Hormonal status in patients with solitary and multyple cysts of the breast

Abstract


The hormonal status was studied in patients with solitary and multiple cysts of the breast. Sex hormones, being a regulator of the normal physiological processes of most organs and systems, are traditionally considered one of the key factors in the development and progression of tumors in the organs of the reproductive system, including the mammary glands. It was revealed that solitary cysts were most often localized in one mammary gland (42,8%), while multiple cysts were located more often in both mammary glands (57,2%). It was found that in 43,2% of cases the cysts were located in the upper thoracic quadrant of the breast, in 5,6% of cases in the lower, quadrant, 3.2% in the lower inner quadrant, 9,6% in the upper quadrant, and the diffuse the defeat of two quadrants and more was revealed in 38,4% of observations, which is associated with the features of the morphofunctional characteristics of structural units of the breast and the architectonics of the milk ducts. In most cases, cysts with apocrine metaplasia (52,8%) were detected, less common proliferation (32,8%) and squamous metaplasia (14,4%) were less common. Cytological examination of the contents of the cysts of the breast can reveal apocrine metaplasia or hyperplasia of the epithelium - pathogenetically important markers of the risk of breast cancer. It was found that the predominance of cystic changes in the mammary gland at the peri-postmenopausal age correlates with a decrease in the levels of estradiol, progesterone, prolactin, follicle-stimulating and luteinizing hormones, with the exception of the normal values of total testosterone. In groups of early and late reproductive age, there was a tendency to increase the concentration of luteinizing hormone and estradiol in the blood serum. Thus, patients with solitary and multiple cysts of the breast in different age periods against a background of hormonal imbalance need an individual medical-diagnostic approach with echographic semiotics of pathological changes and determination of the hormonal status.

Full Text

Введение. В последние годы отмечено повы- шенное внимание к проблеме заболеваний молочных желез. Это объясняется тем, что рак молочной железы (РМЖ) занимает лидирующее место по показателям заболеваемости среди женщин репродуктивного возраста, являясь одной из причин смертности [1]. Молочная железа (МЖ) - орган, который в отличие от большинства других органов организма, находя- щихся в относительно зрелом состоянии в течение эмбриональной жизни, достигает зрелого функцио- нального состояния только во время цикла беремен- ности-лактации за счет гормональных воздействий на клеточном уровне. Эти радикальные изменения в микро- и макроанатомии приводят к ремоделиро- ванию железы в молочно-секреторный орган. Такая пластичность предполагает жесткую гормональную регуляцию, которая имеет первостепенное значение для нормального функционирования железы [1]. Глу- бокое знание развития, анатомии, физиологии и регу- ляции МЖ является неотъемлемой частью понимания как нормальной физиологии этого органа, так и его доброкачественных и злокачественных заболеваний и их успешного лечения [16, 20]. Фиброзно-кистозная болезнь (ФКБ) у женщин - это доброкачественное заболевание МЖ, которое из- вестно также как мастопатия, кистозная дегенерация или фиброзно-кистозная дисплазия МЖ и составляет примерно 55% доброкачественных изменений МЖ [2, 3, 11]. Это хроническое заболевание, протекающее с клеточной пролиферацией и атипией или без нее, являющееся предрасполагающим фактором развития РМЖ [1, 18]. Тенденция к росту распространенности ФКБ носит характер геометрической прогрессии. Так, до 30 лет ФКБ встречается примерно у 25% женского населения, после 40 лет - в 60% случаев [17]. В целом вероятность малигнизации кист, по данным разных авторов, колеблется от 1,5 до 4% [17]. Этиология и патогенез кистозных образований МЖ до настоящего времени остается предметом дискуссий. В настоящее время не выявлено ни одного специфического фактора развития ФКБ, поскольку это заболевание является мультифакторным. Высказано 12 3 (63) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Клинические исследования предположение, что образование кист и рост стромы являются следствием аномальной дольковой инволю- ции или расширения окклюзированных протоков [5]. В зарубежной литературе имеются противоречивые данные о зависимости возникновения патологических изменений МЖ от возраста. Так, Friedenreich C. et al. [7] сообщили о наличии статистической взаимосвязи между возрастом женщины и морфологическими из- менениями в ткани МЖ при кистозной дегенерации. Согласно результатам исследования, средний воз- раст пациенток с кистозными образованиями равен 33 годам, а с фиброзными изменениями - 45 годам. Однако В.А. Доровских [2] установил, что кистозные изменения превалируют у женщин позднего репро- дуктивного возраста, а в раннем репродуктивном воз- расте чаще наблюдается аденоз МЖ. С.С. Чистяков и др. [6], W. Berg, C.I. Campassi, O.B. Toffe [8] указывают на то, что определяющей причиной развития ФКБ является нейрогуморальный фактор, предполагаю- щий, что пусковыми механизмами процесса может быть стресс или депрессия. Другие авторы отводят большую роль гуморальным факторам, указывая на внутреннюю среду организма, состояние которой определяется синтезом биологически активных ве- ществ, в том числе гормонов [14, 15]. Так, развитие кистозных образований МЖ одни авторы связывают с прогестерондефицитным состоянием, другие - с относительной или абсолютной гиперэстрогенией [4, 12, 19], третьи - отводят роль нарушениям секреции пролактина (ПЛ), лютеинизирующего гормона (ЛГ) [2, 14, 15]. Кистозные образования МЖ включают в себя ши- рокий спектр вариабельных заболеваний, охватывая доброкачественные и злокачественные заболевания МЖ [13]. В 2003 г. Американским колледжем радиоло- гии была разработана классификационная шкала BI- RADS-US для дифференциации кистозных поражений МЖ, включающих простую, кластерную, осложненную и комплексную кисты [10, 13]. Множество более ранних исследований посвящено оценке гормонального статуса женщин, страдающих доброкачественными заболеваниями МЖ. Однако до настоящего времени не существует единого мнения о содержании гормонов в периферической крови у пациенток с различными формами кистозной болезни МЖ. Цель исследования. Изучить особенности гор- монального статуса у больных солитарными и мно- жественными кистами молочной железы. Материалы и методы. В основу данного иссле- дования положен анализ результатов обследований и лечения 154 женщин, страдающих кистозной болез- нью МЖ; из них 116 пациенток с простыми солитарны- ми кистами (BI-RADS-US 2), 38 - с множественными кистами МЖ (BI-RADS-US 2 или 3). Возраст больных находился в диапазоне от 18 до 63 лет (средний возраст - 42,4±1,8 года). Методом стратификации в зависимости от возрастного периода группа обследованных, страдающих солитарными кистами МЖ, была разделена на несколько подгрупп: 1а - 36 пациенток раннего репродуктивного возраста (18-34 года), 1б - 41 пациентка позднего репродуктивного возраста (35-45 лет), 1в - 39 женщин пери- и пост- менопаузального возраста (46-63 года). Группа па- циенток, страдающих множественными кистами МЖ, также была разделена на подгруппы в зависимости от возрастного периода: 2а - 16 женщин раннего ре- продуктивного возраста (18-34 года), 2б - 9 женщин позднего репродуктивного возраста (35-45 лет), 2в - 13 женщин пери- и постменопаузального возраста (46-63 года). Диагностический алгоритм обследования включал сбор анамнеза, жалоб, клиническое обследование, ультразвуковое исследование (УЗИ) МЖ проводили с использованием линейных датчиков (с диапазоном частот от 7 до 15 МГц). Маммография проводилась женщинам старше 35 лет (в соответствии с приказом № 572н от 17.01.2014 г. Минздрава России) [4]. Ком- плексное УЗИ МЖ, помимо стандартной методики сканирования в В-режиме в продольной и передне- задней плоскостях, включало применение режимов цветового допплеровского картирования и энергети- ческой допплерографии для оценки васкуляризации кистозных образований МЖ. Количественное определение содержания гипофи- зарных гормонов (фолликулостимулирующего (ФСГ) и ЛГ, а также ПЛ) и половых гормонов (прогестерона (ПГ), эстрадиола (Э), общего тестостерона) проводи- ли всем пациентам с помощью стандартных наборов реактивов, используя иммунохимический анализ. При оценке результатов исключался фактор возможного ятрогенного воздействия на уровень определяемых гормонов, такой как прием ряда лекарственных пре- паратов (психотропных, гипотензивных, непрямых антикоагулянтов, препаратов половых стероидных гормонов и др.). Выявленные анэхогенные кистозные образования размером более 10 мм - макрокисты - подвергались дообследованию путем тонкоигольной аспирацион- ной биопсии (ТАБ) под УЗ-навигацией с экспресс- цитологическим исследованием. Цитологическое исследование 125 (81,1%) больных проводили после окраски по Романовскому - Гимзе путем световой микроскопии с увеличением в 40 раз. Использование в качестве навигации УЗИ имело ряд бесспорных пре- имуществ (отсутствие в ходе процедуры риска иони- зирующего облучения, возможность контролировать этапы эвакуации содержимого кистозной полости в режиме реального времени и проведение постаспира- ционного контроля). Кроме того, для манипуляций под контролем УЗИ доступны отделы МЖ, расположенные близко к аксиллярной области. Результаты и их обсуждение. Все пациентки предъявляли жалобы на наличие в одной из МЖ узло- вого образования, выявленного при самообследова- нии (n=73; 47,4%) или в ходе диспансеризации (n=81; ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 3 (63) - 2018 13 Клинические исследования 52,6%). У 12 (14,8%) больных из группы, где кисты МЖ диагностированы в ходе диспансеризации, кисты МЖ выявлены при физикальном обследовании, у 53 (65,4%) - по результатам УЗИ МЖ, у 16 (19,8%) - при маммографии. Характерно, что солитарные кисты чаще всего локализовались в одной молочной железе (42,8%), в то время как множественные кисты располагались чаще в обеих МЖ (57,2%). Установлено, что в 43,2% случаев кисты МЖ рас- полагались в верхненаружном квадранте (ВНК) МЖ; в 5,6% случаев - в нижненаружном квадранте (ННК); в 3,2% - в нижневнутреннем квадранте (НВК); в 9,6% - в верхневнутреннем квадранте (ВВК), а диффузное поражение двух квадрантов и более выявлено в 38,4% наблюдений (рисунок). Вероятно, такое распределе- ние связано с особенностями морфофункциональной характеристики структурных единиц МЖ и архитекто- ники млечных протоков [3, 9]. У женщин, страдающих солитарными кистами, достоверно (p1-3≤0,01) увеличилась концентрация ЛГ в сыворотке крови подгруппы 1а - 10,79±10,3 мМЕ/л (табл. 1). У больных подгруппы 1в выявлены достоверно значимые (p2-3≤0,01 и p1-3≤0,01) отклонения по сравнению с идентичными показателями уровня гормонов в сыворотке крови в подгруппах 1а и 1б: снижение со- держания Э (43,02±6,2 пг/мл), ПГ (2,68±1,2 нмоль/л), ПЛ (9,92±2,99 мМЕ/л), ФСГ (21,52±2,8 мМЕ/мл) и ЛГ (8,83±2,06 мМЕ/мл). В группе больных, страдающих множественными кистами, статистически значимо (p1-2>0,05) увеличилась концентрация ЛГ в сыворот- ке крови в подгруппах 2а и 2б (7,74±8,6 мМЕ/мл и 10,22±10,55мМЕ/мл соответственно) на фоне сни- жения содержания идентичного показателя в под- группе 2в (11,3±5,65 мМЕ/мл; p1-3>0,05, p2-3>0,05). В подгруппе 2б отмечено статистически значимое (p1-2≤0,01) увеличение концентрации Э (334,21±95,16 пг/мл), таблица 2. Так, G. Gokalp, U. Topal, E. Kizilkaya [12], H. Hille et al. [13], J.M. Dixon [10] показали, что Э не только сти- мулирует пролиферацию эпителия молочных желез, но и ингибирует апоптоз опухолевых клеток. При этом абсолютная или относительная гиперэстрадиолемия, недостаточность прогестеронового воздействия приводят к пролиферации соединительнотканного и эпителиального компонентов МЖ, что способствует расширению протоков с образованием более круп- ных кист [13]. В подгруппе 2в выявлено достоверное (p1-3 ≤0,01) снижение уровня Э (41,56±6,37 пг/мл), Рис. Локализация кист МЖ по квадрантам Таблица 1 Содержание стероидных гормонов в сыворотке крови обследованных женщин, страдающих солитарными кистами МЖ Показатель Подгруппа р Показатель 1а 1б 1в р Э, пг/мл 154,82±108,9 156,11±95,16 43,02±6,2 р1-2>0,05 р1-3≤0,01 p2-3≤0,01 ПГ, нмоль/л 16,05±13,5 29,87±25,12 1,86±9,74 р1-2≤0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0.01 ПЛ, мМЕ/л 273,97±122,9 335,26±142,46 9,92±2,99 р1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,01 ФСГ, мМЕ/л 7,42±5,8 5,44±2,42 21,52±2,8 р1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,01 ЛГ, мМЕ/л 10,79±10,3 7,87±8,8 8,83±2,06 р1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,01 Тестостерон, нмоль/л 0,87±0,5 0,95±0,77 0,31±0,23 р1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,01 14 3 (63) - 2018 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Клинические исследования Таблица 2 Содержание стероидных гормонов в сыворотке крови обследованных женщин с множественными кистами МЖ Показатель Подгруппа р Показатель 2а 2б 2в р Э, пг/мл 188,30±92,62 334,21±95,16 41,56±6,37 p1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,05 ПГ, нмоль/л 11,43±9,74 37,05±31,75 2,68±1,2 p1-2>0,05 p1-3≤0,05 p2-3≤0.01 ПЛ, мМЕ/л 203,18±119,96 253,71±274,15 8,8±1,14 p1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,01 ФСГ, мМЕ/л 5,78±2,16 8,04±8,7 18,74±5,58 p1-2>0,05 p1-3≤0,05 p2-3≤0,01 ЛГ, мМЕ/л 17,74±8,6 10,22±10,55 11,3±5,65 p1-2>0,05 p1-3>0,05 p2-3>0,05 Тестостерон, нмоль/л 1,07±0,28 0,71±0,74 0,36±0,27 p1-2>0,05 p1-3≤0,01 p2-3≤0,05 снижение концентрации ПГ (2,68±1,2 нмоль/л) и ФСГ (8,74±5,58 мМЕ/мл) в сравнении с идентичными по- казателями подгрупп 2а и 2б (p1-3 ≤0,05 и p2-3 ≤0,01), ПЛ (8,8±1,14 мМЕ/л; p1-3 ≤0,01). В группе женщин раннего репродуктивного возраста, страдающих множествен- ными кистами МЖ, соотношение ФСГ/ЛГ составило 1:3,5 (p≤0,01) в периферической крови. Противопо- ложная картина наблюдалась у женщин, страдающих солитарными кистами в пери- и постменопаузальном возрасте, где соотношение ФСГ/ЛГ составило 3:1 (p≤0,01). Общая динамика гормональных изменений в подгруппах 1в и 2в в основном сводилась к снижению в разной степени уровней исследуемых гормонов, за исключением нормальных значений базального уровня тестостерона. Возможно, на фоне затихания или же полного отсутствия менструальной функции, снижения концентрации гипофизарных и стероидных гормонов в периферической крови женщин пери- и постменопаузального возраста возникают измене- ния, приводящие к развитию кистозных изменений ткани МЖ. В большинстве случаев выявлены кисты с апокри- новой метаплазией (табл. 3). По данным M. Bibbo [8], в 4% наблюдений клеточного состава кист выявляются злокачественные клетки. Однако результаты цитоло- гического исследования противоречивы: E.A. Sickles et al. [18], J.S. Tsung et al. [19], полагают, что обычное цитологическое исследование не рекомендуется и расточительно по времени и ресурсам из-за недостат- ка диагностической ценности в клинической практике. С другой стороны, E.A. Sickles et al. [18] показали, что цитологическое исследование содержимого кист МЖ позволяет выявить апокринную метаплазию или гиперплазию эпителия, патогенетически важные маркеры риска РМЖ. Таблица 3 Результаты цитологического исследования аспирационной кистозной жидкости молочных желез Заключение. Показано, что кистозная дегенера- ция МЖ у женщин зависит от возраста и происходит на фоне изменения гормонального статуса. У женщин, страдающих солитарными и множественными киста- ми молочных желез в пери- и постменопаузальном возрасте, уровни прогестерона, эстрадиола, про- лактина, лютеинизирующего и фолликулостиму- лирующего гормонов снижаются, что и приводит к развитию кистозной дегенерации. Цитологическое исследование пункционного материала позволяет достоверно подтвердить клинический диагноз до на- чала лечения, определиться с дальнейшей тактикой лечения и выбрать оптимальный объем оперативного вмешательства, тем самым определить исход заболе- вания. С учётом совокупности изложенного необходи- мо отметить, что определение гормонального статуса и цитологической картины является обязательным компонентом в комплексном обследовании женщин, страдающих кистозными изменениями молочных желез, для адекватного выбора лечебной тактики.

References

  1. Баховадинова, Ш.Б. Клинический случай лечения метастати- ческого рака молочной железы / Ш.Б. Баховадинова [и др.] // Современные проблемы науки и образования. - 2018. - № 1. - С. 58-59.
  2. Вдовиченко, Ю.П. Современная концепция профилактики опухолевой патологии молочной железы / Ю.П. Вдовичен- ко, В.А. Потапов // Reproductive Endocrinology. - 2017. - № 35. - С. 17-30.
  3. Доровских В.А. Клинические особенности дисгормональной мастопатии и факторы риска ее развития у жительниц Амурской области в репродуктивном возрасте / В.А. До- ровских, Н.А. Сатыр // Дальневосточный мед. журн. - 2011. - № 3. - С. 27-29.
  4. Ласачко, С.А. Современные представления о дисгормональ- ных заболеваниях молочных желез / С.А. Ласачко // Ново- образование. - 2017. - Т. 1, № 16. - С. 29-35.
  5. Приказ Минздрава России № 572н (ред. от 17.01.2014 г.) от 01 ноября 2012 г. «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинеко- логия (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)» // Росс. газета. - 2013. - № 90/1 (спец. выпуск) - 25 апр. - С. 1-46.
  6. Чистяков, С.С. Комплексный подход к лечению ФКМ молочной железы / С.С. Чистяков [и др.] // Вестн. РОНЦ им. РАМН. - 2006. - Т. 17, № 1. - С. 49-53.
  7. Швецова, О.Б. Возможности применения препарата Про- жестожель у больных с мастопатией / О.Б. Швецова // Гинекология. - 2000. - Т. 2, № 5. - С. 148-150.
  8. Berg, W. Cystic lesions of the breast: sonographic-pathologic correlation / W. Berg, C.I. Campassi, O.B. Ioffe // Radiology. - 2003. Vol. 227. - P. 183-191.
  9. Bibbo, M. Comprehensive cytopathology 4th edition / M. Bibbo, D. Wilbur // Elsiver: Philadelphia. - 2015. - Р. 1122.
  10. Dixon, J.M. The relationship of cyst type to risk factors for breast cancer and the subsequent development of breast cancer in patients with breast cystic disease / J.M. Dixon // European Journal of Cancer and Clinical Oncology. - 1985. - Vol. 21, № 9. - P. 1047-1050.
  11. Friedenreich, C.M. Physical activity and breast cancer risk: impact of timing, type and dose of activity and population subgroup effects / C.M. Friedenreich, A.E. Cust // Br. J. Sports Med. - 2008. -Vol. 42, № 8. - P.636-647.
  12. Gokalp, G. Power doppler sonography: anything to add to BIRADS US in solid breast masses? / G. Gokalp, U. Topal, E. Kizilkaya // Eur. J. Radiol. - 2009. - Vol. 70. - P. 77-85.
  13. Hille, H. The accuracy of BI-RADS classification of breast ultrasound as a first-line imaging method / H. Hille [et al.] // Ultraschall in der Medizin. - 2012. - Vol. 33. - P. 160-163.
  14. Hislop, T.G. Risk factors for benign breast disease: a 30-year cohort study / T.G. Hislop, J.M. Elwood // Canadian Medical Association Journal. - 1981. - Vol. 124, № 5. - P. 283-291.
  15. Houssami, N. Review of complex breast cysts: implications for cancer detection and clinical practice / Houssami N [et al.] // ANZ Journal of Surgery. - 2005. - Vol. 75. - P. 12.
  16. Mendelson, E.B. Breast imaging reporting and data system BIRADS: ultrasound / E.B. Mendelson [et al.] // Reston VA: American College of Radiology. - 2003. - Vol.113. - P. 132.
  17. Silvera, S. Benign proliferative epithelial disorders of the breast: a review of the epidemiologic evidence / S. Silvera, T Rohan // Breast Cancer Res. Treat. - 2008. - Vol. 110. - P. 397-409.
  18. Sickles, E.A. Benign breast lesions: ultrasound detection and diagnosis / E.A. Sickles [et al] // Radiology. - 1984. - Vol. 151, № 2. - Р. 467-470.
  19. Tsung, J.S. Cytological and biochemical studies of breast cyst fluid / J.S. Tsung [et al.] // Breast. - 2005. - Vol. 14. - P. 37-41.
  20. Venta, L.A. Management of complex breast cysts / L.A. Venta [et al.] // American Journal of Rentgenology. - 1999. - Vol. 173, № 5. - P. 1331-1336.

Statistics

Views

Abstract - 77

PDF (Russian) - 79

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2018 Dzidzava I.I., Odintsov V.A., Bakhovadinova S.B., Kovalenko N.A., Iontsev V.I., Apchel V.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies