Peter the Great is the founder of the military medical education in Saint Petersburg

Abstract


The study is dedicated to the founding date of medical (medical and surgical) schools at the General hospitals of St. Petersburg, which are the historical foundation of the Medical and Surgical (Military Medical) Academy. Archival documents from the funds of the Russian State Archive of the Navy, as well as published sources prove and confirm that Peter the Great is the founder of medical (medical and surgical) schools at the General hospitals of St. Petersburg. According to the ingenious converter of Russia, the establishment of medical schools in the military and naval capital of the Russian Empire was part of state reform plans, it was extremely necessary and mandatory for the development of domestic medicine. A historical review of Russian military legislation of the era of Peter the Great is presented, where issues of medicine are touched. Particular attention is paid to archival documents. The reports (programs) of the first archivist and president of the Medical Chancellery and the entire medical service of Russia, Robert Erskine, and his successor, archivist Ivan Lavrentievich Blumentrost, to the president of the Admiralty Board, General Admiral Count F.M., were examined and analyzed in detail. Apraksin on bringing the medical unit in the fleet in proper condition. In the report I.L. Blumentrosta dated December 3, 1719 explicitly said about the already established medical school at the Admiralty Hospital of St. Petersburg and about the conduct of training sessions in it. The submitted documents developed a plan for the organization of marine hospitals, calculated the staff of medical personnel in the hospital and navy, reflected the plan for training medical students and preparing doctors, proposed solutions to other issues of organizing a medical service. The «Regulations on hospitals and on the positions of commissioners, doctors, clerks and others identified by them» of 1722, compiled on the basis of the programs of R. Erskine and I. L. Blumentrosta. This Regulation was the Russian hospital charter until the approval of the new law - the «General Regulation on Hospitals» (1735), which included 40 paragraphs of the Regulation 1722.

Full Text

16 (27) мая 1703 г. на р. Неве на Заячьем острове по указу Петра Великого была заложена земляная крепость во имя Святых Апостолов Петра и Павла и на- речена «Санкт-Питер-Бурх». Фортеция, с 1706 г. пере- строенная в камне, имела 1-й (высший) класс из 4 по российской классификации крепостных сооружений, являлась особо важным стратегическим объектом и впоследствии получила разряд «сверхштатной». Для усиления и защиты крепости от нападения шведов с севера от нее возвели Кронверк. Одновременно за- страивали Городовой (Санкт-Петербургский) остров, на котором разместили военные слободы и казармы разных полков, выстроили Оружейный двор. На этом же острове первоначально располагались главные государственные учреждения, в том числе Военная канцелярия (коллегия). На противоположном берегу Невы в 1704 г. было заложено Адмиралтейство. Это было рождение военной и морской столицы России. По замыслу Петра I, Санкт-Петербург, основанный в тяжелый период длительной Северной войны (1700- 1721), должен был стать новой столицей новой России и ни в чем не уступать Западной Европе. Петр Великий радикально изменил всю существо- вавшую структуру Российского государства и заложил основы, определившие дальнейший путь его разви- тия. В потоке государственных дел особое внимание Петр Алексеевич всегда уделял своему любимому детищу - регулярной российской армии и военно- морскому флоту - и денег на их строительство не жалел. В эпоху Петра I на содержание всей российской армии и флота тратилось от 2/3 до 4/5 расходной ста- тьи государственного бюджета. Дворцовые расходы при этом были сокращены в несколько раз. Для строительства военной и культурной столицы нового государства и для обучения русских учеников, способных воплотить грандиозные замыслы Петра I, начиная с 1698 г. на службу в Россию были приглашены лучшие европейские специалисты разного профиля. Вопрос подготовки национальных кадров стоял очень остро. В числе первых приглашенных профессионалов были моряки, корабельные мастера, военные инжене- ры, архитекторы, строители, художники и, разумеется, врачи и лекари. Важнейшей составляющей частью государствен- ных реформ Петра Великого явились преобразования в области российской медицины и здравоохранения. Реформы проводились в условиях Северной войны, когда боевые действия велись постоянно и часто ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 1 (69) - 2020 259 История медицины одновременно на нескольких фронтах на суше и на море, где было очень много больных и раненых, ко- торые погибали от отсутствия врачей и медицинской помощи. Наряду с военными действиями значитель- ный урон российской армии и флоту в то время на- носили инфекционные заболевания, поэтому вопрос организации военной медицины и подготовки кадров стоял очень остро и имел большое государственное значение. Потребность в создании постоянных во- енно-медицинских учреждений в первую очередь возникла именно в Санкт-Петербурге как военной столице России. История доказывает, что начало стро- ительства больших государственных военных и мор- ских госпиталей с медико-хирургическими школами при них относится к эпохе Петра I. Еще в 1682 г. царь Федор Алексеевич издал указ об открытии в Москве двух «шпитален», в которых «больных лечить и лекарей учить было бы мочно», однако смерть царя в том же 1682 г. помешала осуществить это намерение. Попыт- ки предшественников Петра I не увенчались успехом. Здравию ратных людей Петр I уделял большое вни- мание с самого начала своего правления. В 1696 г. был дан наказ воеводе князю Волконскому. По наказу надле- жало: «Которые Великого Государя ратные люди по воле Божией заскорбят, и к тем иметь бережение и призор, и начальным людям приказывать о том накрепко, чтоб те больные без призора безвременно не померли» [8]. В период пребывания Великого российского по- сольства в Голландии (1697-1698) Его Величество, с юности увлекавшийся медициной, особенно хирурги- ей, посетил Анатомический театр в Лейдене и с боль- шим интересом брал уроки анатомии у знаменитого голландского ученого, врача и анатома Фредерика Рюйша (1638-1731). Посещая страны Европы, Петр I встречался с самыми известными европейскими специалистами, стремясь лично во всем разобраться и привнести на родину лучшие европейские достиже- ния. Он владел несколькими иностранными языками, в том числе латинским, который в то время был языком международного общения. В голландском Лейдене российский государь познакомился с Германом Бур- хааве (1668-1738), который был одним из самых вы- дающихся врачей и ученых XVIII века. Химик, ботаник, доктор философии, богословия, доктор медицины, профессор, ректор Лейденского университета и осно- ватель своей научной медицинской школы Г. Бурхааве являлся автором ряда фундаментальных трудов по медицине. Он утвердил принцип практического обу- чения врача у постели больного на основе научных исследований. Такой принцип обучения был заложен и внедрен в российских госпитальных школах. В 1698 г. во время пребывания Великого российско- го посольства в Амстердаме в числе прочих специа- листов были отобраны и приняты на русскую службу 54 лекаря. Они вошли в набор Корнелиуса Крюйса (1657-1727), который сам одним из первых был принят Петром Великим на русскую службу в чине вице-адми- рала, стал одним из ближайших сподвижников госу- даря-реформатора и посвятил всю свою дальнейшую жизнь служению России. В набор лекарей 1698 г. вошел и Ян Говий (Ян Гови, Ян Гоу, Johannis Gouy), с 1704 г. ставший лейб-хирургом Петра I после смерти хирурга И. Термонта. С 1707 г. Я. Говий в должности старшего лекаря возглавил только что созданную по указу госуда- ря медицинскую службу российского морского флота (Балтийского), а с учреждением должности доктора при флоте стал заместителем доктора Г. Димаки. Позднее, в 1724 г. в связи с обострением болезни Петра I Я. Говий наряду с другими врачами был вызван на консилиум в Санкт-Петербург. При Петре I иностранные врачи и ле- кари неоднократно приглашались на российскую служ- бу не только для лечения больных и раненых. Одной из важнейших государственных задач была организация врачебного дела и медицинского образования в России по европейскому образцу. В период правления Петра I в России была разра- ботана принципиально новая законодательная база. Для проведения государственных реформ и решения поставленных задач с самого начала очень большое вни- мание уделялось организации военного дела, в планы Петра входило формирование 60-тысячной регулярной армии со всеми необходимыми военными учреждения- ми. В апреле 1702 г. вышел Манифест Петра I о вызове иностранцев на русскую службу, в котором сказано: «Мы наипаче старались о наилучшем учреждении во- еннаго штата как опоры нашего государства, дабы во- йска состояли из хорошо обученных людей и жили б в добром порядке и дисциплине…» [1]. Большую помощь российскому государю в то время оказал французский фельдмаршал Огильви. Он представил Петру I «Начер- тание и порядок в армии по иноземному обычаю» (1705), которые были высочайше одобрены. По «Начертанию» в состав главного штаба армии, помимо генералов, ко- мандующих пехотой, кавалерией, артиллерией и других чинов, входили два полевых штаб-доктора, в каждом полку полагался один фельдшер с 4-8 помощниками. Одним из первых, фактически действовавших военных законов в России был «Устав прежних лет» (ок.1700~1705), который состоял из трех частей: манифеста, воинского наказа и воинских статей. По «Уставу» надлежало на смотре больных не скрывать, досматривать, иметь свидетельство о них от полевого лекаря. Другой закон - свод правил того же периода «Ротные пехотные чины» - регламентировал прапор- щику «великую любовь к солдатам иметь», «ему ж осо- бливо подобает ведать во вся дни немощных, солдат посещать и того смотрети, нет ли им в презирании и в споможении болезни какова недостатку». Помощни- ком его был подпрапорщик, которому «подобает при- зирать прилежно немощных». Все руководящие чины должны быть «добраго жития и смелаго сердца» [3]. По распоряжению государя (1706) в Санкт- Петербурге, Москве и Кронштадте надлежало учре- дить Генеральные госпитали с лекарскими школами при них. Первым был учрежден Московский госпиталь на р. Яузе (1706; Главный военный клинический госпи- таль им. Н.Н. Бурденко), который до 1755 г. находился в ведении Монастырского приказа (Синода) и лечил 260 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ История медицины больных самых разных чинов, званий и сословий, в том числе и военнослужащих. До 1762 г. это был единственный госпиталь в Москве. После победы русской армии в Полтавской битве (1709) и коренного перелома в ходе Северной войны был издан целый ряд усовершенствованных госу- дарственных законов - инструкций, штатов, табелей, регламентов, касающихся армии и флота, военной медицины и здравоохранения. В 1710 г. была издана «Инструкция и Артикулы воен- ные Российскому флоту». Пункт № 43 этой инструкции гарантировал раненым и увечным воинам лечение за казенный счет и сверх того полное жалованье по- жизненно. Государь был убежден: «Коли генерал или обер-офицер армии Российской в службе государевой здоровье испортив, на ноги пал, ум сохранив, ни в коем разе от службы его не отставлять, а с великим тщани- ем врачами пользуя, вновь на ноги поставить. Ибо у дельного генерала или обер-офицера не в ногах и не в седалище сила, а суть в голове и навыках воинских. Будучи опытом искушенным, знаю, что дурак здоровья отменного шкоду великую по своей глупости учинить может. А по сему, лучше пусть без ног полководец виктории одерживает, чем без головы дурень конфу- зии терпит, в полном здравии проживая» [2]. В 1710 г. были составлены, а 17 февраля 1711 г. утверждены первые штаты генералитету, пехоте, коннице, а также комиссариатской, провиантской, квартирмейстерской, военно-судной и военно-медицинской частям. В штаты медицинской части входил «полевой медикус, аптекарь и хирюлик» (хирург). По штатам были установлены оклады, порционы и рационы всем чинам от генерал- фельдмаршала до рядового. 10 декабря 1711 г. утверж- дены «Регуламенты кригс-комиссариату». Пункт № 6 предписывал: «штаб и обер-офицерам приказывать под жестоким прещением [запрещением], ежели кто без указу аншеф-генерала оставит где болных, или по- шлет куды, кроме надлежащия монаршеския службы,… и за то на тех из жалованья вычитать за служащаго и не служащаго по десяти рублев за человека» [4]. 6 марта 1711 г. в письме к губернатору Санкт- Петербурга князю А.Д. Меншикову Петр I писал: «По- сылаю денег 4000 рублев, которыя прошу употребить, часть для строения новаго Шпиталя, другую ныне обретающимся в болницах» [26]. 16 января 1712 г. вышел именной указ (в пунктах), который содержал пункт об учреждении по всем губерниям госпиталей. Почти все пункты этого указа прямо или косвенно свя- заны с российской армией и написаны «Его Царскаго Величества рукою». В 1712 г. в Санкт-Петербурге уже были лазареты и госпитали. В XVIII в. в России этими терминами нередко обозначали одни и те же лечебные учреждения (разграничение этих понятий произошло в XIX в.). В документах Российского государственного архива Военно-морского флота (РГАВМФ) упоминается Морской госпиталь, который работал уже не первый год и к 1712 г. нуждался в ремонте [9]. С 1710 г. изве- стен большой военно-сухопутный госпиталь (лазарет), располагавшийся вначале на Санкт-Петербургском острове на Малой Неве (ныне Большая Невка), а затем по высочайшему указу переведенный на Выборгскую сторону в новый каменный госпитальный комплекс. С начала основания города планировка и строительство государственных объектов велись только на специально отведенной для этого территории по указу и с разреше- ния самого государя. По донесению генерала князя М.М. Голицина (1675-1730) на 16 июля 1712 г. общее число больных и раненых солдат, офицеров и «не служащих» разных полков, находящихся на излечении в военных лазаретах Санкт-Петербурга, а также число персонала «у призрения оных» составляло 1063 человека [10]. В ок- тябре 1715 г. вышел указ Петра I: «Всем обретающимся при Адмиралтействе, как салдатам, так мастеровым и работным людем, ежели кто заболит, чтоб таких отво- дили в лазареты, а по миру отнюдь не ходили; буде же такие где на Адмиралтейской стороне объявятца, и за оное преступление учинено будет им наказание» [11]. В 1715 г. государь «начал сочинять Устав Воин- ской сухопутной», опубликованный 30 марта 1716 г. «Воинский Устав» включал главы о полевых докторах, лекарях, аптекарях и о полевом лазарете (шпитале). По Уставу в каждой дивизии предписано иметь искусного доктора, штаб-лекаря, аптекаря, в каждом полку - лека- ря, в каждой роте - фельдшера. В каждой дивизии над- лежало учредить шпиталь, который не только в поле, но в деревне или в городе «учрежден быть может». В работе над «Воинским уставом» принимал не- посредственное участие один из самых ярких бли- жайших сподвижников российского государя Роберт Чарльз Эрскин (Роберт Карлович Арескин; 1677- 1718), на личности которого следует остановиться особо. Представитель древнего шотландского рода Р. Эрскин окончил Оксфордский университет со степе- нью доктора философии, Утрехтский университет со степенью доктора медицины, обучался в университе- тах Эдинбурга и Парижа, владел многими иностран- ными языками и состоял в переписке с известными европейскими учеными. В 1706 г. он был принят на русскую службу и сопровождал государя в военных по- ходах, а в 1713 г. был назначен лейб-хирургом Петра I. 24 января 1715 г. г. Петр I дал указ директору Канцелярии городовых дел князю А.Н. Черкасскому о строительстве комплекса Генеральных госпи- талей на Выборгской стороне Санкт-Петербурга «по чертежу доктора Арескина» [27]. Недалеко отсюда начинался Выборгский тракт, по которому шли войска в период длительной Северной войны 1700-1721 гг., с этой стороны на Санкт-Петербург часто нападали шведы. Оба госпиталя - и Адмирал- тейский, и Военно-сухопутный - с момента своего учреждения были ведомственными и принимали на лечение больных и раненых, относящихся только к Адмиралтейскому (Военно-морскому) и к Военному (Военно-сухопутному) ведомствам соответствен- но. В отличие от Московского госпиталя на р. Яузе Санкт-Петербургские Генеральные госпитали на Выборгской стороне с самого начала являлись спе- циализированными стационарными медицинскими ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 1 (69) - 2020 261 История медицины Рис. 1. Донесение Р. Эрскина графу Ф.М. Апраксину от 3 мая 1718 г. Пункты № 5 и 6: о проведении учебных занятий трижды в неделю и о наборе лекарских учеников (РГАВМФ) учреждениями для российской армии и военно- морского флота. Никаких посторонних больных на лечение туда не принимали. Автором первого проекта («чертежа») Генеральных госпиталей был Р. Эрскин совместно с архитектором Д. Трезини при активном участии Петра I. Проект предусма- тривал единый архитектурный комплекс, состоящий из двух половин - Военно-сухопутного и Адмиралтейского госпиталей, в центре между которыми была расположена общая госпитальная церковь. Очень важно, что уже по проекту 1715 г. по обоим концам протяженного вдоль Невы госпитального комплекса для каждого госпиталя были заложены анатомические театры для обучения. Позднее, начиная с 1720 г., по указу Петра I (1719) ма- занковые здания госпиталей на том же фундаменте были перестроены в камне по проекту и под руководством архитектора Д. Трезини. Каменные здания госпиталей также имели свои анатомические учебные театры. За верность и усердие, «за великое в медицине искусство» 9 сентября 1716 г. государь своим указом повелел Роберта Эрскина «в докторы наши первенственные принять, и оного Архиятером и президентом Канцелярии нашей над- ворной Медицинской и всего медицинского факультета в нашей империи учредить». С 1716 г. архиатр [arhiatros - начальствующий врач] в России являлся начальником всей медицинской службы государства: военно-сухо- путной, военно-морской и гражданской. Р. Эрскину был высочайше пожалован чин действительного статского советника. В ходе государственных реформ и преобразо- вания Аптекарского приказа в Медицинскую канцелярию все высшее медицинское управление в России впервые перешло из рук управляющего Аптекарским приказом боярина князя Я.Н. Одоевского в руки профессиональ- ного врача Роберта Эрскина. 3 мая 1718 г. Р. Эрскин подал на утверждение гене- рал-адмиралу и президенту Адмиралтейской коллегии графу Федору Матвеевичу Апраксину (1661-1728) донесение, в котором представил свою программу («мнение») в пунктах по организации медицинской части в военно-морском флоте. По программе Р. Эрскина, после определения источника финансирования, надлежало всех апте- карей, лекарей, подмастерьев и учеников, прежде чем принимать в «Его Царского Величества службу», освидетельствовать и получить при этом разрешение за подписью архиатра с назначением им жалованья (п. № 2) [12]. Никакой офицер не имел права штрафовать провинившегося лекаря по своей воле, а только «по кригс-рехту… против порутчика, понеже оной в равном обхождении учинен» (п. № 4) [13]. Пункт № 5 программы гласил: «Все здесь прилу- чившие, и в службе будущия лекари всякую неделю трижды на то от меня учиненное место, где все на- уки, которые надлежит лекарю знать всенужнейше, знающим за правило, а не знающим для науки указы будут, збиратся и прилежно слушать» (резолюция: «Исправить [исполнить] по полутчении разсуждения и подтверждения Его Царскова Величества Его пер- венственному дохтору») [14], рисунок 1. В пункте № 6 архиатр просил Ф.М. Апраксина прислать ему лекарских учеников: «Благоволи, Ваше Сиятелство, несколько молодых людей из академии, которые латинскому языку искуны, приискать, кото- рые по моем знатии в лекарском деле искусно велю научить» (резолюция: «Дано будет сколко потребно») [15]. Все приглашенные в Россию преподаватели были иностранцами, а знание латинского языка в то время требовалось не только в медицине. В разделе «О лазаретах» архиатр писал о необхо- димости хорошего содержания, питания и ухода за больными («всенужнейше содержать к лутчему бол- ным повелю», «дабы… иной доброй салдат не умер и напрасно не пропал»), о ведении строгого письмен- ного учета о приеме и выписке больных из лазарета (госпиталя), о строгом ежемесячном финансовом отчете госпитальных комиссаров в Адмиралтейств- коллегию под угрозой штрафа за неисполнение своих обязанностей [15]. Получив положительные резолюции на свои предложения, Р. Эрскин приступил к организации медицинской части и лекарских школ при Генераль- ных госпиталях Санкт-Петербурга. К сожалению, его смерть в декабре 1718 г. помешала осуществить планы Петра I по подготовке медицинских кадров в России. Кончина первого российского архиатра была тяжелой утратой для Великого государя, который провожал своего любимого доктора и соратника в последний путь до Александро-Невской лавры. В 1720 г. был «учинен и совершен» «Морской устав» (часть 1), который содержал главы «О докторе» и «О 262 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ История медицины главном лекаре» во флоте. Устав регламентировал число лекарей, подлекарей и лекарских учеников на кораблях по рангам. Доктор и главный лекарь были обязаны дважды в день осматривать больных и ра- неных, при этом уже тогда устав предусматривал их сортировку по состоянию здоровья («по болезням») и медицинские карты («цедули») для каждого больного за подписью лекаря с назначением лекарств и диеты. Большое внимание уделялось качеству продуктов пита- ния для больных. Главный лекарь, будучи заместителем доктора, был обязан надзирать за лекарями, ученика- ми и гезелями и докладывать доктору. Во флоте были предусмотрены госпитальные корабли. Общий надзор за организацией медицинской службы и финансами осуществлял генерал-кригс-комиссар флота. В 1722 г. был утвержден «Регламент о управле- нии Адмиралтейства и верфи и часть 2 Регламента Морского», содержащий особый раздел «Регламент о госпиталях и о должностях определенных при них комиссаров, докторов, писарей и прочих», который включал ряд основных положений из «Морского уста- ва» с учетом предложений архиатра Р. Эрскина. Этот «Регламент о госпиталях» был разработан другим сподвижником Петра I - архиатром и прези- дентом Медицинской канцелярии и всего «медицин- ского факультета в империи» Иваном Лаврентьевичем Блюментростом (Johann Deodatus Blumentrost, 1676 -1756), назначенным на эту должность по указу Вели- кого государя после смерти архиатра и лейб-медика Роберта Эрскина. И.Л. Блюментрост был старшим сыном лейб-медика царя Алексея Михайловича Лаврентия Блюментроста (1619-1705). 3 декабря 1719 г. И.Л . Блюме нтрост подал генерал-адмиралу и президенту Адмиралтейств- коллегии графу Ф.М. Апраксину свое донесение (программу) о совершенствовании медицинской службы на военно-морском флоте (всего 11 пун- ктов). Он писал: «Понеже Его Царское Величество всемилостивейше мне поручил,… над медицински- ми и аптекарскими делами, которые в его державе обретаются, надзирание и полную власть иметь, и оные в доброе учреждение произвесть,… того ради,… объявляю своим мнением…» - далее сле- довали пункты по разделам [16]. Прежде всего было установлено число лекарей, подлекарей и учеников на кораблях в зависимости от ранга судов (п. № 1). Для медицинских консультаций и для надзора за медперсоналом надлежало «в каждой эсквадре содержать искуснаго лекаря, которой бы всем обретающимся в той эсквадре лекарям в трудных болезненных притчинах усердно помогал, и над ними доброе надзирание имел, дабы при выводе караблей к походу в море все сундуки лекарские требными ле- карствами и надлежащими инструментами наполнены были» (п. № 2) [17]. Инфекционных больных следовало изолировать на специальном госпитальном корабле (п. № 3). Для достойных и трудолюбивых лекарей с повы- шением квалификации был предусмотрен карьерный рост с увеличением оклада, «дабы упование возвышения всякого возбуждало дело свое с прилежанием отправлять, и художество распространять. Чего ради зимою им показываться будут аперации и бандажи, что уже и делается» (п. № 4) [18]. Конфликтные во- просы между офицерами и лекарями следовало раз- решать только с ведома архиатра (п. № 5). [19]. Ввиду большого количества больных и раненых во флоте И.Л. Блюментрост считал необходимым иметь допол- нительные ставки лекарей с окладами (п. № 6) [20]. Всех лекарей как в армии, так и во флоте следовало принимать только по свидетельству архиатра (п. № 7). В каждом госпитале надлежало иметь, помимо одного доктора, одного старшего лекаря, которому будут под- чиняться все остальные лекари, имеющие каждый по 2 гезеля и по 4 ученика в расчете 1 лекарь на 200 человек больных. Для них также предусматривался карьерный рост с повышением оклада (п. № 8). Старшему лекарю, двум гезелям и всем ученикам было предписано жить в госпитале. По предложению И.Л. Блюментроста для контроля за финансами, за общим содержанием госпиталей, за условиями содержания, лечения и пи- тания больных в госпиталях, чему уделялось большое внимание, а также для контроля за строительством были введены должности комиссаров (п. № 10). Ар- хиатр должен был отвечать только за медицинскую часть (п. № 11). Согласно утвержденным предложе- ниям, по указу Петра I от 19 февраля 1720 г., данному «архиатру и президенту Канцелярии Медицинской и всего медицинского факультета Ивану Лаврентьевичу Блюментросту» было «велено содержать в морском флоте на кораблях, фрегатах и на шнавах» всего: стар- ших лекарей 39 человек, младших - 7, подмастерьев - 27, учеников - 72 [21]. Очень важен пункт № 9 программы И.Л. Блюмен- троста, в котором архиатр сообщает о лекарской школе в Санкт-Петербурге: «Понеже от Его Величества имею позволение, дабы Лекарскую школу завесть, ко- торой уже ныне почин учинен, и при Адмиралтейской Гошпитали публично все аперации показуются. А сего году по требованию моему имянным Его Величества указом велено из московских школ прислать 30 че- ловек в лекарские ученики для пополнения во флот, которых уже и прислано 15 человек» [22]. Следует заметить, что ученики, знающие латинский и немец- кий языки, а также лекарские ученики с Московского госпитального двора присылались в Санкт-Петербург неоднократно. Во время летних морских кампаний ученики «росписаны будут по караблям…, а по при- бытии флота взяты будут в Гошпиталь для вящаго познания лекарского дела, которое показывано будет от лекаря, все аперации и обондажи, а от доктора, кой при Гошпитали, в лекарствах и в протчих делах, что надлежит доброму лекарю знать. И для житья оным зделать при Гошпитали покои» [23] (рис. 2). И.Л. Блюментрост просил определить указом точ- ное число учеников и младших лекарей при госпита- лях. Это число было непостоянным, и при госпиталях кадров не хватало. По «Ведению» И.Л. Блюментроста от 16 сентября 1719 г. «При Санкт-Питербурхской ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 1 (69) - 2020 263 История медицины Рис. 2. Донесение И.Л. Блюментроста графу Ф.М. Апраксину от 3 декабря 1719 г. Пункт № 9: об учрежденной Лекарской школе при Адмиралтейском госпитале Санкт-Петербурга (РГАВМФ) Адмиралтейской Гошпитали» имелись «лекарские ученики Иван Марисов, Петр Долорье, Герасим Новицкой, Захар Штолвенс». 15 июля 1719 г. по указу Петра I из Москвы было прислано дополнительно еще 15 человек учеников, «а имянно Федор Крейнин, Се- мен Мусзакевич, Иван Наумов, Козма Шаковский, Ан- дрей Галковский, Иван Булатов, Михайло Мокеев, Фе- дор Колычев, Иван Федотов, Павел Кедрин, Дмитрий Ерусалимов, Степан Горканицкий, Иван Околович, Филипп Шивцов, Дмитрий Хомутов». «И оные ученики определены таким образом, ежели когда кампания с моря возвратится, то оным ученикам быть неотлучно при Санкт-Питербурхской Гошпитали для обучения лекарского дела. А когда будет весною кампания соби- ратца на море, то оные росписаны будут по караблям» [19] (рис. 3). В документе перечислены поименно все 19 лекарских учеников при Адмиралтейском госпита- ле. Указ Петра I об отдаче «дохтуру Блюментросту для обучения лекарств 30 человек из школ, латинского и немецкого языков умеющих», был дан 16 мая 1719 г. президенту Штатс-контор-коллегии Мусину-Пушки- ну [25] (рис. 4). За обучение учеников доктору И.Л. Блюментросту было выплачено жалование. По предложению И.Л. Блюментроста и по мнению генерал-майора и обер-штер-кригс-комиссара Ад- миралтейства Г.П. Чернышева (1672-1745), в связи с теснотой, с большим количеством больных и раненых, которых всегда «бывает многое число», к госпиталю необходимо пристроить дополнительные покои, а поблизости построить квартиры лекарям «к пользе болящим». Архивные документы доказывают и подтверждают, что в 1719 г. в Санкт-Петербурге при Адмиралтейском госпитале уже действовала лекарская (медико-хирургическая) школа. Начало было положено. Крайне необходимая военно-лекарская школа в Северной столице была учреждена. Поскольку архиатрам Р. Эр- скину и И.Л. Блюментросту подчинялась вся военно- медицинская служба России, то вполне вероятно, что лекарская школа Генерального Военно-сухопутного госпиталя Санкт-Петербурга была основана в тот же период, что и школа Адмиралтейского. Первым док- тором Адмиралтейского госпиталя был М. Минеат, а Военно-сухопутного - А. Севасто. После рассмотрения программа И.Л. Блюментроста была утверждена и наряду с другими предложениями и расчетами медицинских штатов уважаемого доктора И.Л. Блюментроста фактически явилась основой «Регламента о госпиталях», принятого в 1722 г. По «Регламенту» во всех морских портах надлежало быть госпиталям и для управления их комиссарам, «кото- рым быть под дирекциею генерал-кригс-комиссара» флота. Во всяком госпитале належало быть одному доктору. Старшему лекарю госпиталя подчинялись все госпитальные лекари (1 лекарь на 200 больных), «у которых быть по два человека гезелей лекарских и по четыре человека учеников. Старшему лекарю, двум гезелям и ученикам жить в госпитале». В Адмиралтей- ский госпиталь принимали только служащих Адми- ралтейского ведомства: адмиралтейских служителей военных, мастеровых и работных людей, больных и раненых в бою или на работах (гл. XLVII). В обязанности госпитального комиссара входила административно-организационная работа, надзор за состоянием и материальным обеспечением госпи- таля, за содержанием больных, за строгим соблюде- нием «Регламента о госпиталях». Нарушители закона, прежде всего ответственные руководители, строго 264 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ История медицины Рис. 3. Ведение И.Л. Блюментроста в Адмиралтейтсв- коллегию от 16 сентября 1719 г. с поименным списком 19 лекарских учеников при Санкт-Петербургском Адмиралтейском госпитале (РГАВМФ) Рис. 4. Указ Петра I от 16 мая 1719 г. об отдаче «дохтуру Блюментросту для обучения лекарств 30 человек» (РГАВМФ) наказывались, вплоть до увольнения. Больных надле- жало принимать в госпиталь только по направлению их руководителей и за свидетельством доктора (лекаря) и незамедлительно начинать лечение. При поступле- нии и выписке из госпиталя всех больных следовало обязательно регистрировать в журнал, еженедельно подавать ведомости о количестве больных в контору Адмиралтейства, ежемесячно рапортовать в Адми- ралтейств-коллегию и архиатру за подписью госпи- тального доктора (гл. XLVIII). Госпитальный доктор обязан был посещать па- циентов ежедневно утром и вечером. Регламент предписывал ему разделять больных и раненых «по местам каждой болезни особливо по номерам, для лучшей удобности в лечении» (принцип сортировки больных и раненых), для каждого больного писать «цедули» (скорбные листы - медицинские карты) с назначением лекарств и диеты (см. Морской устав). Помимо лечения больных и надзора за подчиненными, госпитальному доктору обязательно надлежало: «Чи- нить часто разобрание анатомическое телам челове- ческим, в палате, определенной на то в госпитале, при чем лекари, гезели и ученики должны быть, которым должен он толковать о всех членах, и о болезнях, и о лекарствах, пристойных к тем болезням, а особливо, которыя будут болезни странныя, тех отнюдь не про- пускать без анатомии и о том рапортовать архиатера» (Гл. L. п. № 10) [5]. «Регламент о госпиталях» 1722 г. законодательно закрепил обязательное проведение занятий для учеников и для повышения квалификации лекарей. Главный лекарь, будучи заместителем доктора, по Регламенту был обязан установить дежурства - «днева- нья лекарям, гезелям и ученикам, чтоб безпрестанно некоторая часть в госпитале была, для незапных случаев больным» (Гл. LI) [6]. Это было практическое обучение врача у постели больного - один из главных принципов Г. Бурхааве. 14 августа 1721 г. был принят Именной, объявлен- ный из Сената указ «Об учреждении в городах аптек под смотрением Медицинской коллегии,… и о бытии под надзором помянутой коллегии гошпиталям». Это был указ Великого государя «по пунктам Доктора Блюментроста… об учреждении Коллегиум Медикум». До 1762 г. этот орган управления фактически называл- ся Медицинской канцелярией, без свидетельства ко- торой никакой доктор и лекарь в России «не дерзает» нигде медицинскую практику иметь. Факт преподавания медицины в Санкт-Петербурге в эпоху Петра I подтверждал французский врач, ботаник и путешественник Пьер Дешизо, дважды посетивший Россию в 1724 и 1726 гг. Он встречался с лейб-медиком государя и президентом Россий- ской Академии наук Лаврентием Лаврентьевичем Блюментростом (младшим братом архиатра И.Л. Блюментроста) и другими известными лицами. П. Де- шизо оставил описания своих путешествий, которые были опубликованы в 1725 и 1728 гг. (на франц. языке). В своем описании П. Дешизо упоминал докторов А. Ацаретти, Вандерхульта и В. Горна, которые препо- давали анатомию и хирургию в Санкт-Петербургских госпиталях. Этих же преподавателей (наставников ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 1 (69) - 2020 265 История медицины молодежи) в Санкт-Петербурге упоминали в своих со- чинениях историки медицины В. Рихтер и Я.А. Чистович. Факт заведения хирургической школы в северной столице подтверждала и Медицинская канцелярия в документах от 20 января 1723 г. (выпускников школы тогда еще не было). «Регламент о госпиталях» 1722 г., разработанный по программе И.Л. Блюментроста, заложил законо- дательный фундамент российской медицины и воен- но-медицинского образования и фактически являлся госпитальным уставом для морских и сухопутных госпиталей до 1735 г. 9 января 1733 г. императрицей Анной Иоанновной был высочайше утвержден доклад «О штатах Меди- цинской канцелярии с подчиненными ей конторами». Доклад представил архиатр И. Ригер, назначенный на эту должность в 1732 г. Вступив в должность и приняв дела Медицинской канцелярии, Ригер изучил эти документы и «нашел в помянутой канцелярии штаты как медицинского чина, так и… прочих чинов не апробованы и не подписаны». Через год он пред- ставил новые штаты на рассмотрение. Из доклада следует, что медицинские штаты уже были расписаны ранее (до 1732 г.), но документ не был «апробован», а Ригер составил новое штатное расписание. По этим штатам при Сухопутном госпитале Санкт-Петербурга следовало иметь 20 лекарских учеников и 5 лекарей (4 ученика на 1 лекаря, 1 лекарь на 200 больных) [7]. Предыдущие штаты в документе не указаны. В 1735 г. на основе «Регламента о госпиталях» 1722 г. был детально разработан высочайше утверж- денный императрицей Анной Иоанновной другой важнейший исторический документ - «Генеральный Регламент о госпиталях и о должностях определенных при них докторов и прочих медицинского чина служи- телей», автором которого был директор Медицинской канцелярии и ученик Г. Бурхааве И.Б. Фишер. Новый «Регламент» включал в себя сорок (!) пунктов преды- дущего «Регламента» 1722 г., принятого еще при жизни Петра Великого. Детально разработанный «Генераль- ный регламент о госпиталях» 1735 г., ставший основным государственным законом отечественной медицины, военно-врачебного образования и всего медицинского факультета в России, служил госпитальным уставом русской армии и военно-морского флота до середи- ны XIX в. Согласно уставу, в госпитальных школах при Генеральных госпиталях Санкт-Петербурга надлежало иметь по 20 лекарских учеников. Датой основания Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (ВМА) - старейшего в России высше- го военно-медицинского учебного заведения, которое является учебным, лечебным и научным центром со своей богатейшей историей и традициями, офици- ально принято считать 18 декабря 1798 г. В этот день император Павел I подписал Высочайший именной указ «Об устроении при главных госпиталях особого здания для Врачебного училища и учебных театров», данный Главному директору Медицинской коллегии барону А.И. Васильеву. В 1898 г. Комиссия по подготовке к 100-летнему юбилею Медико-хирургической академии (МХА) под председательством начальника академии профессора В.В. Пашутина признала указ Павла I от 18 декабря 1798 г. первым официальным распоряжением об устройстве академии и предложи- ла считать датой основания МХА именно 18 декабря 1798 г. Согласно этому документу, столетие академии торжественно отмечали в 1898 г., двухсотлетие - в 1998 г. Предлагались и другие даты основания МХА - 1786, 1800, 1808 гг. На научной конференции историков медицины (1983) под руководством профессора А.С. Георгиев- ского, посвященной становлению и развитию военно- врачебного образования в России XVIII в., в нем было выделено три основных этапа: I этап (1706-1735) - от начала подготовки лекар- ских учеников при Московском (1706) и других го- спиталях до утверждения «Генерального регламента о госпиталях…» 24 декабря 1735 г. Это было принято за дату законодательной регламентации системы во- енно-врачебного образования в России, так как этим законом учреждались специальные учебные заведе- ния для подготовки медицинских кадров; II этап (1736-1786) - развитие системы и методов обучения военно-врачебных кадров до их преобра- зования; III этап (1786-1798) - совершенствование системы обучения в штатных медико-хирургических школах (с 1795 г. - Главном врачебном училище), которое за- вершилось переименованием этого училища в МХА. В 1983 г. «Генеральный регламент о госпиталях» 1735 г. был признан полноценным юридическим до- кументом. В 2015 г. в стенах ВМА проходила научно- практическая конференция «У истоков медицины столицы Российской империи: к 300-летию закладки Петром Великим здания Санкт-Петербургских Воен- но-сухопутного и Адмиралтейского госпиталей». На конференции были выдвинуты предложения считать датой основания МХА 1733 или 1735 гг. Окончательное решение тогда принято не было. Споры ученых мужей о дате учреждения ВМА - колыбели российской военной медицины и воен- но-медицинского образования - не утихают до сих пор и разгораются вновь и вновь. Где же истоки? Из- вестно, что именно в ходе проведения радикальных государственных реформ Петра Великого в России была усилена роль государства, выстроена новая законодательная база, на основе которой были соз- даны государственные регулярная армия и военно- морской флот. В ходе Северной войны 1700-1721 гг. в России получила развитие военная медицина. При жизни Петра I был разработан и принят «Регламент о госпиталях» 1722 г. В 1715 г. в Санкт-Петербурге на Выборгской стороне по указу российского государя был заложен архитектурный комплекс Генеральных госпиталей - Военно-сухопутного и Адмиралтейского с учебными театрами при них. Генеральные госпитали на Выборгской стороне вступили в строй в эпоху Петра Великого, тогда же были заложены лечебная и учебная 266 1 (69) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ История медицины базы этих госпиталей и научные основы преподава- ния с привлечением лучших европейских врачей и ученых, служивших России. Документы доказывают, что именно в период правления Петра I и по его указу при Генеральных госпиталях Санкт-Петербурга были учреждены лекарские (медико-хирургические) школы. Это было начало большого пути. Исторические факты и архивные документы первой четверти XVIII века подтверждают, что фундамент во- енной медицины и военно-медицинского образования в России и в Санкт-Петербурге был заложен по плану, намеченному великим преобразователем России Петром I, по его указам, под его контролем и при его жизни. Лекарские школы - исторический фундамент МХА (ВМА). Пора вспомнить об этом, сделать выводы и вернуться к истокам.

About the authors

N V Milasheva

Email: n.mila2010@yandex.ru

V O Samoilov


References

  1. Бобровский, П.О. Петр Великий как военный законодатель. Потешные и начало Преображенского полка (по официальным документам). Происхождение «Артикула воинского» и «Изображения процессов» Петра Великого по Уставу воинскому 1716 г. / П.О. Бобровский. - Изд. 2-е. (Академия фундаментальных исследований. Военное искусство: теория и практика. № 22). - М.: Ленанд, 2017. - 192 с.
  2. Кушнир. Петр I / Сост. Кушнир // Сын отечества. - 1992. - № 9. - С. 6.
  3. Мышлаевский, А.З. Петр Великий. Военные законы и инструкции (изданные до 1715 года) / А.З. Мышлаевский. - Изд. 2-е. (Академия фундаментальных исследований. Военное искусство: теория и практика. № 23). - М.: Ленанд, 2017. - 192 с. - С. 47, 48, 49.
  4. Мышлаевский, А.З. Петр Великий. Военные законы и инструкции (изданные до 1715 года) / А.З. Мышлаевский. - Изд. 2-е. (Академия фундаментальных исследований. Военное искусство: теория и практика. № 23). - М.: Ленанд, 2017. - 192 с.
  5. Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗ РИ) / Первое собрание. - СПб., 1830. - Т. 6. - З. № 3937. - С. 599.
  6. ПСЗ РИ. - СПб., 1830. - Т. 6. - З. № 3937. - С. 599.
  7. ПСЗ РИ. - СПб., 1830. - Т. 9 - З. № 6305. - С. 25.
  8. ПСЗ РИ. - СПб., 1830. - Т. 3-З. № 1540. - С. 233.
  9. Российский государственный архив Военно-морского флота (РГАВМФ) / Ф. 233. - СПб., 1712. - Оп. 1.- Д. 39. - Л. 128-130.
  10. РГАВМФ / Ф. 233. - СПб., 1712. - Оп. 1. - Д. 39 - Л. 94.
  11. РГАВМФ / Ф. 176. -СПб., 1715. - Оп. 1. - Д. 108.- Л. 177.
  12. РГАВМФ / Ф. 233. - СПб., 1718. - Оп. 1. - Д. 165. - Л. 87 об.
  13. РГАВМФ / Ф. 233. - СПб., 1718. - Оп. 1. - Д. 165. - Л. 88.
  14. РГАВМФ / Ф. 233. - СПб., 1718. - Оп. 1. - Д. 165. - Л. 88.
  15. РГАВМФ / Ф. 233. - СПб., 1718. - Оп. 1. - Д. 165. - Л. 88.
  16. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11) - Л. 94-97об.
  17. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 94 об.
  18. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 95 об.
  19. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 95 об.
  20. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 96.
  21. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1720. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 178.
  22. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 96 об.
  23. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 96 об.
  24. РГАВМФ / Ф. 212. - СПб., 1719. - Оп. 11 (1720). - Д. 45 (11). - Л. 223, 224.
  25. РГАВМФ / Ф. 212. СПб., 1719. - Оп. 11 (1719). - Д. 33 (19). - Л. 73.
  26. Российский государственный архив древних актов / Ф. 9. Кабинет Петра I. - 1711. - Оп. 1. - Кн. 5, № 57.
  27. Российский государственный исторический архив /Ф. 467. - СПб., 1715. - Оп. 4. - Д. 1. - Л. 2 об.

Statistics

Views

Abstract - 131

PDF (Russian) - 15

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Milasheva N.V., Samoilov V.O.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies