данного процес- са, среди которых рассматриваются особенно- сти ангиогенеза и кислородного обмена расту- щей жировой ткани.Эндотелий сосудов жировой ткани играет важную роль регулятора транспорта клеточ- ных элементов, гормонов, макро и микрону- триентов, кислорода, адипокинов. У пациентов с ожирением отмечается повышение ангиоген- ной активности в жировой ткани, что связа- но с продукцией макрофагами, адипоцитами проангиогенных субстанций, стимулирования ангиогенеза гипоксией. В данном случае жи- ровая ткань как бы старается обеспечить себя большим количеством нутриентов. Постоян- ные и интенсивные процессы проангиогенеза в жировой ткани обуславливают сбой процессов регуляции, что приводит к эндотелиальной дис- функции, привлечению иммунокомпетентных клеток и формированию провоспалительного фенотипа жировой ткани [21].Процессы обмена кислорода в жировой тка- ни играют важную роль в патогенезе ожирения. В настоящее время ключевым механизмом дан- ного явления признается нарушение кровоснаб- жения и возникающая гипоксия нарастающегообъема жировой ткани. В исследованиях на па- циентках с ожирением было показано, что у них значительно снижена интенсивность кровово- тока в подкожной жировой ткани по сравнению со здоровыми добровольцами. дополнительные сложности оксигенации жировой ткани обу- словлены увеличением размеров адипоцитов. Возникающая гипоксия адипоцитов обуслав- ливает экспрессию чувствительных к гипоксии генов, привлечение в жировую ткань иммуно- компетентных клеток и развития асептического воспаления [22].Недостаточность витамина Dдефицит витамина d часто выявляется у пациентов с ожирением, причем концентрация витамина в плазме крови обратно пропорцио- нальна индексу массы тела [23]. Вышеописан- ная закономерность объясняется повышением объема распределения жирорастворимого вита- мина d у пациентов с ожирением - витамин d депонируется в жировой ткани и его концентра- ция в плазме крови снижается; меньшей скоро- стью перехода эргокальциферола в кальцитри- ол в коже под воздействием ультрафиолетового облучения у пациентов с ожирением; частым ношением пациентами с ожирением закрытой одежды из-за стеснительности, что уменьшает площадь кожи, доступной для солнечного све- та [24]. В некоторых работах указывалось, что дефицит витамина d в свою очередь сам по себе способен провоцировать развитие ожирения. В данном контексте интересным видится исследо- вание, в котором период наблюдения за женщи- нами 38-60 лет с ожирением составил 35 лет. В начале исследования в группе низкого уровня витамина d в плазме крови ИМТ составил 25,2 кг/м2, в группе нормальных значений кон- центрации витамина d ИМТ составил 23,8 кг/м2 (р<0,05); индекс отношения окружностей талии к бедру был также достоверно выше у пациенток со сниженным уровнем витамина d. через 35 летний период схожие отличия в ИМТ и отно- шении окружностей талии к бедру сохранялись, но достоверного изменения данного соотноше- ния между уровнем витамина d и индексами не отмечалось. данный факт может свидетельство- вать о том, что изменение уровня витамина d в плазме крови все-таки является вторичным по отношению к ожирению [25].ЖКТ и микробиомВ последнее время в научной медицинской литературе уделяется большое внимание связи ЖКТ, в частности микробиома, с метаболиче- скими процессами, происходящими в макроор-ганизме. ЖКТ способен оказывать прямое вли- яние на жировую ткань посредством нутриентов, желчных кислот, гормононов ЖКТ - глюкаго- ноподобный пептид 1, гастроинтестинальный пептид, бактериальные метаболиты, в частности короткоцепочечные жирные кислоты и липопо- лисахариды.В настоящее время доказано, что роль желч- ных кислот гораздо более обширна, чем регу- ляция реологии желчи и всасывания жирных кислот. Обнаружено, что желчные кислоты являются лигандами для рецепторов FxR и TGR5, локализованных в различных тканях и органах и регулирующих обмен глюкозы, ли- пидов, потребление энергии. В частности роль желчных кислот значительна в регуляции про- цессов постпрандиального метаболизма. В ис- следовании на животных было продемонстри- ровано, что агонисты FxR рецепторов способны снижать вес и позитивно влиять на метаболиче- ский профиль. Кроме того применение секве- странтов желчных кислот оказывает положи- тельное влияние на уровень глюкозы и HbА1с. Вышеописанные факты указывают на возмож- ность исследования новых подходов в лечении ожирения [26].В ЖКТ человека обитают более 2000 ви- дов бактерий, при этом доминирующими яв- ляются три типа - Proteobacteria, Firmicutes, Bacteroidetes [27]. Выявлено, что развитие дис- биоза обуславливает нарушение проницаемости кишечного барьера, что за счет возникающей эндотоксинемии, приводит к развитию и про- грессированию воспаления в жировой ткани и развитие метаболических расстройств. В работе немецких исследователей оценивалось влияние четырехнедельной гипоколорийной диеты, со- держащей повышенное количество раститель- ной клетчатки, на проницаемость кишечного барьера у пациентов с ожирением. данное вме- шательство привело к уменьшению веса и сни- жению проницаемости кишечного барьера, что было ассоциировано с улучшением метаболиче- ского профиля [28].Важная роль кишечного микробиома в про- цессе потребления и расхода энергии была про- демонстрирована в работе израильских ученых. В данном исследовании лабораторные мыши были рандомизированы на 3 группы: 1 группа - группа сравнения; 2 группа - лабораторные животные, которым проводилось желудочно-кишечное шунтирование; 3 группа - лабораторные жи- вотные, которым проводилась фекальная транс- плантация от мышей второй группы. Тот факт,что вес мышей на фоне нормокалорийного пи- тания из контрольной группы остался неизмен- ным, а вес животных и из второй и из третьей группы снизился, свидетельствует о важной роли кишечного микробиома в регуляции про- цессов потребления и расхода энергии [29].В исследовании Le chatelier et al. пациенты с ожирением были разделены на две группы в зависимости от количества генов в фекалиях: LGC (Low Gene Count) и HGC (Hight Gene Count). При этом пациенты из группы LGC ха- рактеризовались более высоким весом, более выраженной инсулинорезистентностью, дисли- пидемией, более выраженным системным вос- палением. Большая выраженность системного воспаления ассоциировалась с повышенным содержанием следующих бактерий: Cl. bolteae, Cl. symbiosum, Cl. clastridiofarme, Cl. ramosum, а меньшая с F.prausnitzii, R. Inulinivorans, Co. eutactus, M. smitnii [30].Кроме того было показано, что у пациентов после бариатрического хирургического вмеша- тельства возникают следующие позитивные из- менения в микробиоте: увеличение количества водород продуцирующих и водород потребляю- щих, метанпродуцирующих бактерий, бутират продуцирующих бактерий, что ассоциирова- но с повышенным потреблением микробиотой энергии из пищи, позитивным влиянием на иммунитет хозяина изменением экспрессии генов, регулирующих обменные процессы [31]. В настоящее время продемонстрировано, что коррекция микробиоты в частности методом фекальной трансплантации способна влиять на течение Сд 2 типа за счет снижения инсулино- резистентности, однако работ демонстрирую- щих влияние трансплантации на течение ожи- рение в настоящее время еще не имеется [32].

V I Simanenkov

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

S V Tikhonov

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

I G Ilyashevich

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

A V Ledovay

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

V V Makiyenko

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

N V Fedorova

North-Western State Medical university named after I.I Mechnikov

  1. Guzzardi M.A. Maternal adiposity and infancy growth predict later telomere length: a longitudinal cohort study // J Obes. - 2016. - Vol. 40. - №7. - Р. 1063-9.
  2. Fretts A.M., Howard B.V., Siscovick D.S. et al. Processed Meat, but Not Unprocessed Red Meat, Is Inversely Associated with Leukocyte Telomere Length in the Strong Heart Family Study // J Nutr. J Obes. - 2016. - №12. - Р. 63-71.
  3. PérezMorales M.E., BacardíGascón M., JiménezCruz A. Childhood overweight and obesity prevention interventions among Hispanic children in the United States: systematic review // Nutr Hosp. - 2012. - Vol. 27. - №5. - Р. 1451-21.
  4. Kyle U.G., Pichard C. The Dutch Famine of 19441945: a pathophysiological model of longterm consequences of wasting disease // Curr Opin Clin Nutr Metab Care. - 2006. - Vol. 9. - №4. - Р. 388-94.
  5. Bammann K., Peplies J., De Henauw S. et al. Early life course risk factors for childhood obesity: the IDEFICS casecontrol study // Plos one. - 2006. - Vol. 19. - №2. - Р. 37-44.
  6. Castro H., Pomar C.A., Picó C. Cafeteria diet overfeeding in young male rats impairs the adaptive response to fed/fasted conditions and increases adiposity independent of body weight // Int J Obes (Lond). - 2015. - Vol. 39. - №3. - Р. 430-7.
  7. Konieczna J., Palou M., Sánchez J. et al. Leptin intake in suckling rats restores altered T3 levels and markers of adipose tissue sympathetic drive and function caused by gestational calorie restriction. - 2015. - Vol. 39. - №6. - Р. 959-66.
  8. SipolaLeppänen M., Vääräsmäki M., Tikanmäki M. et al. Cardiometabolic risk factors in young adults who were born preterm // Am J Epidemiol. - 2015. - Vol. 181. - №11. - Р. 861-73.
  9. Baur L.A. Management of child and adolescent obesity // World Rev Nutr Diet. - 2015. - №113. - Р. 163-7.
  10. Döring N., Hansson L.M., Andersson E.S. et al. Primary prevention of childhood obesity through counselling sessions at Swedish child health centres: design, methods and baseline sample characteristics of the PRIMROSE clusterrandomised trial // BMC. - 2014. - №147. - Р. 1471-80.
  11. Jensen J.D., Smed S. Costeffective design of economic instruments in nutrition policy // Int J Behav Nutr Phys Act. - 2007. - №4. - Р. 14-29.
  12. Campos D., HernándezTorres J.J., Agil A. et al. Analysis of food advertising to children on Spanish television: probing exposure to television marketing // Arch Med Sci. - 2016. - Vol. 12. - №4. - Р. 799-807.
  13. Moraes F., Góes A. A decade of human genome project conclusion: Scientific diffusion about our genome knowledge // Biochem Mol Biol Educ. - 2016. - Vol.44. - №3. - Р. 215-23.
  14. Srivastava A., Srivastava N., Mittal B. Genetics of Obesity // Indian J Clin Biochem. - 2016. - Vol. 31. - №4. - Р. 361-71.
  15. Pigeyre M., Yazdi F.T., Kaur Y. et al. Recent progress in genetics, epigenetics and metagenomics unveils the pathophysiology of human obesity // Clin Sci (Lond). - 2016. - Vol. 130. - №12. - Р. 943-86.
  16. Kühnen P., Handke D., Waterland R.A. Interindividual Variation in DNA Methylation at a Putative POMC Metastable Epiallele Is Associated with Obesity // Cell Metab. - 2016. - №16. - Р. 1531-50.
  17. OrozcoSolis R., SassoneCorsi P. Epigenetic control and the circadian clock: linking metabolism to neuronal responses // Neuroscience. - 2014. - №264. - Р. 76-87.
  18. Rydén M., Uzunel M., Hård J.L. Transplanted Bone MarrowDerived Cells Contribute to Human Adipogenesis // Cell Metab. - 2015. - Vol. 22. - №3. - Р. 408-17.
  19. Negrin K.A., Roth Flach R.J., DiStefano M.T. et al. IL1 signaling in obesityinduced hepatic lipogenesis and steatosis // PLoS One. - 2014. - Vol. 12. - №9. - Р. 40-7.
  20. Coles C.A. Adipokines in Healthy Skeletal Muscle and Metabolic Disease // Adv Exp Med Biol. - 2016. - Vol. 900. - №9. - Р. 133-160.
  21. Xue Y., Xu X., Zhang X.Q. et al. Preventing dietinduced obesity in mice by adipose tissue transformation and angiogenesis using targeted nanoparticles // Proc Natl Acad Sci. - 2016. - Vol.113. - №20. - Р. 5552-7.
  22. Hodson L. Adipose tissue oxygenation: Effects on metabolic function // Adipocyte. - 2014. - Vol. 3. - №1. - Р. 75-80.
  23. Haq A., Svobodová J., Imran S. et al. Vitamin D deficiency: A single centre analysis of patients from 136 countries // J Steroid Biochem Mol Biol. - 2016. - Vol. 6. - №13. - Р. 31-8.
  24. Li Y.X., Zhou L. Vitamin D Deficiency, Obesity and Diabetes // Cell Mol Biol (Noisylegrand). - 2015. - Vol. 61. - №3. - Р. 35-8.
  25. Karani S. Causal Relationship between Obesity and Vitamin D Status: BiDirectional Mendelian Randomization Analysis of Multiple // PLoS Med. - 2013. - Vol. 10. - №2. - Р. 83-89.
  26. Kuipers F., Bloks V.W., Groen A.K. Beyond intestinal soapbile acids in metabolic control // Nat Rev Endocrinol. - 2014. - Vol. 10. - №8. - Р. 488-98.
  27. Ron S., Shai F. Revised Estimates for the Number of Human and Bacteria Cells in the Body // PLoS. - 2014. - Vol. 14. - №8. - Р. 48-58.
  28. Muhammad J. Role of Gut Microbiota in the Aetiology of Obesity: Proposed Mechanisms and Review of the Literature // J Obes. - 2016. - №3. - Р. 434-58.
  29. Kulecka M., Paziewska A., ZeberLubecka N. et al. Prolonged transfer of feces from the lean mice modulates gut microbiota in obese mice // Nutr Metab (Lond). - 2016. - Vol. 13. - №1. - Р. 57-63.
  30. Cotillard A., Kennedy S.P., Kong L.C. et al. Richness of human gut microbiome correlates with metabolic markers // Nature. - 2013. - Vol. 29. - №500. - Р. 541-546.
  31. Palleja A., Kashani A., Allin K.H. RouxenY gastric bypass surgery of morbidly obese patients induces swift and persistent changes of the individual gut microbiota // Genome Med. - 2016. - Vol. 8. - №1. - Р. 67-73.
  32. Woting A., Blaut M. The Intestinal Microbiota in Metabolic Disease // Nutrients. - 2016. - Vol. 8. - №4. - Р. 202-216.

Views

Abstract - 249

PDF (Russian) - 238

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Simanenkov V.I., Tikhonov S.V., Ilyashevich I.G., Ledovay A.V., Makiyenko V.V., Fedorova N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies