Modern believes about pain syndrome in Parkinson’s disease



Cite item

Abstract

The analysis of the literature dedicated to modern ideas and achievements in the study of the pathogenesis, the incidence and characteristics of the clinical manifestations of pain syndromes in Parkinson’s disease. It is shown that the disease is characterized by a variety of painful phenomena, combining features of the central and peripheral pain. Peripheral mechanisms of pain are realized as a consequence of mixed neuropathy (predominantly axonopathy) sensory and motor fibers. When electroneuromyographic study found a reduction of the amplitude sensory capacity, latency increase and decrease the speed of the pulse.

Full Text

Болезнь Паркинсона (БП) - медленно прогрессирующее нейродегенера-тивное заболевание, проявляющееся замедлением и обеднением рисунка движений (гипокинезией), пластическим повышением тонуса мышц, неустойчивостью при изменении позы (постуральная неустойчивость), нарушением ходьбы, а также широким спектром вегетативных и психических расстройств [1, 3, 7]. Медленное, но неуклонное прогрессирование этого заболевания, недостаточная эффективность лечения на поздних стадиях, тяжелая инвалидизация, неизбежно наступающая у всех больных, превращают БП в серьезную медико-социальную проблему, требующую всестороннего и интенсивного изучения [5]. Ядро клинической картины при БП составляют двигательные нарушения, но группа других клинических проявлений может существенно осложнять течение заболевания. К этой группе относятся эмоциональные, когнитивные, вегетативные, сенсорные нарушения, а также психотические расстройства. Сенсорные нарушения довольно часто встречаются в клинической картине болезни. Боль является частым, но наиболее плохо изученным симптомом при БП [8]. Трансформируясь по мере прогрессирования заболевания, она характеризуется разнообразными болевыми феноменами, сочетая в себе черты центральной и периферической боли. Патофизиологические процессы, относящиеся к сенсорным симптомам БП, недостаточно объяснены, но являются комплексными, затрагивающими доф-аминергические и недофаминергичес-кие системы, а также базальные ядра и экстрастриарные системы. Полагают, что в большинстве случаев боль при БП имеет центральный невропатический характер и отражает дисфункцию базальных ганглиев, которые через связи с корковыми и стволовыми структурами участвуют в модуляции сенсорной, в т. ч. ноцицептивной, афферентации [8, 10]. В литературе представлены работы, указывающие на участие в патогенезе болевых симптомов при БП нор-адреналина, серотонина, гамма-аминомасляной кислоты, глутамата [14, 21]. «Военно-медицинский журнал», 10’2014_ ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ Уменьшение дофамина вызывает увеличение ноцицепции [13]. Некоторые авторы, исследовавшие сенсорные процессы при БП путем оценки изменения подкоркового регионального мозгового кровотока при помощи позитронно-эмиссионной томографии в ответ на болевую стимуляцию, сообщили о роли базальных ганглиев в центральном соматосенсорном контроле (в ноцицепции) [9]. Позитронно-эмиссионная томография при использовании [ '^-флюородеоксиглюкозы выявила обратную корреляцию связь между накоплением изотопа в полосатом теле и наличием хронической боли [9]. Важную модулирующую роль в регуляции сенсорной деятельности базальных ганглиев могут играть серотонинер-гические нейроны ядер шва, посылающие волокна к стриатуму, субталами-ческому ядру и бледному шару, а также норадренергические нейроны голубого пятна, взаимодействующие с нейронами стриатума [11]. Большинство дофаминер-гических нейронов черной субстанции также отвечают за прием соматосенсорных сигналов [3]. Важным моментом является то, что характерный для БП церебральный до-фаминергический дефицит изменяет состояние ноцицептивной системы, приводя к снижению порога боли [9, 16, 20, 25]. При этом была показана периферическая деафферентация, которая может играть важную роль в патогенезе чувствительной дисфункции [22, 24]. Для оценки периферических чувствительных нервов изучены свободные нервные окончания в коже и инкапсулированные чувствительные нервные окончания у 18 пациентов и 30 здоровых лиц из группы контроля с помощью 3-мм биопсийного кернера через гладкую и покрытую волосами кожу. Дальнейшая оценка включала количественное сенсорное исследование (скорость проведения по чувствительным волокнам). У пациентов с БП были отмечены: увеличение тактильных и тепловых порогов, значительное снижение болевого порога на механические раздражители, а также множественные потери нервных волокон эпидермиса и телец Мейснера. 31 ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ Тяжесть заболевания коррелировала с потерей телец Мейснера и редукцией холодовой и болевой чувствительности [18, 20]. Периферические механизмы боли реализуются как следствие развития смешанной невропатии (преимущественно аксонопатии) сенсорных и моторных волокон. При электронейромио-графическом исследовании выявлено сокращение амплитуды сенсорного потенциала, увеличение латентности и уменьшение скорости проведения импульса [4, 19]. Другими авторами при исследовании нервной проводимости было выявлено сокращение амплитуды сенсорного потенциала при отсутствии характерных для этого состояния симптомов [26]. Можно предположить, что наличие сенсорной аксональной невропатии является клинической особенностью БП. Периферические механизмы боли реализуются как следствие развития смешанной невропатии (преимущественно аксонопатии) сенсорных и моторных волокон [2, 12, 18, 23, 24, 26]. В настоящее время трудно переоценить значение внедрения препаратов леводопы в терапию БП для снижения инвалидности пациентов. Без лечения леводопой 60% больных через 10 лет становятся инвалидами, на фоне терапии доля таких больных составляет около 20% [1, 7]. И сейчас нет пациентов на развернутых стадиях болезни, которые не принимали бы эти препараты. Исследование эффективности длительного приема леводопы при раннем назначении препарата выявило увеличение продолжительности жизни больных по сравнению с этим показателем у пациентов, принимавших другие антипаркинсонические средства. Предполагается, что наличие невропатии является частью клинической картины БП и как следствие приема повышенных доз препаратов, содержащих ле-водопу [2, 12, 23, 26]. Тяжесть невропатии, вероятно, связана с повышенным приемом леводопы и повышенным уровнем метилмалоновой кислоты в результате дефицита кобаламина. По данным ряда авторов, болевой синдром при БП встречается у 10-30% пациентов [14], по другим данным - у 40-45% [6], у 40-75% [6, 15, 17]. Сенсорные расстройства являются частью клинической картины [11, 19]. Болевые синдромы могут сопровождать двигательные расстройства на разных стадиях болезни и нередко опережать их. Иногда боли могут опережать постановку правильного диагноза. Зачастую боль локализуется на стороне максимальной выраженности моторных симптомов [15]. С диагностической целью удобна классификация боли по пяти категориям: скелетно-мышечная, корешковая или невропатическая, боль, связанная с дистонией, дискомфорт по причине акати-зии и центральная (первичная) паркин-соническая боль. Максимальный дискомфорт сопутствует мышечным спазмам и дистонии [8, 10, 15]. Пациенты жалуются на болезненные ощущения, чувство дискомфорта, жжения, онемения, парестезии в конечностях и в области спины, «замороженное плечо», боли в бедре, поясничной области, шее, голеностопном и локтевом суставах, ощущения «стягивания» в руках и ногах, «жестокие» и необъяснимые боли [6, 15, 21]. Таким образом, боль при болезни Паркинсона имеет как центральный, так и периферический механизмы формирования. Периферические механизмы боли реализуются в виде смешанной невропатии (преимущественно аксонопатии) сенсорных и моторных волокон. Однако остаются недостаточно изученными особенности клинических проявлений болевых синдромов, механизмы возникновения полиневропатии, взаимосвязь невропатии с выраженностью и характером боли, приемом суточной дозы препаратов леводопы, концентрацией метилмалоновой кислоты и гомоцистеина в плазме крови, длительностью болезни, наличием моторных осложнений. Исследования болевых симптомов в структуре болезни Паркинсона расширят представления о патогенезе заболевания и клинических проявлениях, помогут избежать ошибочной диагностики самого синдрома паркинсонизма и представят рекомендации по оптимизации лечебного процесса.
×

References

  1. Иллариошкин С.Н. Течение болезни Паркинсона и подходы к ранней диагностике // Болезнь Паркинсона и расстройства движений: Рук. для врачей (по материалам II Национального конгресса). - М., 2011. - С. 41-47.
  2. Литвиненко И.В., Бобков А.В. Особенности клинических проявлений болевых синдромов при болезни Паркинсона // Материалы IX всероссийской науч.-практ. конф. / Под ред. В.П. Берснева, И.В. Яковенко. - СПб: Человек и его здоровье, 2010. - С. 412.
  3. Литвиненко И.В., Бобков А.В. Периферическая невропатия и боль при болезни Паркинсона: электронейромиографическое исследование // X Всерос. съезд неврол.: Тез. докл. - Н. Новгород, 2012. - С. 324.
  4. Литвиненко И.В., Бобков А.В., Фрунза Д.Н. Аксоно- и миелинопатия при болезни Паркинсона: клинико-нейрофизиологическое исследование // Вестн. Росс. Воен-мед. акад. - 2010. - № 4 (32). - С. 46.
  5. Литвиненко И.В., Бобков А.В., Фрунза Д.Н. Периферическая невропатия как возможное осложнение лечения леводопой при болезни Паркинсона // Болезнь Паркинсона и расстройства движений: Руководство для врачей / Под ред. С.Н. Иллариошкина, Н.Н. Яхно. - М.: МЕДпресс-информ, 2011. - С. 321.
  6. Левин О.С., Федорова Н.В. Болезнь Паркинсона. - М.: МЕДпресс-информ, 2012. - 352 с.
  7. Неврология: Национальное руководство / Под. ред. Е.И. Гусева, А.Н. Коновалова, В.И. Скворцовой, А.Б. Гехт. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 1040 с.
  8. Bandettini di Poggio M., Nesti С., Bruno С. et al. Dopamine-agonist responsive Parkinsonism in a patient with the SANDO syndrome caused by POLG mutation // BMC Med. Genet. - 2013. - Vol. 14. - P. 105.
  9. Beiske A.G., Loge J.H., Rоnningen A., Svensson E. Pain in Parkinson’s disease: Prevalence and characteristics // Pain. - 2009. - Vol. 141, N 1-2. - P. 173-177.
  10. Boivie J. Pain in Parkinson’s disease // Pain. - 2009. - Vol. 141, N 1-2. - P. 2-3.
  11. Canavero S. Central pain and Parkinson disease // Arch. Neurol. - 2009. - Vol. 66, N 2. - P. 282-283.
  12. Ceravolo R., Cossu G., Bandettini di Poggio M. et al. Neuropathy and Levodopa in Parkinson’s Disease // Mov. Disord. - 2013. - Vol. 28, N 10. - P. 1391- 1397.
  13. Chu Y., Morfini G.A., Langhamer L.B. et al. Alterations in axonal transport motor proteins in sporadic and experimental Parkinson’s disease // Brain. - 2012. - Vol. 135, N 7. - P. 2058-2073.
  14. Ehrt U., Larsen J.P., Aarsland D. Pain and its relationship to depression in Parkinson disease // Am. J. Geriatr. Psychiatry. - 2009. - Vol. 17, N 4. - P. 269-275.
  15. Ford B. Pain in Parkinson’s disease // Mov. Disord. - 2010. - Vol. 25, N 3. - P. 98-103.
  16. Gorgone G. Coenzyme Q10, hyperhomocysteinemia and MTHFR C677T polymorphism in levodopa-treated Parkinson’s disease patients // Neuromolecular. Med. - 2012. - Vol. 14. - P. 84-90.
  17. Guidubaldi A., Piano С., Santorelli F.M. et al. Novel mutations in SPG11 cause hereditary spastic paraplegia associated with early-onset levodopa-responsive Parkinsonism // Mov. Disord. - 2011. - Vol. 26, N 3. - P. 553-556.
  18. Jugel C. Neuropathy in Parkinson’s Disease Patients with Intestinal Levodopa Infusion versus Oral Drugs // PLoS One. - 2013. - Vol. 8 - P. 122-125.
  19. Kobylecki C., Marshall A.G., Gosal D. Subacute axonal and demyelinating peripheral neuropathy complicating Duodopa therapy for Parkinson’s disease // J. Neurology, Neurosurgery, Psychiatry. - 2012. - Vol. 83. - P. 156.
  20. Nolano M., Provitera V., Lanzillo B., Santoro L. Neuropathy in idiopathic Parkinson disease: an iatrogenic problem? // Ann. Neurol. - 2011. - Vol. 69, N 2. - P. 427-428.
  21. Potvin S., Grignon S., Marchand S. Human evidence of a supra-spinal modulating role of dopamine on pain perception // Synapse. - 2009. - Vol. 63, N 5. - P. 390-402.
  22. Rajabally Y.A., Martey J. Neuropathy in Parkinson disease: Prevalence and determinants // Neurology. - 2011. - Vol. 77, N 22. - P. 1947- 1950.
  23. Streitova H., Bursova S., Minks Е. High incidence of small fiber neuropathy in patients with Parkinson’s disease: Electrophysiological and histopathological study // Movement Disorders. - 2012. - Vol. 27. - P. 659.
  24. Tison F., Le Masson G. Parkinson disease, L-dopa, and neuropathy Did we miss something? // Neurology. - 2011. - Vol. 77. - P. 1938-1939.
  25. Toth C., Breithaupt K., Ge S., Duan Y. et al. Levodopa, methylmalonic acid, and neuropathy in idiopathic Parkinson disease // Ann. Neurol. - 2010. - Vol. 68, N 1. - P. 28-36.
  26. Urban P., Wellach I., Faiss S. et al. Subacute axonal neuropathy in Parkinson’s disease with cobalamin and vitamin B6 deficiency under duodopa therapy // Mov. Disord. - 2010. - Vol. 25, N 11. - P. 1748-1752.

Copyright (c) 2014 Eco-Vector

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies