Hip-spineSyndrome and its Significance in Complex Treatment of Patients with Combination of Degenerative Dystrophic Pathology of Hip Joint and Spine (literature review)

Abstract


In foreign literature a combination of degenerative dystrophic changes in hip joint and lumbosacral spine accompanied by their mutual aggravation is referred to as hip-spine (coxo-vertebral)syndrome. This pathologic condition is characterized by the variety of clinical forms, morphologic manifestations and degrees of the pathologic process intensity that predetermines objective difficulties in diagnosis and treatment of such patients. The main role in the process of degenerative dystrophic changed development is played by biomechanical factors including vertebropelvic relationships. In the overwhelming majority of patients with coxarthrosis the low back pain is caused by the changes in spinal motion segments that progress with the development of hip deforming arthrosis resulting in biomechanical disorders. All that leads to objective difficulties in diagnosis of this complex pathology and patients’ dissatisfaction with the hip arthroplasty results.

Full Text

Данные современной научной литературы свидетельствуют о том, что сочетание дегенера-тивно-дистрофических изменений в тазобедренном суставе и в позвоночнике обусловливает существенные трудности в диагностике и лечении больных вследствие синдрома взаимного отягощения. Этот факт позволил выделить самостоятельный полиэтиологичный симптомо-комплекс, получивший название коксовертебральный синдром (hip-spine syndrome) [1-5]. Указанное состояние, как правило, более выражено, чем изолированные заболевания тазобедренного сустава или пояснично-крестцового отдела позвоночника и характеризуется болью, значительными функциональными нарушениями вследствие изменений анатомиче-ских и биомеханических взаимоотношений в системе «тазобедренный сустав - таз - позво-ночник». При этом неизбежно формируются различные миодистрофические и нейрогенные синдромы, способствующие возникновению и дальнейшему прогрессированию дегенератив-но-дистрофических процессов в позвоночнике и тазобедренных суставах [2]. Впервые термин hip-spine syndrome был введен в клиническую практику в 1983 г. ка-надскими исследователями C. Offierski и I. Macnab [4-6]. Авторы первыми обратили внима-ние на многообразие клинических проявлений коксо-вертебрального синдрома, указали на его частую встречаемость среди пациентов пожилого возраста, а также подчеркнули объек-тивные трудности в диагностике. C. Offierski и I. Macnab предложили классифицировать описанный ими синдром как простой, сложный, вторичный и ошибочный. При этом в случае простого коксовертебраль-ного синдрома превалирующим источником болевой импульсации был или тазобедренный суставе или позвоночник. Пациентам со сложным типом синдрома для выявления происхож-дения боли требовалось проведение диагностической блокады корешка спинномозгового нерва. Вторичный коксовертебральный синдром был четко позиционирован исследователя-ми как следствие влияния грубых дегенеративно-дистрофических изменений тазобедренного сустава на позвоночник. Выделение ошибочного hip-spine синдрома позволило авторам не только начать на страницах научной печати дискуссию о сложности диагностики этого состояния, но и на примерах неудач хирургического лечения больных убедительно обосновать необходимость продолжения поисков с целью решения этой проблемы [5, 6]. Недостатком этой работы, по мнению Y. Nakamura и соавт. [7], являлось отсутствие проспективного клинического анализа, отражающего влияние эндопротезирования тазобед-ренного сустава и оперативных вмешательств на позвоночнике на течение заболевания. Кроме того, в представленной C. Offierski и I. Macnab рабочей классификации отсутствуют такие важные классификационные признаки, как длительность заболевания и степень выра-женности патологических изменений в тазобедренном суставе и позвоночнике, что делает ее неприемлемой для лиц пожилого возраста. И, наконец, авторы обращают внимание на отсут-ствие корреляций между интенсивностью болевого синдрома и выраженностью морфологи-ческих проявлений дегенеративного процесса [6]. Обсуждение нового симптомокомплекса в научной печати вызвало живой интерес ор-топедов, занимающихся лечением больных как с патологией тазобедренного сустава, так и с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника (ДДЗП), и послужило толч-ком к выполнению разноплановых работ. При этом часть ученых рассматривали деформи-рующий артроз тазобедренного сустава в качестве предпосылки к развитию дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника, тогда как другие считали патологию позвоноч-ного столба причиной формирования коксартроза. Так, японские исследователи [8, 9] изуча-ли влияние патологии позвоночника на состояние тазобедренных суставов. В представлен-ных ими клинических наблюдениях было обращено внимание на то обстоятельство, что на почве дегенеративного поясничного кифоза и изменения осанки у пациентов имел место ги-пертонус подвздошно-поясничных мышц, а также четырехглавой и двуглавой мышц бедер. Указанные нарушения, по мнению авторов, следует рассматривать как предпосылку к воз-никновению артропатии вследствие увеличения нагрузок на тазобедренные суставы из-за недопокрытия головок бедер. H. Yoshimoto и соавт. [10] изучал сагиттальную деформацию позвоночно-тазового комплекса в двух группах по 150 больных с остеоартрозом тазобедренного сустава и с болью в поясничной области (low back pain). Исследователи описали две разновидности патологи-ческого позвоночно-тазового профиля. Первая из них была типична для пациентов с болью в поясничной области и характеризовалась формированием кифоза поясничного отдела позво-ночника (уменьшение поясничного лордоза (global lumbar lordosis)) и компенсаторной избы-точной ретроверсии таза (уменьшение наклона крестца (sacral slope)). Данный вариант, по мнению авторов, следует рассматривать в качестве предпосылки к развитию коксартроза вследствие формирования недопокрытия головок бедренных костей. Второй вид патологиче-ской сагиттальной вертикальной осанки был ассоциирован с увеличением анатомически по-стоянного тазобедренного угла (pelvic incidеnce - PI) при нормальных значениях величины поясничного лордоза и также являлся предрасполагающим фактором к формированию ос-теоартроза тазобедренного сустава [10]. Напротив, работа [11] была посвящена влиянию коксартроза на состояние позвоноч-ника. В данной статье описана возможность формирования спондилолистеза у пациентов с подвывихом головок бедер. У них также наблюдали избыточную антеверсию таза и усиление поясничного лордоза. Однако исследователи отметили отсутствие убедительных данных в пользу возникновения спондилолистеза при поясничном гиперлордозе и, как следствие, ука-зали на необходимость дальнейшего изучения этого вопроса. Схожее мнение о негативном влиянии на позвоночный столб патологических процес-сов в тазобедренном суставе высказывал Y. Nakamura и соавт. [7], руководствуясь собствен-ными данными. Исследователи утверждали, что первичный и быстро прогрессирующий кок-сартроз сопровождается уплощением поясничного лордоза, а также усилением ретроверсии таза с небольшими значениями угла наклона крестца. Напротив, у больных с терминальной стадией деформирующего артроза тазобедренного сустава типичным вариантом сагитталь-ной деформации позвоночно-тазового комплекса является увеличение антеверсии таза и по-ясничный гиперлордоз с характерным болевым синдромом. Особого внимания среди публикаций, посвященных диагностике и лечению больных с коксовертебральным синдромом, заслуживают работы, описывающие динамику клиниче-ской картины заболевания после оперативной коррекции патологии тазобедренного сустава или позвоночника. В последние десятилетия эндопротезирование тазобедренного сустава признано од-ним из самых эффективных методов лечения больных с коксартрозом [12-16]. Между тем отдаленные положительные результаты первичного эндопротезирования тазобедренного сустава, по данным Шведского национального регистра, имеют место лишь у 76-89% паци-ентов [17]. Проспективное клиническое исследование влияния артропластики на болевой син-дром в области поясничного отдела позвоночника у больных с тяжелыми формами остеоарт-роза провели P. Ben-Galim и соавт. [6]. По мнению авторов, остеоартроз тазобедренного сус-тава является причиной нарушения походки, изменения сагиттальных позвоночных парамет-ров и ассоциирован с болью в области поясницы. Все пациенты, которым планировалась артропластика тазобедренного сустава в связи с тяжелой степенью остеоартроза, были под-вергнуты независимому клинико-рентгенологическому обследованию перед оперативным вмешательством, через 3 мес и спустя 2 года после его проведения. Показано, что тотальное эндопротезирование достоверно улучшило функциональные характеристики поясничного отдела позвоночника и тазобедренного сустава. Данное исследование по сути является кли-ническим доказательством существования коксовертебрального синдрома, а также демонст-рацией эффективности артропластики тазобедренного сустава при боли в области поясницы [6]. В.М. Шаповалов и соавт. [18] описали восстановление сагиттального позвоночно-тазового баланса у больного с сочетанием дегенеративно-дистрофического поражения тазо-бедренных суставов и позвоночника. При этом представленные результаты убедительно свидетельствовали о купировании боли в спине после двустороннего последовательного то-тального эндопротезирования тазобедренных суставов, несмотря на выраженность и дли-тельность существования дегенеративно-дистрофических изменений в суставах и в пояс-ничных позвоночно-двигательных сегментах. В 2012 г. эти же исследователями поделились опытом успешного восстановления по-звоночно-тазовых взаимоотношений в сагиттальной плоскости у военнослужащего с дву-сторонним асептическим некрозом головок бедренных костей после тотального эндопроте-зирования тазобедренных суставов. Внимание коллег было обращено не только на ликвида-цию боли в спине и восстановление сагиттального профиля позвоночника, но и на перспек-тиву сохранения профессиональной пригодности [19]. Вместе с тем, даже после успешно и обоснованно выполненного тотального эндопро-тезирования тазобедренного сустава отдельные авторы отмечают прогрессирование симпто-мов, характерных для патологии позвоночного столба [20]. Особую группу больных из числа перенесших тотальное эндопротезирование тазо-бедренного сустава составляют лица с вертеброгенным болевым синдромом [21, 22]. Соглас-но данным А.О. Денисова и соавт. [23], из 1000 пациентов, подвергшихся тотальной артро-пластике тазобедренного сустава, у 15,1% сохранились, а у 14,9% возникли новые болевые ощущения в области пояснично-крестцового отдела позвоночника. Таким образом, под термином «коксовертебральный синдром» большинство авторов понимают сложный дегенеративно-дистрофический процесс, зависящий от множества этио-патогенетических факторов и характеризующийся полиморфизмом клинических проявлений. Высокая актуальность и сложность проблемы побудили исследователей к применению до-полнительных рентгенологических методов обследования с целью изучения с параметров позвоночно-тазового баланса. Впервые понятие позвоночно-тазового баланса в исследовании физиологии и патоло-гии позвоночника ввели в 1987 г. G. Duval-Beaupere и соавт. [24]. Опубликованная ими ста-тья содержала описание результатов рентгенологической визуализации позвоночника, вы-полненной в положении стоя [25]. Большинство авторов основное внимание уделяют иссле-дованию позвоночно-тазового баланса в сагиттальной плоскости, так как считается, что фронтальные взаимоотношения позвоночника и таза сбалансированы [7, 24, 26-28]. Однако, по мнению [24], наличие у пациента сколиотической осанки и сколиоза следует считать ис-ключением из данного постулата. В последние годы было доказано, что пространственная конфигурация позвоночника определяется взаимной компенсацией его искривлений. В сагиттальной плоскости позвоноч-ный баланс зависит от соотношения величин грудного кифоза и поясничного лордоза [29-32]. Для характеристик сагиттального профиля позвоночника ряд авторов использовали вертикальный отвес, проведенный на боковых рентгенограммах, выполненных в положении больного стоя, из центра тела С2 или С7 позвонка. Для оценки варианта сагиттального по-звоночно-тазового профиля принято использовать понятие «нейтральная точка». Одни авто-ры [29, 32-34] считают нейтральной точкой передний край верхней замыкательной пластин-ки S1 позвонка, который хорошо визуализируется на рентгенограммах, другие [31, 35-38], после исследований R. Jackson (1998), локализуют нейтральную точку на заднем крае верх-ней замыкательной пластинки S1 позвонка. Смещение линии, построенной из центра тела С7 позвонка, кзади относительно нейтральной точки определяют как отрицательный дисбаланс, а смещение кпереди - как положительный. Таким образом, большинство исследователей признает, что позвоночный баланс оп-ределяется соотношением грудного кифоза и поясничного лордоза, при этом причины фор-мирования осанки в сагиттальной плоскости остаются не до конца изученными [35]. Впервые связь величины поясничного лордоза с рентгенологическими параметрами таза выявил в 1985 г. J. During [35]. Однако более полно корреляции позвоночного баланса с тазовыми параметрами изучили G. Duval-Beaupere и соавт. [27, 39-42]. По данным этих ис-следователей, сагиттальные морфологические характеристики таза напрямую определяют индивидуальные для каждого человека параметры поясничного лордоза. Взаимная компен-сация сагиттальных изгибов позвоночника обеспечивает устойчивое равновесие тела в вер-тикальном положении, которое является наиболее рациональным с точки зрения механики и мышечных усилий [40, 43-45]. Последние исследования демонстрируют, что широкий диапазон параметров сагит-тального профиля позвоночника коррелирует с таким же широким диапазоном характери-стик тазового анатомического профиля, при этим крестец оказывается вовлеченным в эти отношения. По мнению ряда авторов имеются многочисленные корреляции между сагит-тальным профилем позвоночника и параметрами крестца [42, 46, 47]. Доказано, что значения показателя PI постоянны для взрослого человека в течение всей жизни, так как кости таза прекращают свой рост. Данный параметр является анатомиче-ски постоянным и не может быть изменен посредством операций на позвоночнике [48, 49]. Параметр PI позволяет объединить ряд переменных тазовых характеристик [26, 42-44, 47, 48]. В частности, было описано строгое взаимоотношение между PI и сагиттальным от-клонением (tilt) верхней крестцовой пластинки (тазобедренный угол - pelvic tilt (РТ)), а также между этим параметром (РТ) и величиной поясничного лордоза - global lumbar lor-dosis (GLL). Когда отклонение крестца и сагиттальные позвоночные изгибы правильно сба-лансированы с PI, вес тела в вертикальном положении проецируется позади или рядом с по-ясничным отделом позвоночника, кзади и максимально близко к середине верхней замыка-тельной пластинки S1 позвонка и кзади от бикоксофеморальной оси. В этом случае положе-ние стоя является наиболее рациональной позицией с точки зрения оптимального соотноше-ния воздействия силы тяжести и напряжения мышц [40, 43, 44, 45]. Данная гипотеза была подтверждена бароцентрометрическими исследованиями, вы-полненными в разные годы на здоровых волонтерах [25, 40, 45, 46], а также на пациентах с патологией позвоночника [25, 40, 43]. Наличие анатомически постоянного индивидуального параметра PI и его корреляций с переменными тазовыми и позвоночными параметрами доказывает возможность различных индивидуальных конфигураций сагиттальных изгибов позвоночника. Следовательно, изме-рение тазобедренного угла крайне важно для оценки сагиттального позвоночного баланса. Также, по мнению [50], необходимо изучить адекватность соотношений между пространст-венным расположением крестца и величиной лордотического изгиба пояснично-крестцового отдела позвоночника. Отклонения указанных параметров от нормальных значений свиде-тельствуют об изменении проекции силы тяжести тела в вертикальном положении. Общими недостатками бароцентрометрических исследований, выполненных G. Du-val-Beaupere с коллегами, признаваемыми самими авторами, являются невозможность про-ведения их в повседневной клинической практике из-за высокой лучевой нагрузки на паци-ента от гамма-сканера, а также их большая длительность и трудоемкость. Помимо этого, ме-тодика не позволяет оценить изменения в отдельно взятых позвоночно-двигательных сег-ментах. В своих работах исследователи также указывали на необходимость дальнейшего изучения позвоночно-тазового баланса у больных с морфологическими изменениями тазо-вых параметров [28, 51, 52]. Зависимость тазовых параметров и сагиттального профиля позвоночника была выявле-на во многих исследованиях [40, 42, 53, 54], как у взрослых лиц, так и у больных с заболева-ниями позвоночного столба [25, 29, 40, 53, 55]. Пределы референсных значений параметров сагиттального профиля позвоночника в вертикальном положении тела определены в ходе нескольких рентгенологических исследований, проведенных на здоровых добровольцах [28, 42, 54]. Рядом авторов [25, 28, 37, 42] было предложено множество радиографических мето-дов исследования патологических анатомических взаимоотношений между L5 и S1 позвон-ками, однако, по мнению R. Vialle с соавт. [56], ни по одному из этих измерений нельзя дос-товерно предсказать исход заболевания. Так, группой исследователей была изучена взаимо-связь между увеличением параметра PI и наличием спондилолистеза [57]. Однако убеди-тельных доказательств взаимозависимости этих признаков авторами получено не было [56]. P. Chanplakorn и соавт. [58] описали изменение отклонения таза (pelvic tilt) в положе-нии пациента стоя и лежа. Авторы отметили, что недооценка данного фактора при имплан-тации вертлужного компонента приводит к некорректному позиционированию ацетабуляр-ной чашки, нерациональному покрытию головки эндопротеза и дальнейшему прогрессиро-ванию дегенеративных изменений в позвоночнике. Неудовлетворительное положение верт-лужного компонента способно также привести к быстрому остеолизу из-за избыточного из-носа полиэтиленового вкладыша, и, как следствие, к ранней асептической нестабильности эндопротеза. Исследователи отмечают, что достичь правильного позиционирования имплан-тата возможно только учитывая пространственную ориентацию таза, варьирующую у разных людей, а также принимая во внимание наличие и длительность существования дегенератив-но-дистрофических изменений в позвоночнике, что требует дополнительного рентгенологи-ческого обследования [58]. Аналогичное мнение высказали французские исследователи [59, 60]. Авторы утвер-ждают, что некоторые факторы, характеризующие особенности пациента и квалификацию хирурга, способны негативно влиять на правильную ориентацию вертлужного компонента эндопротеза. Так, важнейшее значение имеет переменный тазовый параметр отклонение таза (pelvic tilt), изменяющийся при вертикальном положении тела (стоя и во время ходьбы) и в положении лежа (на операционном столе). Изменение PТ в двух позициях способно дезори-ентировать хирурга и обусловить некорректное позиционирование ацетабулярной чашки. Более того, некоторые пациенты имеют увеличенный или уменьшенный поясничный лордоз, который меняет ориентацию таза и вертлужной впадины в пространстве при ходьбе, сиде-нии, а также подъеме и спуске по лестнице. Чем сильнее выражен поясничный лордоз, тем, по мнению тех же авторов, должна быть больше антеверсия ацетабулярной чашки, необхо-димая для предупреждения заднего вывиха эндопротеза. Напротив, при уменьшении пояс-ничного лордоза антеверсия таза становится минимальной, а антеверсия чашки - избыточ-ной, что является предпосылкой к возникновению переднего вывиха имплантата [59, 60]. Также необходимость учета переменного тазового параметра РТ при имплантации вертлужного компонента эндопротеза тучным пациентам отмечена в работе [61]. Установле-но, что при избытке мягких тканей в ягодичной области происходит смещение таза в поло-жении больного лежа как на спине, так и на боку. Кроме того, у пациентов с высоким индек-сом массы тела значительно упрощается бесконтрольное изменение положения тела на опе-рационном столе во время оперативного вмешательства. Оба этих фактора являются предпо-сылкой к неправильному позиционированию ацетабулярной чашки и возможному возникно-вению вывихов эндопротеза. Таким образом, анализ данных научной литературы показал, что морфологические характеристики таза и пояснично-крестцового отдела позвоночника играют важную роль в формировании вертикальной осанки человека, оценке прогноза течения дегенеративно-дистрофических заболеваний позвоночника, а также в корректном позиционировании ком-понентов эндопротеза тазобедренного сустава. Диагностика и последующее лечение соче-танной дегенеративно-дистрофической патологии тазобедренных суставов и позвоночника представляется довольно сложной задачей, требующей комплексного и взвешенного подхода как со стороны хирургов, выполняющих эндопротезирование суставов конечностей, так и врачей-специалистов смежных направлений - вертебрологов и неврологов.

About the authors

A. L Kudyashev

S. M. Kirov Military Medical Academy, St. Petersburg, Russia

Email: a.kudyashev@gmail.com

V. V Khominets

S. M. Kirov Military Medical Academy, St. Petersburg, Russia


V. M Shapovalov

S. M. Kirov Military Medical Academy, St. Petersburg, Russia


F. V Miroevskiy

S. M. Kirov Military Medical Academy, St. Petersburg, Russia


References

  1. Вакуленко В.М., Худобин В.Ю., Бублик Л.А. Дегенеративно-дистрофические поражения тазобедренных суставов и позвоночника. Травма. 2000; 1 (1): 24-6.
  2. Вакуленко В.М. Концепция ведения больных коксартрозом на фоне дегенеративно-дистрофического поражения пояснично-крестцового отдела позвоночника. Травма. 2008; 9 (1): 6-12.
  3. Fogel G., Esses S. Hip spine syndrome: management of coexisting radiculopathy and arthritis of the lower extremity. Spine. 2003; 3 (3): 238-41.
  4. Matsuyama Y. Hip-spine syndrome: total sagittal alignment of the spine and clinical symptoms in patients with bilateral congenital hip dislocation. Spine. 2004; 29: 2432-7.
  5. Offierski C., Macnab I. Hip-spine syndrome. Spine. 1983; 8 (3): 316-21.
  6. Ben-Galim P., Ben-Galim T., Rand N. The effect of total hip replacement surgery on low back pain in severe osteoarthritis of the hip. Spine. 2007; 32 (19): 2099-2102.
  7. Nakamura Y., Funayama K., Kita J. et al. Hipe-spine syndrome: tracing of coxarthropathy and the relationship between the lumbar and sacral angles. Sendai Red. Cross. Mtd. J. 1996; 5: 73-6.
  8. Iwahara T., Takemitsu Y., Tokabe M. et al. Physical discussion and roentgenological investigation of degenerative lumbar kyphosis: focus on influence on pelvic inclination and hip joint. Clin. Orthop. Surg. 1988; 23: 811-9.
  9. Takemitsu Y., Harada Y., Atsuta Y. et al. Degenerative lumbar kyphosis in the middle-aged and elderly. Orthop Surg. 1987; Suppl. 12: 18-21.
  10. Yoshimoto H., Sato S., Masuda T., Kanno T., Shundo M., Hyakumachi T., Yanagibashi Y. Spinopelvic alignment in patients with osteoarthrosis of the hip. Spine. 2005; 30 (14): 1650-7.
  11. Funayama K., Suzuki T., Irei O. Coxarthropathy and lumbago: hip-spine syndrome. MB Orthop. 1989; 15: 85-93.
  12. Волченко Д.В., Ким Н.И. Оценка качества жизни пациентов с травмами и заболеваниями тазобедренного сустава. В кн.: Тезисы 64-й открытой научно-практической конференции молодых ученых «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины». Волгоград; 2006: 267.
  13. Загородний Н.В. Эндопротезирование при повреждениях и заболеваниях тазобедренного сустава: Дис.. д-ра мед. наук. М.; 1998.
  14. Кузьменко В.В., Фокин В.А. Эндопротезирование тазобедренного сустава, современное состояние и перспективы развития метода. Ортопедия, травматология и протезирование. 1991; 10: 74-8.
  15. Тихилов Р.М., Шаповалов В.М., ред. Руководство по эндопротезированию тазобедренного сустава. СПб; 2008.
  16. Шаповалов В.М., Аверкиев В.А., Артюх В.А. Результаты эндопротезирования тазобедренного сустава после переломов вертлужной впадины. Лечение сочетанных травм и повреждений конечностей. М.; 2008: 9-13.
  17. Hailer N., Garellick G., Körrholm J. Uncemented and cemented primary total hip arthroplasty in the Swedish Hip Arthroplasty Register. Acta Orthop. 2010; 81 (1): 34-41.
  18. Шаповалов В.М., Аверкиев В.А., Кудяшев А.Л. Восстановление сагиттального позвоночно-тазового баланса у больного с сочетанным поражением тазобедренных суставов и позвоночника (клиническое наблюдение). Гений ортопедии. 2011; 3: 152-5.
  19. Шаповалов В.М., Аверкиев В.А., Кудяшев А.Л. Случай восстановления сагиттального позвоночно-тазового баланса у военнослужащего с асептическим некрозом головок бедренных костей. Военно-медицинский журнал. 2012; 333 (4): 62-3.
  20. Герцен Г.И., Остапчук М.П., Буштрук А.М. Деформуючий артроз великих суглобив. Український медичний часопис. 2003;5 (37): 55-60.
  21. Шильников В.А., Тихилов P.M., Денисов А.О. Болевой синдром после эндопротезирования тазобедренного сустава. Травматология и ортопедия России. 2008; 2: 106-9.
  22. Шильников В.А., Неверов В.А., Климов А.В., Ярмилко А.В., Байбародов А.Б. Болевой синдром эндопротезированного тазобедренного сустава. Травматология и ортопедия России. 2006; 2: 319-20.
  23. Денисов А.О. Болевой синдром после эндопротезирования тазобедренного сустава: Автореф. дис.. канд. мед. наук. СПб; 2010.
  24. Продан А.И., Хвисюк А.Н. Корреляция параметров сагиттального позвоночно-тазового баланса и дегенеративных изменений нижнепоясничных сегментов. Хирургия позвоночника. 2007; 1: 44-51.
  25. Duval-Beaupere G., Robain G. Visualization on full spine radiographs of the anatomical connections of the centres of the segmental body mass supported by each vertebra and measured in vivo. Int. Orthop. 1987; 11: 261-9.
  26. Legaye J., Hecquet J., Marty C., Duval-Beaupere G. Equilibre sagittal du rachis. Relations entre bassin et courbures rachidiennes sagittales en position debout. Rachis. 1993; 3: 215-26.
  27. Roussouly P., Gollogly S., Berthonnaud E., Dimnet J. Classification of the normal variation in the sagittal alignment of the human lumbar spine and pelvis in the standing position. Spine. 2005; 30 (3): 346-53.
  28. Vaz G., Roussoully P., Berthonnaud E., Dimnet J. Sagittal morphology and equilibrium of pelvis and spine. Eur. Spine J. 2002; 11: 80-7.
  29. Celb D., Lenke L.G., Bridwell K.H., Blanke K., McEnery K.W. An analysis of sagittal spinal alignment in 100 asymptomatic middle and older aged volunteers. Spine. 1995; 20: 1351-8.
  30. Jackson R., Peterson M., McManus A. Compensatory spinopelvic balance over the hip axis and better reliability in measuring lordosis to the pelvic radius on standing lateral radiographs of adult volunteers and patients. Spine. 1998; 23: 1750-67.
  31. Kumar M., Baklanov A., Chopin D. Correlation between sagittal plane changes and adjacent segment degeneration following lumbar spine fusion. Eur. Spine J. 2001; 10: 314-9.
  32. Vedantam R., Lenke L., Keeney J., Bridwell K.H. Comparison of standing sagittal spinal alignment in asymptomatic adolescents and adults. Spine. 1998; 23: 211-5.
  33. Van Royen B., Toussaint H., Kingma I., Bot S.D., Caspers M., Harlaar J., Wuisman P.I. Accuracy of the sagittal vertical axis in a standing lateral radiograph as a measurement of balance in spinal deformities. Eur. Spine J. 1998; 7: 408-12.
  34. Vedantam R., Lenke L., Bridwell K.H., Linville D.L., Blanke K. The effect of variation in arm position on sagittal spinal alignment. Spine. 2000; 25: 2204-9.
  35. Продан А.И., Радченко В.А., Хвисюк А.Н., Куценко В.А. Закономерности формирования вертикальной осанки и параметры сагиттального позвоночно-тазового баланса у пациентов с хронической люмбалгией и люмбоишиалгией. Хирургия позвоночника. 2006; 4: 61-9.
  36. Cil A., Yazici M., Uzumcugil A., Kandemir U., Alanay A., Alanay Y. et al. The evolution of sagittal segmental alignment of the spine during childhood. Spine. 2005; 30: 93-100.
  37. Jackson R., McManus A. Radiographic analysis of sagittal plane alignment and balance in standing volunteers and patients with low back pain matched for age, sex, and size. A prospective controlled clinical study. Spine. 1994; 19: 1611-8.
  38. Marks M., Stanford C., Mahar A. Standing lateral radiographic position does not represent customary standing balance. Spine. 2003; 28; 1176-82.
  39. Descamps H., Commare M., Marty C. et al. Le parameter incidence chez le petit enfant. Rachis. 1996; 8: 177-80.
  40. Duval-Beaupere G., Schmidt C., Cosson P. A barycentremetric study of the sagittal shape of spine and pelvis: the condition required for an economic standing position. Ann. Biomed. Eng. 1992; 20: 451-62.
  41. Duval-Beaupere G., Schmidt C., Cosson P. Sagittal shape of the spine and pelvis. The conditions for an economic standing position. Barycentremetric study. Proceeding of Scoliosis Research Society (24th Annual meeting) combined with the European Spinal Deformity Society. Amsterdam, 1989.
  42. Legaye J., Duval-Beaupere G., Hecquet J. Pelvic incidence: a fundamental pelvic parameter for threedimensional regulation of spinal sagittal curves. Eur. Spine J. 1998; 7: 99-103.
  43. Duval-Beaupere G., Legaye J. Composante sagittale de la statique rachidienne. Rev. Rhum. 2004; 71:105-19.
  44. Lagrone M.O., Bradford D.S., Moe J.H., Lonstein J.E., Winter R.B., Ogilvie J.W. Treatment of symptomatic flatback after spinal fusion. J. Bone Joint Surg. Am. 1988; 70 (4): 569-80.
  45. Legaye J., Santin J., Hecquet J., Marty C., Duval-Beaupere G. Bras de levier de la pesanteur supportee par les vertebres lombaires. Rachis. 1993; 5: 13-20.
  46. Cosson P., Duval-Beaupere G. Determination personalisee in vivo chez l’homme des exerces sur les etages vertebraux thoraciques et lombaires en position debout et assise. Rachis. 1993; 5: 5-12.
  47. Descamps H., Commare M., Marty C., Hecquet J., Duval-Beaupere G. Modification of pelvic angle during the human growth. Biom. Hum. Anthropol. 1999; 17: 59-63.
  48. Marty C., Boisaubert B., Descamps H., Montigny J. The sagittal anatomy of the sacrum among young adults, infants and spondylolisthesis patients. Eur. Spine J. 2002; 11: 119-25.
  49. Mangione P., Gomez D., Senegas J. Study of the course of incidence angle during growth. Eur. Spine J. 1997; 6: 163-7.
  50. Legaye J., Duval-Beaupere G. Gravitational forces and sagittal shape of the spine. Clinical estimation of their relations. Int. Orthop. 2007; 32 (6): 809-16.
  51. Farfan H. The biomechanical advantage of lordosis for upright activity. Spine. 1978; 3 (4): 336-42.
  52. Gangnet N., Dumas R., Skalli W., Vital J. Variability of the spine and pelvis location with respect to the gravity line: a three-dimensional stereoradiographic study using a force platform. Surg. Radiol. Anat. 2003; 25: 424-33.
  53. During J., Goudfrooij H., Keessen W., Beeker T., Crowe A. Toward standards for posture. Postural characteristics of the lower back system in normal and pathologic conditions. Spine. 1985; 10: 83-7.
  54. Vialle R., Levassor N., Rillardon L., Templier A., Skalli W., Guigui P. Radiographic analysis of the sagittal alignment and balance of the spine in asymptomatic subjects. J. Bone Joint Surg Am. 2005; 87: 260-7.
  55. Guigui P., Levassor N., Rillardon L., Wodecki P., Cardinne L. Physological value of pelvic and spinal parameters of sagittal balance: analysis of 250 healthy volunteers. Rev. Chir. Orthop. Reparatrice Appar. Mot. 2003; 89: 496-506.
  56. Vialle R., Ilharreborde B., Dauzac C., Lenoir T., Rillardon L., Guigui P. Is there a sagittal imbalance of the spine in isthmic spondylolisthesis? A correlation study. Eur. Spine J. 2007; 16: 1641-9.
  57. Jackson R., Phipps T., Hales C., Surber J. Pelvic lordosis and alignment in spondylolisthesis. Spine. 2003; 28: 151-60.
  58. Chanplakorn P., Wongsak S., Woratanarat P., Wajanavisit W., Laohacharoensombat W. Lumbopelvic alignment on standing lateral radiograph of adult volunteers and the classification in the sagittal alignment of lumbar spine. Eur. Spine J. 2011; 20 (5): 706-12.
  59. Lazennec J., Rousseau M.A., Rangel A., Gorin M., Belicourt C., Brusson A., Catonné Y. Pelvis and total hip arthroplasty acetabular component orientations in sitting and standing positions: measurements reproductibility with EOS imaging system versus conventional radiographies. Orthop. Traumatol. Surg. Res. 2011; 97 (4): 373-80.
  60. Legaye J. Influence of the sagittal balance of the spine on the anterior pelvic plane and on the acetabular orientation. Int. Orthop. 2009; 33: 1695-700.
  61. Rossi R., Castoldi F., eds. Primary total hip replacement. Turin: Edizioni Minerva medica; 2013.

Statistics

Views

Abstract - 23

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Eco-Vector



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies