Clinical aspects of providing specialized care to people burned after the disaster in Bashkiria in 1989

Abstract

The contents of the organization of specialized medical care for those burned after a railway accident in Bashkiria in 1989 are investigated. Features of the evacuation and sorting of victims into various burn centers of the Union of Soviet Socialist Republics are described. The data on sorting and evacuation to various regions of the country are given. The materials on the statistics and structure of those who were burned from Bashkiria to medical institutions of federal significance are summarized. Information was collected from various primary sources on the number and structure of patients delivered to the burn clinics of the country. Information was obtained on the treatment methods applied to injured by medical teams of hospitals. The role of the decision of the leadership of the Ministry of Health in organizing the dispersal of a large number of burned, concentrated in Bashkiria, to the regional and federal medical centers of the country is emphasized. Information is given on the participation of both individual specialists, teams, and foreign states in assisting victims of the railway accident in Bashkiria. The significance of the accumulated scientific and practical experience is summarized in several scientific and practical conferences. So, they highlighted the issues of providing victims with medical care at the stages of evacuation, the provision of specialized medical care and rehabilitation at the hospital stage. They indicated that it is necessary to follow the provisions of the military medical doctrine and organize medical care on the principles of staged treatment.

Full Text

Взрыв газа, который привёл к железнодорожной катастрофе в ночь с 3 на 4 июня 1989 г. на перегоне Ушу-Теляк, сопровождался массовыми санитарными потерями с преобладанием комбинированной тер- момеханической травмы. В первые сутки больных различными способами эвакуировали в ближайшие лечебные учреждения (ЛУ) районных населённых пунктов и частично - в города Башкирии и Челябин- ской области. Постепенно поток пострадавших начал значительно возрастать. Все крупные больницы Уфы и Челябинска оказались переполненными. Это нега- тивно повлияло на качество сортировки поступавших обожженных. На этапе проведения эвакуации и сортировки в первые сутки в регионе оценку тяжести поражений проводили по площади наложенных повязок и обще- му состоянию [6]. Распределение пострадавших производилось в следующем порядке: после ока- зания неотложной медицинской помощи и стаби- лизации состояния тяжелообожжённых отправляли в специализированные региональные ожоговые центры, лиц с лёгкой и средней степенью тяжести оставляли в ЛУ Уфы и Уфимском гарнизонном во- енном госпитале (в первый день госпиталь принял 46 поражённых). В последующем при проведении сортировки обож- женных по специализированным стационарам Уфы возникла проблема, связанная с тем, что выделение наиболее тяжелых больных по площади наложенных повязок привело к необоснованному заполнению мест в реанимационных блоках пострадавшими, эвакуи- рованными в первую очередь, поэтому по прибытии следующих групп пассажиров поездов, у которых были более тяжёлые ожоги (и, соответственно, более тяжёлое состояние), мест в отделении анестезиоло- гии, реанимации и интенсивной терапии (АРИТ) уже не оставалось. Таким пациентам вынуждены были ока- зывать помощь в непрофильных общехирургических и других отделениях. В качестве временного решения возникшей ситуации руководство медицинских учреж- дений развернуло посты интенсивного наблюдения в отделениях АРИТ и общехирургических палатах. По данным Э.А. Нечаева и др. [6], это позволило в опре- делённой степени решить вопрос с определением степени тяжести большинства поступивших в ЛУ Уфы и Челябинска обожженных. По мере решения предыдущего вопроса стало понятно, что 74% детей и 79% взрослых, прибывших в состоянии шока, нуждаются в проведении инфузи- онной терапии. Кроме того, было установлено, что за 180 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Обзоры прошедшие с момента катастрофы 12 ч многим инфу- зионная терапия не проводилась или была проведена не в полном объёме в силу ряда объективных причин. Лишь 34% пострадавших в течение первых суток полу- чили инфузионную терапию свыше 4,5 л (табл. 1) [5]. Масштабы катастрофы свидетельствовали о том, что местные ресурсы, как врачебные, так и ме- дикаментозные в короткое время были истощены. Например, главный врач 21-й больницы Г. Богданов отмечал, что на всю Башкирскую Автономную Совет- скую Социалистическую Республику (АССР) имелся лишь один аппарат «искусственная почка», министр здравоохранения Российской Советской Федера- тивной Социалистической Республики (РСФСР) А.И. Потапов привез из Москвы еще два, но требовалось больше. Поэтому единственно правильным и карди- нальным решением стала эвакуация пострадавших в специализированные ожоговые центры страны (рис.). Кроме того, 40 человек с площадью поражения до 90% ввиду нетранспортабельности были оставлены в больнице г. Аша, и в последующие 3 суток 36 из них погибли. По данным Э.А. Нечаева [5], «...основными критериями для определения нуждаемости в эвакуа- ции являлись наличие глубоких ожогов (особенно на лице и функционально активных областях), большая площадь ожоговых ран. Критериями готовности к транспортировке были стабилизация гемодинамики и диуреза, уменьшение гемоконцентрации, прекра- щение рвоты, нормализация температуры тела и по- казателей кислотно-основного состояния...». До сих пор данные о количестве эвакуирован- ных разнятся, тем не менее, на основе данных Э.А. Нечаева [6] можно констатировать, что за пределы региона - в крупные города Союза Советских Соци- алистических Республик (СССР), где располагались специализированные ожоговые клиники и отделения, - отправили 311 человек (в Москву - 167, в Ленинград -36, в Куйбышев - 42, в Горький - 46, в Свердловск - 20 чел. соответственно). В.Д. Федоров [10] сообщает о 318 эвакуированных (в Москву - 166, в Ленинград - 43, в Куйбышев - 40, в Горький - 43, в Свердловск - 26). В.Г. Теряев [9] указывает, что в Москву и в Горький было осуществлено четыре рейса, на которых вы- везли 165 пострадавших, в том числе 35 детей. Всего в различные города было транспортировано 378 по- страдавших, включая 61 ребенка. В течение 10 суток из Башкирии всего эвакуиро- вали 167 пострадавших. В первые сутки в Москву обожженные были доставлены в ожоговые отделения Института хирургии им. А.В. Вишневского, Научно-ис- следовательского института скорой помощи (НИИ СП) им. Н.В. Склифосовского и детский ожоговый центр. Вследствие того, что не все руководители лечебных учреждений в последующем опубликовали данные Объем инфузионной терапии пораженным, находящимся в состоянии ожогового шока, в зависимости от времени, % Таблица 1 Сутки Объем инфузионной терапии Сутки До 500 мл 500-1000 мл 1001-2000 мл 2001-3000 мл 3001-4500 мл 4501-6000 мл Свыше 6000 мл 1-е 0,4 0,7 13,3 23,6 28,1 13,3 20,6 2-е - 1,6 14,5 21,5 31,6 17,6 13,2 Рис. Схема эвакуации пострадавших по специализированным ожоговым центрам СССР ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 1 (69) - 2020 181 Обзоры об объемах и методах оказываемой помощи обо- жженным, достоверно установить объем и методики специализированного лечения в каждом конкретном стационаре не представляется возможным. Наиболее полно объем выполненного лечения осветили со- трудники Института хирургии им. А.В. Вишневского, опубликовав работу «Оказание медицинской помощи обожженным при катастрофах» [4], и НИИ СП им. Н.В. Склифосковского, чья лечебная тактика была описа- на В.Г. Теряевым в книге «Медицина чрезвычайных ситуаций» [9]. В Институте хирургии им. А.В. Вишневского, куда поступили 63 больных, был использован способ ин- тенсивного лечения обожженных: «...обожженные поверхности обрабатывают шампунем йодопирона, после чего больных с глубокими циркулярными ожо- гами помещают на кровати «Клинтрон» и в аэроте- рапевтические установки. Это позволяет в течение 3-4 дней мумифицировать ожоговый струп, снизить бактериальную обсемененность ожоговых ран на 2-3 порядка, выполнить химическую некрэктомию и провести немедленную аутодермопластику». В част- ности, широкое применение нашла методика инфра- красного излучения в специальных палатах-боксах с системой принудительной очистки воздуха. Это обеспечивало высушивание струпа, понижение обсе- мененности раневых поверхностей и подготавливало некротизированные ткани к химической некрэктомии с последующей аутодермопластикой. Тем не менее четверых пострадавших с обширными ожогами спасти не удалось, они погибли от сепсиса [4]. В НИИ СП им. Н.В. Склифосовского поступил 41 пострадавший в возрасте от 16 до 62 лет с ожогами от 15 до 90% поверхности тела, среди них было 24 мужчины и 17 женщин. Их структура в зависимости от различных показателей представлена в таблице 2. Приведённые в таблице 2 данные свидетельствуют о том, что лишь небольшая часть (5 человек) имела ожоги кожных покровов до 20% поверхности тела и благоприятный прогноз. В то же время у большей части эвакуированных имелись обширные поражения кожных покровов, которые утяжелялись наличием многофакторных поражений: сочетания ожогов кожи с термоингаляционными поражениями дыхательных путей продуктами горения - 21 человек, с ожогами глаз III степени - 12 человек, с множественными рана- ми, ушибами и ссадинами - 4 человека, с переломами костей - 3 человека, с пневмотораксом - 2 больных. У всех поступивших с множественными и сочетанными повреждениями была диагностирована психическая травма [9]. Особенностью лечебной тактики данных больных было то, что сразу по прибытии из аэропорта, учи- тывая высокую вероятность декомпенсации функ- ций организма, их направляли в отделение АРИТ до стабилизации состояния. По мере восстановления витальных функций пострадавших для дальнейшего лечения переводили в отделение термических пора- жений. Подобная тактика позволила в предельно ко- роткие сроки уточнить диагноз повреждений, выявить развившиеся осложнения, реализовать адекватную интенсивную терапию. По данным В.Г. Теряева [9], лечение обожженных проводилось в соответствии с разработанными ранее методическими рекомендациями Л.И. Герасимовой. Также применялись ранее не используемые в ком- бустиологии методики: транскраниальная электро- стимуляция (ТКЭС) аппаратом «Электронаркон-1», примененная у 17 пострадавших с помощью модифи- цированного аппарата. В результате на 2-3-е сутки были отмечены нормализация сна, аппетита, уско- рение репаративной регенерации ран, уменьшение числа инфекционных осложнений. У 22 обожженных была применена лазеротерапия с помощью низкоин- тенсивного полупроводникового лазера «Узор», рабо- тающего в инфракрасном диапазоне спектра с длиной волны 890 нм. Эта методика ускорила ликвидацию отека, купировала болевой синдром, способствовала спонтанной эпителизации раневых поверхностей [3]. Интенсивно применялся ультразвуковой распылитель «Орион-2» фирмы «Хайер» (ФРГ) для аэрозольных ингаляций щелочами, муколитиками, антисептика- ми, кортикостероидами и лизоцимом при лечении пострадавших с ОДП. Некрэктомия с последующей аутодермопластикой была проведена 7 пострадав- шим. Наибольший восстановительный дефект кожных покровов составил 35% поверхности тела. В отделении АРИТ в первые дни умерли четверо пострадавших в связи с выраженной интоксикацией, вызванной крайне тяжелыми ожогами на площади 80-90% и поражениями дыхательных путей (двое больных), тромбоэмболией мелких ветвей легочной артерии (один больной) и развившимся некупируе- мым синдромом диссеминированного внутрисосуди- Распределение пострадавших в зависимости от критериев Таблица 2 Общая площадь ожога, % Число пострадавших Средний возраст, лет Исход болезни Общая площадь ожога, % Всего с ОДП Средний возраст, лет живы умерли 10-19 5 0 32,6 5 0 20-49 25 12 31,7 24 1 50-90 11 9 35,0 8 3 Итого 41 21 33,4 37 4 Примечание: ОДП - ожоги дыхательных путей. 182 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Обзоры стого свертывания крови (один больной). Для выжив- ших пострадавших средние сроки лечения составили 27,6-37,7 дня. Только одна больная с ожогами 70% поверхности тела (глубоких - 35%) провела в отделе- нии свыше 5 месяцев. Столь длительное лечение было обусловлено обширным дефектом кожного покрова и тяжелым иммунодефицитным состоянием, необ- ходимостью физической, психической и социальной реабилитации [9]. Мир не остался равнодушен к трагедии, произо- шедшей на территории СССР. Так, из ФРГ прибыла бригада комбустиологов в количестве 9 человек во главе с Р. Хеттичем - директором ожоговой клиники [7]. Американские военные врачи из ожогового цен- тра Сэм-Хьюстона прибыли в Городскую клиническую больницу (ГКБ) № 21 г. Уфы через неделю после ката- строфы в составе трех бригад (17 человек - 3 врача, 3 медсестры, 6 младших медсестер, 3 специалиста по легочной вентиляции, 1 микробиолог и 1 лаборант). Ими было доставлено 7 тонн медицинского обо- рудования, в том числе 6 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) «МА-1», совместимых с советской электросетью, и антибиотики широкого спектра действия как из Вашингтона, так и с авиабазы Рейн-Майн в ФРГ [2]. Большой проблемой стало инфицирование ожого- вых ран, основными причинами которого стали пере- полненность палат пациентами (в них лежало до 12 человек), что повышало риск инфицирования, а также резистентность микрофлоры к имевшимся в арсена- ле советских медиков антибиотикам (пенициллину, метициллину, цефалоспорину, гентамицину). Кроме того, ввиду массовости поступавших полноценную хирургическую обработку ран не успевали произо- дить своевременно (большинству пораженных был выполнен только первичный туалет ожоговых ран). Совместно с американскими специалистами была изменена тактика лечения: во-первых, все усилия были сосредоточены на профилактике осложнений, что включало механическую санацию ран с последу- ющей обработкой местными антисептиками (хлор- гексидином) и химиотерапевтическими средствами (сульфадиазином серебра и мафенида ацетатом); во-вторых, стали назначать другие антибиотики (ами- кацин, ванкомицин, цефтазидим и пиперициллин), которые привезли с собой американские коллеги. В ГКБ № 21 г. Уфы были выполнены аутотрансплантации 24 обожженным; двум больным было произведено ис- сечение пораженных участков, но спасти их не удалось по причине сепсиса [2]. Вскоре миллиардер А. Хаммер из США доставил десять аппаратов ИВЛ, из Армении в составе 6 тонн груза также было доставлено оборудование для ИВЛ [1]. Япония отправила 60 ультразвуковых аппаратов для вентиляции органов дыхания, специальное пи- тание, Швеция поставила 5 дыхательных аппаратов для детей и столько же для взрослых и предложила принять в двух клиниках до 10 пострадавших. Франция также не осталась в стороне: Д. Кенни и П. Дейвис договорились о поставке в Советский Союз 13 ожо- говых кроватей типа «Недискус» [8]. С Кубы по рас- поряжению Фиделя Кастро вылетели специалисты из госпиталя им. братьев Амейхейрас и Центра генной инженерии и биотехнологии в Гаване с контейнером груза [7]. Таким образом, усилиями советских медиков и благодаря помощи их зарубежных коллег из 806 обож- женных удалось спасти жизнь 633 пострадавшим. Погибли 173 человека, причём наибольшие показа- тели летальности были в первые 10 суток. В течение последующих 6 месяцев после взрыва 213 (26,5%) человек погибли в стационарах, восстановили трудо- способность 346 (43%) пострадавших, остальные либо переведены на инвалидность, либо им был оформлен листок нетрудоспособности на 6 месяцев [6]. В последующие годы, хотя и было проведено не- сколько научных конференций, обобщающих резуль- таты по катастрофе в Башкирии, однако авторы статей освещали только частные вопросы своего труда. Для обсуждения проблем лечебно-эвакуационных мероприятий при ликвидации крупномасштабных катастроф были организованы Всесоюзная (Казань, 1989) и Всероссийская (Уфа, 1990), Международная (Москва, 1990) конференции, Международная выстав- ка-симпозиум (Москва, 1992), Всероссийская конфе- ренция (Уфа, 2014). На Международной конференции, проводимой в июле 1990 г. в Москве, были освещены следующие вопросы: 1. Организация медицинской помощи при сти- хийных бедствиях, промышленных и транспортных катастрофах - 13 статей; 2. Организация медицинской помощи на этапах медицинской эвакуации - 6 статей; 3. Оказание специализированной медицинской помощи и реабилитация пострадавших при различных видах травм и поражений - 15 статей. 4. Основными выводами стали необходимость сле- дования положениям военно-медицинской доктрины, организация медицинской помощи пострадавшим, основанная на принципах этапного лечения. На Всероссийской научно-практической конфе- ренции «Ожоги и медицина катастроф» (Уфа, 2014) были рассмотрены проблемы: 1. Организация оказания медицинской помощи пострадавшим от ожогов - 31 статья; 2. Актуальные вопросы ожоговой болезни - 39 статей; 3. Хирургическое лечение ран, ожогов и их послед- ствий - 21 статья; 4. Местное медикаментозное лечение ран, ожогов и их последствий - 21 статья.
×

About the authors

T V Stepanova

Email: vmeda-nio@mil.ru

V A Sokolov

Email: vmeda-nio@mil.ru

References

  1. Абдуллин, Р.Б. От американских медиков / Р.Б. Абдуллин // Советская Башкирия. - 1989. - № 133 (21757). - С. 2.
  2. Бекер, У.К. Массовые термические поражения: помощь американских военных врачей пострадавшим в железно- дорожной катастрофе в Башкирии / У.К. Бекер // Воен.-мед. журн. - 1990. - № 9. - С. 21-23.
  3. Герасимова, Л.И. Ожоги - проблема медицины катастроф / Л.И. Герасимова // Воен.-мед. журн. - 1990. - № 8. - С. 66-68.
  4. Костаглиола, М. Оказание медицинской помощи обожженным при катастрофах / М. Костаглиола // Воен.-мед. журн. - 1989 - № 8. - С. 65.
  5. Нечаев, Э.А. Военная медицина и катастрофы мирного времени / Э.А. Нечаев, М.Н. Фаршатов. - М.: Квартет, 1994. - 184 с.
  6. Нечаев, Э.А. Особенности лечебно-эвакуационных мероприятий при железнодорожной катастрофе в Башкирии / Э.А. Нечаев [и др.] // Воен.-мед. журн. - 1989. - № 10. - С. 12-17.
  7. ТАСС. Ожог / ТАСС // Правда. - 1989. - № 174 (25892). - С. 3.
  8. ТАСС. Узнав о катастрофе / ТАСС // Правда. - 1989. - № 158 (25876). - С.7
  9. Теряев, В.Г. Медицина чрезвычайных ситуаций / В.Г. Теряев. - М.: ТОНЧУ, 2014. - 496 с.
  10. Федоров, В.Д. Организация помощи обожженным при катастрофах / В.Д. Федоров [и др.] // Воен.-мед. журн. - 1990. - № 4. - С. 38-41.

Statistics

Views

Abstract: 142

PDF (Russian): 57

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


Copyright (c) 2020 Stepanova T.V., Sokolov V.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies