Semantic differential of time among women affected with disease caused by the human immunodeficiency virus

Abstract


Аbstract. The possibility of using the semantic differential of time for revealing the prevailing, including the little-understood, tendencies in the actual mental state and the relation of the individual to reality is known, since it is known that the unity of the individual in the destiny of man is realized by the semantic unity of the past, present and future time in their subjective differentiated meaning. The differences in the perception of the past, present and future time by patients in the dynamics of their disease caused by the human immunodeficiency virus have been revealed depending on the receipt of antiretroviral therapy. The study of time factors allowed to differentiate the features of the mental state of these women in the dynamics of the disease. It is established that the ideas about the future of the time in healthy and sick persons in the period of relative remission of their disease are similar. It is characterized by them in a single semantic structure. However, the existing differences in comparing the perception of future factors by patients and practically healthy women suggest that patients have a higher motivational component for the future. The mechanisms of the formation of those components of self-awareness (knowledge and understanding of oneself) in women affected with disease caused by the human immunodeficiency virus, which are related to the concepts and properties of psychological time, are specified and concretized. The results obtained can be used to predict psycho-social adaptation of patients in the dynamics of the disease. This is a prerequisite for conducting preventive psychological measures to reduce the risk of negative clinical dynamics of the disease, primarily because the patient is not just a complex combination of various pathological and pathophysiological processes, but first of all a person is a person in need of a return to full biological and social activity.

Full Text

Введение. Долгое время считалось, что существу- ет только объективное время и познается оно только точными науками, прежде всего физикой (например, теория относительности А. Эйнштейна; теория много- мерной Вселенной, имеющей несколько временных и пространственных координат, - модель Калуцы- Клейна; концепция внутреннего времени И. Приго- жина; энергетическая теория времени Н. Козырева). Однако, несмотря на то, что физическое время может быть измерено, оно не является стимулом в обычном смысле этого слова: нет объекта, который бы непо- средственно воздействовал на рецепторы воспри- нимающего его человека [7], и самое главное - нет рецепторов, воспринимающих время как стимул. Считается, что исследование механизмов восприя- тия времени является одной из центральных проблем психологии, так как время носит сквозной характер по отношению ко всем психическим процессам, оно про- низывает и связывает их [21]. Полагают, что именно в многообразии темпоральных концепций современной физики времени психология может найти интерпретации многих известных феноменов психологического и лич- ностного времени. Так, сформулирована энергетическая концепция психологического времени [1], подразумева- ющая, что в одном из своих аспектов время - это энергия. Через категорию энергии и категорию личности авторы объединили ранее отдельно рассматриваемые психоло- гические, биологические, социальные аспекты и время. Время рассматривается как атрибутивное свой- ство движущейся материи [23], поэтому под временем в общем смысле термина понимается свойство эво- люционных процессов, раскрывающее длительность, последовательность и целевую направленность всех происходящих в мире изменений [20], а под психо- логическим временем личности - реальное время психических процессов, состояний и свойств лично- сти, в котором они функционируют и развиваются на основе отраженных в непосредственном переживании и ценностном оформлении объективных временных отношений между событиями жизни [9]. Однако, изучая время в качестве психологического феномена, исследователи используют самые разные термины, среди которых можно встретить «восприятие времени», «отражение времени», «ощущение времени», «чувство времени», «представление о времени», «суж- дение о времени», «память на время», «организация поведения и деятельности во времени», «ориентировка во времени», «переживание времени», «осознание вре- мени» и другие. Это приводит к заключению, что авторы вкладывают в них разный смысл и подразумевают несо- ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (62) - 2018 21 Клинические исследования поставимые друг с другом феномены, что препятствует сравнению результатов различных исследований [7]. Кроме того, существующие на сегодняшний день пси- хологические модели механизмов восприятия времени используют слишком громоздкие теоретические по- строения, трудно проверяемые на практике, которые не могут полностью объяснить все феномены воспри- ятия времени [27]. К примеру, показано, что комплекс структур - базальные ганглии, поясная извилина, зона Вернике и фронтальная кора головного мозга - обе- спечивают формирование, хранение и извлечение субъективного временного эталона из долговременной памяти; в процессе обучения человека может осущест- вляться коррекция субъективного временного эталона как при наличии, так и в отсутствии обратной связи [24]. Установлено, что характер корковых взаимодействий на разных этапах процесса восприятия времени суще- ственно зависит от исходного состояния и индивиду- альных особенностей человека: от уровней интеллекта, экстра- и интроверсии, нейротизма и индивидуального профиля сенсомоторной асимметрии [5]. Считается, что основы такой составляющей перцепции времени, как отдаленная временная перспектива, от которой зависят многие личностные качества и будущие стратегии пове- дения (от способности к целеполаганию до успешности индивидуальной адаптации в целом), закладываются в подростковом возрасте [18]. На сегодняшний день время рассматривают также как продукт функционирования организма на психофизиоло- гическом уровне (время как биологический механизм); как продукт когнитивной переработки информации (время как когнитивные процессы); как продукт динами- ческой самоорганизации личности (время как жизненная стратегия); как социальное (групповое) восприятие и конструирование процессов (социальное время) [11, 13]. Считается, что восприятие времени во многом проявляет себя как обобщенный срез всех динамических отношений психики и окружения, включая в себя как когнитивный, так и эмоциональный компоненты. Кроме того, различают следующие аспекты понима- ния времени: а) время концептуальное (абстрактное, математическое, моделирующее пространственно-вре- менные отношения); б) топологическое время (выража- ет временные отношения через свойства: постоянство, беспрерывность, связность, порядковость, направлен- ность); в) время физическое (реальное - выражает долготу и продолжительность в пространстве); г) время психическое (представленность времени в собственно психике, предмет психологии времени) [12]. Тем не ме- нее, в настоящее время все еще не существует единого подхода в описании восприятия времени как отдельной стороны психического отражения. Причиной этому слу- жит особая природа времени как физического явления и возрастающая степень отражения времени вместе с усложнением отражающей системы. А.М. Огороднов [14] считает, что в сознании психологическое время личности представлено как субъективная картина жизненного пути, и этот об- раз выполняет функции долговременной регуляции и согласования жизненного пути личности с жизнью других, прежде всего - значимых для него людей. Таким образом, расширение представлений о восприятии психологического времени, в частности у больных, способствует большему пониманию личност- ных изменений, наблюдаемых, к примеру, при психиче- ских нарушениях (в том числе возникающих на фоне со- матической патологии), что помогает увеличить эффек- тивность их медико-психологической реабилитации. Так, для этой цели разработаны психосемантические методики (Q-сортировка, разработанная В. Стефенсо- ном и адаптированная в Национальном медицинскои исследовательском центре психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева, и метод репертуарных решеток) [8], преимущества которых состоят в их портативности и гибкости в исследовании личности человека, возмож- ности строить прогноз и проверять гипотезы сразу же в ходе эксперимента без привлечения как групповых статистических норм, так и громоздких систем тол- кования. Психосемантический подход позволяет рас- сматривать личность испытуемого не как набор объ- ектных характеристик в пространстве диагностических показателей, а как носителя определенной картины мира, что позволяет выявлять осознаваемые и неосоз- наваемые типы отношений к событиям и явлениям, развертывающиеся в психологическом времени жиз- недеятельности личности. Интерпретация полученных данных здесь осуществляется через поиск личностных смыслов, характеризующих субъекта оценки, то есть человека [25]. Полагают, что результаты, полученные с помощью методик экспериментальной психосеман- тики, во многом спонтанны, не подвержены влиянию установки на социально положительные ответы, так как невозможно различить «хорошие» и «плохие» ответы, что позволяет избежать мотивационного искажения. Считается, что экспериментально-психологические методики психосемантической направленности, при- меняемые для диагностики личности больных и оценки динамики лечения, позволяют выявлять осознаваемые и неосознаваемые типы отношений к событиям в мас- штабе психологического времени жизненного пути личности при наличии единства когнитивного, эмоцио- нального и поведенческого компонентов. Известно, что единство личности осуществляет- ся смысловым единством прошлого, настоящего и будущего в их субъективном дифференцированном значении в судьбе человека. Исследования простран- ственных переживаний: интуитивного представления о свойствах времени, субъективной картины жизнен- ного пути, представлений о прошлом, настоящем и будущем - могут существенно дополнить не только квалифицированно собранный психологический анамнез жизни и болезни, но и данные других лич- ностно-ориентированных психологических методик. Поэтому считается, что под психологическим време- нем понимается не только эмоционально значимое отношение к своему настоящему, прошедшему и будущему времени, но и осознание их ценностно- смысловых характеристик. 22 2 (62) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Клинические исследования Кроме того, отношение человека к окружающему миру, к себе, ко времени зависит от его эмоциональ- ного состояния и особенностей личности. При психи- ческих расстройствах, в частности при депрессиях, происходят изменения в познавательной сфере, что, несомненно, отражается и на временных проявлениях эмоций и их осознании. Поэтому переживание време- ни, особенно будущего, может рассматриваться как своеобразный индикатор актуального психического состояния личности [3]. Так, выявлена выраженная взаимосвязь между сложностью кризисной ситуации, разрывом временных модусов, длительностью времен- ной перспективы и уровнем осмысленности жизни [15]. С точки зрения медико-психологического сопрово- ждения пациентов, по данным разных авторов, особую роль играет субъективное (психологическое) время - как отражение в психике человека системы временных отношений между событиями его жизненного пути с оценкой одновременности, последовательности, дли- тельности, скорости протекания различных событий жизни, их принадлежности к настоящему, удаленно- сти в прошлое и будущее, переживания сжатости и растянутости, прерывности и непрерывности, огра- ниченности и беспредельности времени, осознание возраста, возрастных этапов (детства, молодости, зрелости, старости), представления о вероятной продолжительности жизни, о смерти и бессмертии, об исторической связи собственной жизни с жизнью предшествующих и последующих поколений семьи, общества, человечества в целом. Вместе с тем как в психиатрии, так и в клинической психологии остается малоизученным вопрос, как психические нарушения различного генеза и степень выраженности симптомов аффективной патологии и индивидуально-типологические свойства влияют на интуитивное представление человека о времени. В доступной нам научной литературе работ, посвящен- ной этой проблеме у лиц, пораженных заболеванием, вызванным вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ- инфекцией), найти не удалось. Цель исследования. Используя психосеманти- ческий подход специфики субъективного восприятия времени, особенностей самооценки личностных свойств, определить преобладающие малоосозна- ваемые тенденции в актуальном психическом со- стоянии и отношении личности к действительности у женщин, больных ВИЧ-инфекцией, в зависимости от получения ими специфической антиретровирусной терапии (АРВТ) с намерением улучшения их медико- психологического сопровождения. Материалы и методы. В экспериментально-пси- хологическом исследовании субъективного времени участвовали 78 женщин, больных ВИЧ-инфекцией (средний возраст 32,02±4,36 года) на разных стадиях и при различной длительности заболевания. После оценки клинического состояния пациенток специфическая те- рапия назначалась им в соответствии с отечественными и международными рекомендациями [2, 16]. Окончательное распределение пациенток по стадиям болезни проведено по классификации Центра по контролю и предупреждению болезней (г. Атланта, Соединённые Штаты Америки) [2]. На стадии «А» (стадия начальных проявлений заболевания) было 28 (35,9%) пациенток, на стадии «В» - 41 (52,56%), на стадии «С» (стадия синдрома приобретенного иммунодефицита - СПИДа) - 9 (11,54%), при длительности заболевания до 3 лет - 7 пациенток (8,97%), 4-7 лет - 19 (24,36%), более 7 лет - 52 (66,67%). 62 (79,49%) женщины получали специфическую АРВТ. Непереносимости антиретровирусных препара- тов не было. У остальных пациенток в связи с индиви- дуальными медико-психологическими особенностями имело место естественное течение заболевания. В исследовании не принимали участие больные эндогенной психической патологией и наркоманией. Для реализации цели исследования нами была ис- пользована методика «Семантический дифференциал времени» (СДВ) [6]. Эта методика как один из приемов психодиагностики, отражающий «аффективные компо- ненты значений», создан для исследования познава- тельных процессов человека в отношении времени про- живания своей жизни, что всегда имеет эмоциональное значение. Особенностью применения методики является то, что в ходе исследования настроение пациента оце- нивается не напрямую, а косвенно, на основе его инту- итивного представления о времени: наличия элементов пессимизма или оптимизма, удовлетворенности или неудовлетворенности актуальной жизненной ситуацией. Методика СДВ не содержит шкалы достоверности, так как мотивационные искажения в данных этой методики, как и в других шкалах субъективного моделирования, не игра- ют существенной роли для принятия диагностических решений, поскольку стимульный материал предполагает опосредованный характер ответов. Считается, что шкалы СДВ, характеризующие на- стоящее, прошлое и будущее время («П», «Н», «Б»), позволяют оценить индивидуальное своеобразие переживания личностью временных аспектов своей жизни на основании таких факторов (ф) времени, как его активность («ф А»); эмоциональная окраска («ф ЭО»); величина времени («ф В»); структура времени («ф СВ»); ощущаемость времени («ф Ощ»). Для сравнения были использованы аналогичные по- казатели 51 практически здоровой женщины в возрасте 17,78±0,51 года, составившие контрольную группу (КГ). Дизайн работы осуществлялся в соответствии с принципами доказательной медицины. Исследование было проверяющим гипотезу, рандомизированным, открытым, контролируемым. Работа выполнена в соответствии с положениями «Конвенции о защите личности в связи с автоматиче- ской обработкой персональных данных» [19]. У всех обследованных было получено добровольное инфор- мированное согласие на участие в исследовании. Исследование проводилось групповым методом при его длительности 40 мин. Статистическая обработка материалов исследова- ния проведена с использованием пакета прикладных ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (62) - 2018 23 Клинические исследования программ «Statistica for Windows» [26]. Полученные количественные признаки представлены в виде М±m, где М - среднее значение признака, m - стандартная ошибка средней величины. При сравнении получен- ных данных использовался t-критерий Стьюдента. В качестве значимых принимались результаты со степе- нью достоверности не ниже 95% (p<0,05). С помощью коэффициента корреляции Пирсона определяли силу линейной связи между величинами. Результаты и их обсуждение. Установлено, что оценка настоящего времени у больных в отсутствие АРВТ в дебюте заболевания, особенно при малой дли- тельности ВИЧ-инфекции, достоверно ниже, чем у лиц КГ. При этом по мере клинического ухудшения она сни- жается, тогда как по мере увеличения его длительности увеличивается, что обусловлено социально-психологи- ческой адаптацией пациентов и в определённой мере прогрессированием мнестико-интеллектуального сни- жения уровня личности в динамике заболевания [22]. Это находит свое отражение в динамике факторов времени. Так, «ф А» в динамике заболевания без АРВТ ниже, чем у лиц КГ. При этом по мере клинического ухудшения он также снижается, даже на фоне АРВТ (на начальных стадиях проявления ВИЧ-инфекции с 1,3±1,46 до 1,09±1,8 балла на стадии СПИДа), как и по мере нарастания его длительности, что обу- словлено в определённой мере прогрессированием мнестико-интеллектуального снижения уровня лич- ности пациенток в динамике заболевания. Сходную тенденцию имеют «ф ЭО», «ф В» и «ф СВ». В то же время «ф Ощ» от аналогичного показателя лиц КГ достоверно не отличается, что можно трактовать как отражение имеющихся проблем с приспособлением к сложившейся ситуации у обследованных обеих групп. То есть основной фон переживаний характеризовался отчетливым превалированием отрицательных эмоций при появлении клинически выраженных проявлений ВИЧ-инфекции и соответственно определённым снижением жизненной активности больных. Резкое снижение структурирования времени («понятное - не- понятное», «обратимое - необратимое») у пациентов при малой длительности заболевания отражает не- ясность их дальнейших жизненных перспектив (как личных, так и социальных). Оценка настоящего времени у больных на фоне АРВТ (5,83±1,97 балла) сравнима с таковой у лиц КГ (6,3±2,4 балла), так как они психически более сохран- ны. У пациенток сохраняется психологическая связь с действительностью, поддерживается и расширяется сфера социальных контактов, появляется вера в соб- ственные силы, сберегается интерес к тому, что инте- ресовало ранее, некоторое снижение показателей про- исходит только при прогрессировании ВИЧ-инфекции (при длительности заболевания до трех лет - 7,05±1,55 балла, более 7 лет - 5,28±3,27 балла), что подчёркивает важность раннего назначения специфической терапии. Психологическая связь с действительностью в динамике ВИЧ-инфекции претерпевает некоторые изменения. Так, показатели активности времени («ак- тивное - пассивное», «плотное - пустое») и величины времени («большое - маленькое») в группе пациенток при естественном течении заболевания, в отличие от получающих специфическую терапию, снижаются по мере клинического прогрессирования болезни с «про- седанием» «ф В» к моменту развертывания клинических проявлений болезни. Вместе с тем по мере увеличения длительности заболевания показатели «ф В» в первой группе растут, так как помыслы больных устремлены всё же в позитивное будущее, тогда как во второй группе, их рост обусловлен пониманием своей величины времени. На данном фоне эмоциональная окраска времени («радостное - печальное», «спокойное - тревожное»), будучи низкой в дебюте заболевания, в динамике за- болевания улучшалась и даже на стадии СПИДа при значительной длительности заболевания оставалась сравнимой с показателями лиц КГ (с одной стороны - по причинам, рассмотренным выше; с другой стороны, больные в период относительно стабильного клиниче- ского состояния ощущают большую упорядоченность в своем внутреннем мире и вокруг себя, что позволяет им по возможности планомерно и целенаправленно ре- шать насущные задачи). Показатель структуры времени («понятное - непонятное») по мере развития клини- ческой картины заболевания улучшается (что свиде- тельствует о некотором мнестико-интеллектуальном снижении уровня личности больных), но по мере уве- личения длительности патологического состояния он снижается по причине расходования адаптационных резервов. Возможно, этим же объясняется и динамика ощущаемости времени («близкое - далекое»), изна- чально сравнимой с показателем КГ. Прошедшее время больные в отсутствие АРВТ на начальной стадии ВИЧ-инфекции оценивали более низко, чем лица КГ (1,89±4,83 и 5,4±2,2 балла соответ- ственно), что отражает, по-видимому, представления больных о доболезненном уровне жизненных функций и переживания периода адаптации и сложившейся ситуации. По мере развертывания клинической карти- ны заболевания оценка его улучшается, что косвенно говорит об утраченных возможностях и перспективах на фоне мнестико-интеллектуального снижения лич- ности пациенток. Этот факт подтверждают полученные данные о том, что если при малой длительности забо- левания представление о прошлом у больных сравнимо с таковым лиц КГ, то по мере увеличения длительности заболевания оно оценивается все ниже и ниже (при длительности заболевании до трех лет - 5,2±2,67 балла, более семи лет - 0,48±4,42 балла). Это находит своё отражение в динамике практически всех факторов времени - «ф А», «ф ЭО», «ф В», «ф СВ», «ф Ощ». Прошедшее время больные на фоне АРВТ оценива- ют достаточно высоко - 4,01±2,97 балла, обследуемые КГ - 5,4±2,2 балла, но со снижением оценки при по- явлении клинических проявлений оппортунистических заболеваний (стадия заболевания «В» - 1,09±4,78 балла). К стадии СПИДа оценка прошлого сравнима с таковой у лиц КГ, что, с одной стороны, свидетель- 24 2 (62) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Клинические исследования ствует об эффективности АРВТ, которая сдерживает развитие ВИЧ-инфекции, но с другой - о развитии психоорганического синдрома с неадекватностью оценки своего психосоматического состояния, в том числе и на фоне проводимой специфической терапии. Отчасти полученные данные находят своё отражение в динамике этого показателя по мере увеличения длительности заболевания. Прошлое время всегда оценивается с текущей по- зиции настоящего времени. Вероятно, именно поэтому на фоне АРВТ показатели активности времени («ф А») в динамике развертывания клинической картины (от стадии начальных проявлений ВИЧ-инфекции до стадии СПИДа) и по мере увеличения длительности заболевания несколько снижаются. Такую же динамику имеют и «ф ЭО», со снижением к моменту появления проявлений оппортунистических заболеваний (стадия «В»), характеристики его «ф В» и «ф СВ». А вот ощуща- емость времени («близкое - далекое», «ощущаемое - неощущаемое») расценивается очень низко с дебюта заболевания (0,04±2,14 балла) с некоторым улучшени- ем этого показателя (0,31±2,23 балла) при достижении значительного уровня длительности заболевания (бо- лее 7 лет) и даже с низкой положительной оценкой при достижении стадии СПИДа (0,69±2,37 балла). Возможно, больные вне зависимости от получения специфической терапии, оценивая свое прошлое, представляли его как период, насыщенный события- ми, связанный с более высокой активностью, погру- женностью в индивидуально значимую деятельность. Оно идеализируется, что может быть обусловлено ис- кажающим действием механизмов психологической защиты, а погружение в воспоминания, по-видимому, позволяет пациенткам обеих групп отвлечься от акту- альных трудностей. Особенностью личностного восприятия будущего времени больными ВИЧ-инфекцией в отсутствие АРВТ является его высокая оценка даже в дебюте заболева- ния, сравнимая с таковой у лиц КГ (5,92±2,75 и 7,2±2,1 балла соответственно) и даже возрастающая по мере увеличения длительности заболевания. Вместе с тем у этих пациенток «ф А» по мере развития клинической картины несколько увеличивается, но по мере увеличе- ния длительности заболевания он несколько снижается. Показатель «ф ЭО» с утяжелением стадии заболевания несколько снижается, однако с низких значений по- казателя при малой длительности заболевания (об- условленного периодом психосоциальной адаптации) он улучшается до значений, сравнимых с таковыми у лиц КГ. Сходную динамику имеют показатели «ф В» и «ф СВ». Но одновременно отмечается увеличение показателя «ф Ощ» как по мере прогрессирования заболевания, так и по мере увеличения его длительности. По мере прогрессирования заболевания на фоне АРВТ у больных наблюдается неуклонный рост пока- зателя будущего времени, сравнимого с показателем лиц КГ. В то же время по мере увеличения длитель- ности заболевания отмечено некоторое снижение по- казателя в период начала появления и развертывания клинических проявлений оппортунистической патоло- гии (4,34±3,77 балла), возрастающее при значитель- ной длительности заболевания (более 7 лет - 7,32±2 балла). На этом фоне в динамике заболевания проис- ходит снижение «ф А». Показатели «ф В» и «ф СВ» по мере прогрессирования заболевания увеличиваются, но по мере увеличения его длительности снижаются (с «проседанием» при длительности заболевания 4-7 лет). В динамике «ф ЭО» наблюдается неуклонный рост показателя, сравнимого с показателем лиц КГ, однако во временной динамике развития заболева- ния отмечено снижение при длительности 4-7 лет с последующим его увеличением при длительности заболевания более 7 лет до значений, превышающих таковые на стадии заболевания «А». Показатели «ф Ощ» по мере развития заболевания и увеличения его длительности увеличиваются от отрицательных до положительных значений. Вероятно, пациентками вне зависимости от полу- чаемой специфической терапии будущее восприни- малось с позиции настоящего, и в такой оценке, воз- можно, отражены определенные надежды, связанные с будущим после медикаментозной клинической (а следовательно, и социальной) стабилизации состо- яния. Это отмечено в динамике оценок по фактору эмоциональной окраски будущего времени, в кото- рой отражается надежда на преодоление негативных переживаний. Тот факт, что восприятие будущего времени имеет позитивную направленность, уже сам по себе позитивный, а возросшая степень положи- тельной оценки будущего в динамике медико-психо- логического сопровождения важна для дальнейшего социального прогноза. В целом представления о времени будущего у здо- ровых и больных в период относительной ремиссии заболевания схожи, так как оно характеризуется ими в единой смысловой структуре. Однако имеющиеся различия при сравнении восприятия факторов буду- щего пациентками и лицами КГ позволяют предпо- ложить наличие у больных более высокого мотиваци- онного компонента в отношении будущего времени. В случае неполучения пациентками АРВТ происхо- дит своего рода оценка собственной жизни в динамике ВИЧ-инфекции. Так, хорошая и умеренная сила корре- ляционной связи при достоверном различии выявлена на стадии «А» между показателями «П» и «Б» (r=0,5); при длительности заболевания до 3 лет между показателя- ми «Н» и «П» (r=0,4); при длительности заболевания бо- лее 7 лет между показателями «Н» и «П» (r=0,4), а также между «П» и «Б» (r=0,6). Вместе с тем умеренная сила корреляционной связи при недостоверности различия наблюдалась только между показателями «Н» и «П» на стадии «А» (r=0,44), на стадии «В» между показателями «Н» и «П» (r=0,44), «П» и «Б» (r=0,42). При длительности заболевания до 3 лет умеренная сила корреляционной связи отмечена между показателями «Н» и «Б» (r=0,31), «П» и «Б» (r=0,48), при длительности заболевания до 7 лет - высокая сила связи только между показателями «Н» и «П» (r=0,85). ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (62) - 2018 25 Клинические исследования В отличие от этого, на фоне получения специфи- ческой терапии достоверное различие наблюдается только на клинически выраженных стадиях заболева- ния и чётко касается жизненных перспектив и отчасти анализа мировоззренческих установок в отношении происхождения заболевания (болезнь как стечение обстоятельств, болезнь как собственная ошибка): на стадии «В» и на стадии СПИДа между показателями «Н» и «Б», «П» и «Б»; между показателями «П» и «Б» на стадии «А»; при значительной его длительности (более 7 лет) между показателями «П» и «Б». В этой группе высокая сила корреляционной связи выявлена между показателями «Н» и «Б» (r=0,83) на стадии «А» и при длительности заболевания до 7 лет (r=0,79), а также заметная при длительности заболе- вания до 3 лет (r=0,65). Умеренная сила корреляцион- ной связи диагностирована на стадии СПИДа между показателями «Н» и «П» (r=0,42) при длительности заболевания до 7 лет (r=0,34). Следовательно, при анализе результатов необходимо соотносить параметры СДВ с клиническими характе- ристиками и другими психодиагностическими показа- телями, характеризующими состояние испытуемого в данный момент, хотя эта методика и не содержит шкалы достоверности. То есть при интерпретации результатов данной методики необходимо учитывать данные анам- неза, интеллектуальные возможности, мотивацию и клинические характеристики испытуемого, поскольку, в частности, при снижении настроения пациентки (ухуд- шении её эмоционального статуса) происходит изме- нение в восприятии и оценке времени. Чувство пустоты и безнадежности - один из облигатных симптомов де- прессии - представляет собой фактор риска нарушений психической адаптации, а в ряде случаев и суицидальной угрозы. Поэтому не следует недооценивать отношение больной к своему настоящему и прошедшему времени, потому что так можно получить ценную информацию для диагностики психогенетического аспекта депрессивных состояний. Методика СДВ предназначена не столько для оценки степени выраженности и содержательных характеристик депрессивных нарушений, сколько для выявления эмоциональных аспектов отношения личности пациента к действительности, проецируемых на отноше- ние ко времени проживания своей жизни. В связи с этим наиболее обоснованным является применение методики в сочетании со специальными психодиагностическими шкалами. Заключение. Уточнены и конкретизированы механизмы формирования тех компонентов самосо- знания (знания и понимания себя) женщин, больных ВИЧ-инфекцией, которые связаны с понятиями и свойствами психологического времени. В процессе медико-психологического сопрово- ждения пациента, страдающего ВИЧ-инфекцией, необходимо нацелить на будущее, проработать его ресурсы, смоделировать стратегию действий. Обра- щение к психологическим особенностям жизненных перспектив личности и уровню запросов, способности к той или иной профессиональной деятельности по- зволяет грамотно анализировать и разрешать вопро- сы восприятия будущего, постановки целей и выбора путей их реализации. Н.А. Беляков с соавторами [4] указывает на то, что «Если мы не в состоянии вылечить больного от ВИЧ-инфекции, то должны добиваться длительного сохранения высокого качества жизни, профессио- нальной и социальной активности человека». Лечеб- но-профилактические вмешательства, направленные только на улучшение лабораторных показателей и игнорирующие физическое и психическое благопо- лучие человека, не могут оставаться эффективными в течение длительного времени. Таким образом, комплексное медико-психоло- гическое сопровождение больных ВИЧ-инфекцией должно основываться в том числе и на принципе мониторинга их психологического состояния, включать превентивные психо-коррекционные мероприятия, реализуемые с учетом как стадии заболевания, так и его длительности. В частности, в комплексной терапии больных ВИЧ-инфекцией на начальных стадиях заболевания психотерапев- тические мероприятия должны быть направлены на деактуализацию психотравматических обсто- ятельств, изменение неадекватного уровня при- тязаний личности больного и создание широкой временной перспективы положительного прогноза. На клинически выраженных стадиях заболевания дополнительно может быть использовано психо- фармакологическое воздействие. Диспансерное наблюдение и лечение при этом заболевании проводится на основе добровольности и других законных способов мотивации обследуемых на вы- полнение рекомендаций специалистов [17]. Полученные результаты могут быть применены для прогнозирования психосоциальной адаптации пациентов в динамике заболевания. Это является не- обходимым условием для проведения превентивных психологических мероприятий по снижению риска негативной клинической динамики заболевания, поскольку больной - не просто сложное сочетание различных патологических и патофизиологических процессов, а прежде всего человек - личность, нуж- дающаяся в возврате к полноценной биологической и социальной деятельности.

About the authors

I M Ulyukin

Email: igor_ulyukin@mail.ru

References

  1. Абульханова, К.А. Время личности и время жизни / К.А. Абуль- ханова, Т.Н. Березина. - СПб.: Алетейя, 2001. - 304 с.
  2. Бартлетт, Дж. Клинические аспекты ВИЧ-инфекции / Дж. Бартлетт, Дж. Галлант, П. Фам. - М.: Р. Валент, 2012. - 528 с.
  3. Бек, А. Когнитивная терапия депрессии / Бек А. [и др.]. - СПб.: Питер, 2003. - 304 с.
  4. Беляков, Н.А. Головной мозг как мишень для ВИЧ / Н.А. Бе- ляков. - СПб.: Балт. мед. образоват. центр. 2011. - 48 с.
  5. Бушов, Ю.В. Проблема восприятия времени: итоги и перспек- тивы исследований / Ю.В. Бушов // Вестник ТГПУ (Серия «Психология»). - 2005. - № 1 (45). - С. 95-103.
  6. Вассерман, Л.И. Семантический дифференциал времени: экспертная психодиагностическая система в медицинской 26 2 (62) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Клинические исследования психологии / Л.И. Вассерман, Е.А. Трифонова, К.Р. Чер- винская. - СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2009. - 44 с.
  7. Зубова, Л.В. Особенности восприятия времени: многогран- ность проблемы / Л.В. Зубова, А.В. Рыжухин // Фундамен- тальные исследования. - 2008. - № 10. - С. 64-66.
  8. Истратова, О.Н. Психодиагностика. Коллекция лучших тестов / О.Н. Истратова. - Ростов н/Д: Феникс, 2006. - 375 с.
  9. Люц, Ю.А. Психологическое время личности у больных с пси- хосоматическими расстройствами: автореф. дис. … канд. психол. наук / Ю.А. Люц. - М.: МГУ, 1997. - 25 с.
  10. Методические рекомендации МР 3.1.5.0076/1-13 «До- и послетестовое консультирование как профилактика пере- дачи ВИЧ». - М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2013. - 23 с.
  11. Михальский, А.В. Психология конструирования будущего / А.В. Михальский. - М.: МГППУ, 2014. - 192 с.
  12. Михальский, А.В. Психология времени (хронопсихология) / А.В. Михальский. - М.: МПГУ, 2016. - 72 с.
  13. Нестик, Т.А. Отношение ко времени в малых группах и организациях / Т.А. Нестик. - М.: Ин-т психологии РАН, 2011. - 296 с.
  14. Огороднов, Л.М. Игра со временем. Психологическое время личности и психодрама / Л.М. Огороднов // Психодрама и современная психотерапия. - 2003. - № 2. - С. 16-29.
  15. Пахно, И.В. Переживание времени в кризисных ситуациях: автореф. дис. … канд. психол. наук / И.В. Пахно. - Хаба- ровск: Дальневост. гос. ун-т путей сообщ., 2004. - 24 с.
  16. Покровский, В.В. Национальные рекомендации по диспан- серному наблюдению и лечению больных ВИЧ-инфекцией. Клинический протокол / В.В. Покровский [и др.] // Эпиде- миология и инфекционные болезни. Акт. вопросы. - 2015. - № 6, прилож. - 120 с.
  17. Решетников, М.М. Несовременная философия психотера- пии: размышления / М.М. Решетников // Вестн. психоте- рапии. - 2008. - № 25(30). - С. 47-55.
  18. Рыжухин, А.В. Специфика восприятия времени подростками с ассоциальным поведением: автореф. дис. … канд. психол. наук / А.В. Рыжухин. - М.: РУДН, 2011. - 26 с.
  19. Совет Европы: Конвенция о защите личности в связи с ав- томатической обработкой персональных данных. 2-е изд., доп. - СПб: Гражданский контроль, 2002. - 36 с.
  20. Солоненко, М.А. Проблема восприятия времени: эволюци- онно-эпистемологический анализ: автореф. дис. … канд. философ. наук / М.А. Солоненко. - М.: Институт философии РАН, 2013. - 33 с.
  21. Cысоева, О.В. Психофизиологические механизмы воспри- ятия времени человеком: автореф. дис. канд. психол. наук / О.В. Cысоева. - М.: МГУ, 2004. - 26 с.
  22. Улюкин, И.М. Вопросы диагностики сомато-психологическо- го состояния больных ВИЧ-инфекцией молодого возраста / И.М. Улюкин, В.Н. Болехан, Ю.И. Буланьков // Вестн. Росс. воен.-мед. акад. - 2012. - № 2 (38). - С. 84-89.
  23. Хасанов, И.А. Философско-методологические основы из- мерения времени: автореф. дис. … д-ра философ. наук / И.А. Хасанов. - М: МГУ, 2000. - 48 с.
  24. Ходанович, М.Ю. Психофизиологические механизмы и инди- видуальные особенности восприятия человеком коротких интервалов времени: автореф. дис. д-ра биол. наук / М.Ю. Ходанович. - Томск: ТГУ, 2010. - 41 с.
  25. Шустрова, Г.П. Психосемантический подход в диагностике личности и оценке динамики лечения больных с депрессив- ными расстройствами в пожилом возрасте: автореф. дис. … канд. психол. наук / Г.П. Шустрова. - СПб.: СПб НИПНИ, 2006. - 207 с.
  26. Юнкеров, В.И. Математико-статистическая обработка данных медицинских исследований / В.И. Юнкеров, С.Г. Григорьев, М.В. Резванцев. - СПб.: ВМА, 2011. - 318 с.
  27. Grondin, S. From physical time to the first and second moments of psychological time / S. Grondin // Psychol Bull. - 2001. - Vol. 127, № 1. - Р. 22-44.

Statistics

Views

Abstract - 31

PDF (Russian) - 15

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2018 Ulyukin I.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies