Factors influencing the choice of antibiotic therapy regimen for pleural empyema

Abstract


There are considered the factors affecting the choice of an antibacterial drug for antibacterial therapy, based on the analysis of the material. The analysis of these factors was provided. The most problematic pathogens of pleural empyema are non-fermenting gram-negative bacteria: P. aeruginosa, Acinetobacter spp.; Еnterobacteriales: K. pneumoniae, Escherichia coli, Enterobacter spp., Proteus spp.; gram-positive cocci: Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Enterococcus spp.; anaerobic bacteria: Bacteroides spp., Clostridium spp., Fusobacterium spp., Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp. Most authors note an increase of antibiotic resistance in pathogens of pleural empyema, which significantly complicate the choice of antibacterial therapy. It was revealed that the choice of drug for antimicrobial therapy should be justified on the basis of a systemic, integrated approach taking into account the etiology of the pleural empyema, the severity of the patient and concomitant pathology. The main factors influencing the choice of antibacterial drug are the origin of pleural empyema (in-hospital or out-of-hospital), the presence of previous admissions, the previously provided antibacterial therapy and the results of stratification of patients by the risk of polyresistant microflora. With the appearance of clinical signs of the in-hospital pleural empyema the choice of antibacterial drug for antimicrobial therapy should be made taking into account clinical and epidemiological data and the results of microbiological monitoring in the hospital.

Full Text

Введение. Актуальность проблемы своевремен- ной профилактики и лечения эмпиемы плевры (ЭП) определяется высокой частотой развития данного осложнения на фоне воспалительных и гнойно-де- структивных заболеваний легких и плевры, травм и операций на органах грудной клетки [2, 8]. Развитие ЭП и пиопневмоторакса (ППТ) наблюдается у 10-30% больных абсцессами и гангренами легких [3]. Ране- ния и травмы груди приводят к развитию ЭП в 1,4% случаев, основной этиологической причиной при этом является посттравматический плеврит и свернув- шийся гемоторакс [5]. Оперативные вмешательства на органах грудной клетки осложняются развитием ЭП в 2-5% случаев и нередко приводят к летальным исходам [11]. У 4-20% больных ЭП переходит в хро- ническую форму [8]. Отмечается неуклонный рост частоты заболеваемости ЭП. F. Farjah et al. [20] на основе обобщения результатов лечения 4424 пациен- тов с ЭП с 1987 по 2004 г. отмечают ежегодный рост заболеваемости на 2,8%. Выбор рациональной антибактериальной терапии (АБТ) при ЭП остается дискутабельным вопросом комплексного лечения в связи с множественной антибиотикорезистентностью выделяющихся микро- организмов [1, 2, 4, 25]. Наиболее проблемными возбудителями ЭП являются неферментирующие грамотрицательные бактерии (НГОБ): P. aeruginosa, Acinetobacter spp.; энтеробактерии (ЭБ): K. pneu- moniae, Escherichia coli, Enterobacter spp., Proteus spp.; грамположительные кокки: Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Enterococcus spp.; анаэробные бактерии: Bacteroides spp., Clostridium spp., Fusobac- terium spp., Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp.. До получения результатов бактериологического исследования плеврального экссудата и определе- ния чувствительности выявленных возбудителей к антибиотикам целесообразно проводить антибак- териальную терапию, эффективную в отношении широкого спектра микроорганизмов [6]. Такой опыт накапливается, систематизируется и обобщается в виде схем антибактериальной терапии [7]. Однако встречаются публикации, указывающие, что при выбо- ре антибактериальной терапии необходимо учитывать и ряд других особенностей пациента, возбудителя и течения заболевания [4, 7, 8, 19]. Цель исследования. На основании анализа науч- ных публикаций по лечению ЭП определить ключевые факторы, влияющие на выбор схемы антибактериаль- ной терапии. Материалы и методы. Выполнен анализ мате- риалов научных публикаций в отечественных и зару- бежных журналах, монографий, клинических рекомен- даций, материалов съездов и научных конференций ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (70) - 2020 199 Обзоры за последние 20 лет. В каждом источнике на основе анализа собственного материала авторы выделяли факторы, влияющие на выбор схемы антибактериаль- ной терапии. Проведен анализ этих факторов. Результаты и их обсуждение. В настоящее время апробируются Национальные клинические рекомен- дации по лечению ЭП, в которых предлагается выбор схемы антибактериальной терапии в зависимости от этиологической структуры ЭП. Если ЭП развилась как следствие затяжной пневмонии или связана с абсцессами аспирационного генеза, то основными возбудителями могут быть анаэробы (Bacteroides spp., Peptostreptococcus spp., B. fragilis, Clostridium spp. и т.д.), ЭБ (Enterobacteriales), а также S. aureus. В таких случаях препаратами выбора являются ин- гибиторзащищенные пенициллины в сочетании с аминогликозидами и/или метронидазолом либо це- фалоспорины III поколения в сочетании с аминоглико- зидами. Ванкомицин и линезолид назначаются только в случае высокого риска метициллин-резистентного S. aureus (MRSA). При парапневмонической ЭП, вызванной S . pneumoniae и S. pyogenes, в качестве препаратов вы- бора используются цефалоспорины ІІ и ІV поколений в режиме монотерапии [4]. Альтернативой им счита- ется назначение линкомицина или ванкомицина. При стафилококковой парапневмонической ЭП применяют оксациллин либо цефазолин, в качестве альтернативы рассматриваются линкомицин, фузидин, ванкомицин и линезолид. В случае парапневмонической ЭП, вы- званной H. influenzae, препаратами выбора являются цефалоспорины III или IV поколения или «защищен- ные» аминопенициллины (амоксициллин/клавуланат, ампициллин/сульбактам) или фторхинолоны. В этио- логии подострой и хронической ЭП ведущую роль занимают анаэробные стрептококки, бактероиды, часто в ассоциации с микроорганизмами порядка En- terobacteriales. Препаратами первой линии в данном случае должны быть «защищенные» аминопеницил- лины - амоксициллин/клавуланат или ампициллин/ сульбактам. В качестве препаратов альтернативы рекомендуются линкомицин в сочетании с аминогли- козидом II или III поколения либо цефалоспорины II-IV генерации или карбапенемы (имипенем, меропенем), тикарциллин/клавуланат или пиперациллин/тазобак- там. Применение аминогликозидов при внебольнич- ных инфекциях дыхательных путей недопустимо [7]. При посттравматической или послеоперационной ЭП основными возбудителями являются S. aureus, S. pneumoniae, H. influenzaе. В этом случае препаратами выбора являются ингибиторзащищенные пеницилли- ны, цефалоспорины III-IV поколения [3, 5, 11]. При изучении микробиологического спектра воз- будителей ЭП О.М. Абрамзон и др. [1] выявили, что аэробные и анаэробные микроорганизмы выделяются из полости ЭП одинаково часто (40,3%), смешанная микрофлора встречается в 14,9% случаев, а в 4,9% на- блюдений рост микрофлоры не обнаруживается. При этом авторы отмечают, что среди аэробных микро- организмов чаще встречаются S. aureus (36,2%), S. epidermidis (8,5%) и P. aeruginosa (25,5%). Наиболее частыми представителями анаэробной микрофлоры являлись бактероиды (B. fragilis - 35,3%), пептостреп- тококки (P. anaerobius - 25,5%) и Finegoldia magna - 11,8%. Все микроорганизмы обладают широким спек- тром патогенных свойств, включая персистентные характеристики. Авторы изучили антилизоцимную, антикомплементарную и гемолитическую активность выделенных возбудителей и отметили их высокие значения, что свидетельствует в пользу затяжного тяжелого гнойно-воспалительного процесса. Аналогичное исследование провели В.В. Бойко и др. [4]. Они установили, что наиболее часто встре- чающимися возбудителями ЭП были представители грамположительной микрофлоры (97,7%), среди них S. pneumoniae, S. aureus, S. pyogenes, S. epidermidis, Enterococcus spp. Грамотрицательная микрофлора встречалась в 48% случаев была представлена P. aeruginosa, E. coli, P. vulgaris, Bacillus subtilis. Грибы рода Candida выделялись в 13,3% случаев. Авторы рекомендуют использовать при стрептококковой инфекции цефепим и гатифлоксацин; при стафило- кокковой - тиенам, клафоран, левофлоксацин; при выделении синегнойной палочки - ампициллин, цефо- таксим. При продолжительности лечения более семи дней рекомендуется использовать антимикотические препараты. К.М. Кубраков и др. [8], проанализировав резуль- таты 241 бактериологического исследования плев- рального экссудата при ЭП, в 123 (51,04%) случаях обнаружили рост микрофлоры. Из 146 штаммов в 27 (18,5%) случаях идентифицирована грамположитель- ная флора (S. aureus - 9,6%, S. epidermidis - 6,8%, E. faecalis - 2,1%.), в 118 (80,8%) наблюдениях - грамо- трицательные микроорганизмы (P. aeruginosa (76,7%), K. pneumoniae (1,4%), A. baumannii (1,4%), E. coli (0,7%), P. mirabilis (0,7%)), и в 1 (0,7%) случае выделе- ны грибы (C. albicans). Ведущими возбудителями ЭП были грамотрицательные микроорганизмы - 80,8%, высеваемость патогенов составляла 51%. Доминиру- ющий возбудитель - P. aeruginosa (76,7%). С учётом высокой резистентности наиболее эффективными антибактериальными препаратами для лечения ЭП, вызванной P. aeruginosa, были колистин, меропенем, левофлоксацин, амикацин и их комбинации. При вы- явлении грамположительной флоры предпочтение следовало отдавать препаратам выбора - ванкоми- цину или линезолиду. С.Ю. Бабаев и др. [2], Ф.В. Иванов и др. [6] ука- зывают, что спектр возбудителей определяется ха- рактером происхождения ЭП. При внебольничном источнике развития инфекции чаще всего выделяется грамположительная микрофлора и ЭБ, чувствитель- ные к антибактериальным препаратам, указанным в рекомендациях по выбору схемы АБТ. Напротив, при внутрибольничной (нозокомиальной) инфекции отмечается преимущественное выделение грам- 200 2 (70) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Обзоры отрицательных полирезистентных ЭБ и НГОБ. Таким образом, характер происхождения ЭП имеет прин- ципиальное значение при назначении антибактери- альной терапии. В последние годы у пациентов, страдающих вне- больничной ЭП, все чаще регистрируются инфекции, вызванные возбудителями, устойчивыми к антибиоти- кам [2, 8]. К факторам риска внебольничных инфекций, вызванных антибиотикорезистентными грамотри- цательными бактериями, продуцирующими бета- лактамазы расширенного спектра действия (БЛРС), относят госпитализацию в течение предшествующих 3 месяцев, прием антибиотиков по любому поводу в течение предшествующих 3 месяцев, пребывание в учреждениях длительного ухода (дом престарелых, дом ребенка, хоспис), гемодиализ [19]. При антимикробной терапии у пациентов, страда- ющих нозокомиальными инфекциями, целесообразно уточнять наличие факторов риска инфицирования проблемными полирезистентными госпитальными микроорганизмами: MRSA, P. аeruginosa, карбапе- нем-резистентные ЭБ [19]. К факторам риска MRSA относят высокий уровень MRSA в отделении, пред- шествующую (в течение 3 месяцев) госпитализацию, применение антибиотиков широкого спектра (фтор- хинолонов, в меньшей степени цефалоспоринов III и IV поколения), наличие внутрисосудистого катетера, назальное носительство MRSA, внутривенную нар- команию, наличие трофических язв или пролежней. Факторами риска участия в развитии ЭП синегнойной палочки считаются длительное нахождение в отде- лении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), ИВЛ>4 суток, стернотомия, наличие бронхоэктазов, муковисцидоза, наличие уретрального катетера, предшествующее применение карбапенемов, высо- кий уровень карбапенемазопродуцирующих бактерий в отделении, колонизация кишечника пациента ЭБ, продуцирующими карбапенемазы. Факторами риска присутствия карбапенем-резистентных ЭБ являются высокий уровень ЭБ в отделении, предшествующая терапия карбапенемами, колонизация кишечника пациента ЭБ, продуцирующими карбапенемазы [19]. В результате трехлетнего изучения случаев возник- новения внутрибольничных инфекций в торакальном отделении (исследовались мазки из трахеи, бронхов, раневое отделяемое, смывы с дренажа, плевральная жидкость, мокрота) С.Ю. Бабаев и др. [2] обнаружи- ли в микробиологическом пейзаже ЭП следующие микроорганизмы: грамотрицательные - 51,8% (P. aeruginosa, Acinetobacter spp.), грамположительные - 30,8% (S. pneumoniae, S. aureus, S. viridians, S. pyogenes, S. epidermidis, Enterococcus spp.), грибы рода Candida - в 17,4% случаев. В 85% случаев микроорга- низмы выделялись в виде монокультуры. Изучена их антибиотикорезистентность: штаммы P. Aeruginosa были наиболее часто устойчивы к карбенициллину, ципрофлоксацину, нетромицину и цефоперазону, чувствительны к меропенему, имипенему, цефепиму и цефтазидиму. Штаммы A. baumannii были резистентны к нетромицину, гентамицину и карбенициллину, чувствительны к ципрофлоксацину, левомицетину и доксициклину. Рациональное назначение АБТ зависит от пред- шествующей терапии. Не рекомендуется применять ту же группу препаратов при развитии инфекционного осложнения у пациентов, получавших антибактери- альную терапию по поводу другого заболевания (на- пример, пневмонии) [11]. Разработаны Российские клинические рекомен- дации по оказанию стационарной медицинской по- мощи в лечебных учреждениях России, включающие программу «Стратегии контроля антимикробной терапии при оказании стационарной медицинской помощи» [19]. В этих рекомендациях указано, что пациентов, страдающих теми или иными инфекция- ми, целесообразно стратифицировать на лечебные группы по риску участия в патологическом процессе полирезистентных возбудителей. В соответствии с данной программой больных, страдающих ЭП, можно разделить на несколько типов: тип I - внебольничная ЭП без факторов риска по- лирезистентных возбудителей; тип II - внебольничная ЭП с факторами риска по- лирезистентных возбудителей (риск БЛРС среди ЭБ, а также устойчивая к фторхинолонам урогенитальная кишечная палочка, полирезистентные пневмококки); тип III - нозокомиальная ЭП. Следует выделять 2 подтипа - а и b: - IIIa: вне ОРИТ, без предшествующего применения АБТ (риск БЛРС); - IIIb: длительная госпитализация (>7 дней), и/или нахождение в ОРИТ >3 дней, и/или предшествующее применение АБТ (риск БЛРС, карбапенем-резистент- ных ЭБ и ацинетобактера, полирезистентных НГОБ (P. aeruginosa, Acinetobacter spp.), MRSA; тип IV - нозокомиальная ЭП с риском инвазивного кандидоза. Фактором, влияющим на выбор схемы антибакте- риальной терапии, также считается потенциальная резистентность вероятных нозокомиальных воз- будителей в конкретном хирургическом стационаре [7, 8, 13]. Особое внимание следует обращать на распространенность возбудителей группы ESKAPE: ванкомицин-резистентный E. faecium; метициллин- резистентный S. aureus; штаммы K. pneumoniaе, продуцирующие карбапенемазы; штаммы A. bauman- nii, обладающие полирезистентностью; штаммы P. aeruginosa, обладающие полирезистентностью; гра- мотрицательные Enterobacteriales, продуцирующие БЛРС. Перечисленные микроорганизмы обладают наибольшим потенциалом антибиотикорезистент- ности и создают сложности при выборе схемы анти- микробной терапии [18, 19]. В настоящее время отмечается постоянно воз- растающая резистентность патогенов, обусловлен- ная чрезмерным использованием антибиотиков и дезинфицирующих средств [16, 18, 22]. Причинами развития инфекций, вызванных полирезистентными ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ 2 (70) - 2020 201 Обзоры штаммами, среди прочих являются бурное развитие медицинских технологий и фармацевтической про- мышленности, а также широкое применение анти- биотиков в ветеринарии и производстве продуктов питания [17]. Своевременное выявление источников инфекции и исследование механизмов микробной резистентности должны быть одними из основных мер борьбы с инфекциями, связанными с оказанием медицинской помощи (ИСМП) [12]. Около 90% всех ИСМП вызываются бактериями, отличительной осо- бенностью которых является устойчивость ко многим группам антибактериальных препаратов. Именно это обусловливает трудности в лечении, предопределяя низкую эффективность и высокую стоимость лечения. В странах Европейского Союза введена регистрация ИСМП, а также осуществляется сбор данных по ре- зистентности возбудителей этих инфекций к анти- бактериальным препаратам. Ежегодно публикуются данные европейского мониторинга за циркуляцией резистентных штаммов [21, 24]. Согласно опублико- ванным данным по Европейскому региону, резистент- ные инфекции приводят к значительному увеличению нагрузки на экономику и здравоохранение этих стран: число пациентов, погибших в результате резистент- ных бактериальных внутрибольничных инфекций, ежегодно составляет свыше 25 тыс. человек. Помимо роста уровня заболеваемости и смертности среди пациентов следует принимать во внимание и такие факторы, как увеличение сопутствующих расходов на здравоохранение [10]. Ситуация в нашей стране с распространенностью ИСМП на протяжении многих лет остается весьма серьезной. По данным локальных мониторингов можно предположить, что ежегодно в лечебных уч- реждениях России возникает не менее 2-2,5 млн случаев инфекционных осложнений, связанных с воз- будителями, устойчивыми к антибактериальным пре- паратам. Разработана и утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации «Стратегия предупреждения распространения антимикробной резистентности в Российской Федерации на период до 2030 года» [14] и российская интернет-платформа мониторинга антибиотикорезистентности, данные которой указывают, что высокая распространенность полирезистентных штаммов возбудителей нозоко- миальных инфекций создает серьезные трудности для разработки научно обоснованных рекомендаций по выбору схемы антимикробной терапии [9, 16, 18]. Н.Н. Митрофанова и др. [10] определили клинико- эпидемиологические особенности нозокомиальных инфекций у пациентов отделения торакальной хирур- гии и факторы риска их развития, которые необходимо учитывать для назначения рациональной антибак- териальной терапии. В структуре гнойно-септиче- ских осложнений преобладали ЭП (29,8%), абсцесс легкого (28,3%), пневмония (22,6%), сепсис (3,8%) и флегмона (1,9%). Основными видами оперативных и диагностических вмешательств, осложненных внутри- больничной инфекцией, были торакотомия (38,4%), торакоскопия (18,2%), дренирование плевральных полостей (15,2%). Помимо перечисленных факторов, влияющих на выбор схемы АБТ, выявлено, что тяжелое состояние пациента, сопутствующая патология, нарушение устойчивости к бактериальной инвазии, пожилой воз- раст или преждевременные роды, сопровождающие- ся иммунными нарушениями, также влияют на выбор антибактериального препарата и приводят к риску развития внутрибольничной инфекции [25]. Н.Н. Цыбиков и др. [15], анализируя истории болезни 224 пациентов, находящихся на стационарном лече- нии по поводу ЭП в период 2002-2006 гг., указали, что лечебно-профилактические мероприятия необходимо разрабатывать на основе системного, комплексного подхода, который в медицине традиционно называется этиопатогенетическим лечением. Только тогда в орга- низме больного человека можно создать необходимые условия, обеспечивающие не только восстановление физиологических уровней взаимодействия систем им- мунного гомеостаза, ликвидацию иммунного дисбалан- са в крови, но и, что самое главное, самовосстановление нарушенной иммунной адаптации организма, являю- щейся одной из форм существования и проявления неразрывного иммунонейрогормонального единства. Выводы 1. Выбор схемы антибактериальной терапии дол- жен быть основан на системном, комплексном под- ходе с учетом этиологической структуры ЭП, тяжести общего состояния и сопутствующей патологии. 2. Ключевыми факторами, влияющими на выбор препарата для антибактериальной терапии, являются характер происхождения ЭП (внутри- или внеболь- ничная), наличие предшествующих госпитализаций, ранее проводимая схема антибактериальной терапии и результаты стратификации пациентов по риску на- личия полирезистентной микрофлоры. 3. При появлении клинических признаков раз- вития ЭП внутрибольничной природы выбор режима антимикробной терапии следует проводить с учетом клинико-эпидемиологических данных и результатов микробиологического мониторинга в стационаре.

References

  1. Абрамзон, О.М. Биологические свойства возбудителей и их коррекция при острых гнойных заболеваниях легких и плевры: автореф. дис… д-ра мед. наук / О.М. Абрамзон. - Оренбург: Оренб. гос. мед. акад., 2004. - С. 36-38.
  2. Бабаев, С.Ю. Закономерности формирования микробиоценоза возбудителей нозокомиальных инфекций в хирургическом отделении многопрофильного стационара / С.Ю. Бабаев [и др.] // Огарёв-Online, 2016. - № 15. - 80 с.
  3. Бисенков, Л.Н. Торакальная хирургия: руководство для врачей / Л.Н. Бисенков. - СПб.: Гиппократ, 2004. - С. 583-605.
  4. Бойко, В.В. Болезнетворная флора при пиопневмотораксе и её чувствительность к антибиотикам / В.В. Бойко, Д.Э. Лопатенко // Харківська хірургічна школа. - 2013. - № 4. - С. 54-56.
  5. Даниелян, Ш.Н. Гнойные осложнения закрытой травмы груди / Ш.Н. Даниелян [и др.] // Хирургия. Журн. им. Н.И. Пирогова. - 2011. - № 3. - С. 19-25. 202 2 (70) - 2020 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ Обзоры
  6. Иванов, Ф.В. Эффективность рациональной антибактериальной терапии у больных эмпиемой плевры в условиях лечебного учреждения / Ф.В. Иванов [и др.] // Вестн. Росс. воен.-мед. акад. - 2012. - № 4. - С. 8-11.
  7. Козлова, Н.С. Антибиотикорезистентность возбудителей гнойно-септических инфекций в многопрофильном стационаре / Н.С. Козлова [и др.] // Пробл. мед. микол. - 2018. - Т. 20, № 1. - С. 40-48.
  8. Кубраков, К.М. Антибиотикорезистентность возбудителей эмпиемы плевры / К.М. Кубраков [и др.] // Вестн. Витеб. гос. мед. ун-та. - 2016. - Т. 15, № 6. - С. 54-61.
  9. Кузьменков, А.Ю. AMRmap: Интернет-платформа мониторинга антибиотикорезистентности / А.Ю. Кузьменков [и др.] // Клин. микробиол. и антимикробная химиотерапия. - 2017.- Т. 19, № 2. - С. 84-90.
  10. Митрофанова, Н.Н. Эколого-эпидемиологические особенности госпитальных инфекций в отделении торакальной хирургии многопрофильного стационара / Н.Н. Митрофанова [и др.] // Фундаментальные исследования. - 2014. - № 7-3. - С. 540-543.
  11. Петухов, А.В. Гнойные заболевания легких и плевры: учебно- методич. пособие. - Витебск, 2016. - С. 25-37.
  12. Покровский, В.И. Национальная концепция профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи: проект / В.И. Покровский. - М., 2011. - 29 с.
  13. Полищук, А.Г. Карбапенемаза - продуцирующие грамотрицательные бактерии в специализированном стационаре ФГБУ «Российский научный центр радиологии и хирургических технологий» Санкт-Петербурга / А.Г. Полищук [и др.] // Клин. микробиол. и антимикробная химиотерапия. - 2017. - Т. 19, № 3. - С. 235-242.
  14. Стратегия предупреждения распространения антимикробной резистентности в Российской Федерации на период до 2030 года // Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 сентября 2017 г. № 2045-р. - М., 2017. - 13 с.
  15. Цыбиков, Н.Н. Лечение эмпиемы плевры с применением иммуностимулирующих и иммуномодулирующих препаратов / Н.Н. Цыбиков [и др.] // Acta Biomedica Scientifica. - 2007. - № 4S. - 99 с.
  16. Шек, Е.А. Антибиотикорезистентность, продукция карбапенемаз и генотипы нозокомиальных штаммов Acinetobacter spp. в стационарах России: результаты многоцентрового эпидемиологического исследования «Марафон 2015-2016» / Е.А. Шек [и др.] // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. - 2019. - Т. 21, № 2. - С. 171-180.
  17. Щепеткина, С.В. Поиск взаимосвязей между применением антимикробных препаратов в ветеринарии и возникновением антибиотикорезистентности в гуманной медицине / С.В. Щепеткина // Рациональная фармакотерапия: сб. научн. материалов. - СПб., 2017. - C. 197-199.
  18. Эйдельштейн, М.В. Антибио тикорезист ентность , продукция карбапенемаз и генотипы нозокомиальных штаммов Pseudomonasaeruginosa в стационарах России: ре зультаты мн огоцен тров ого эп идем иолог иче ского исследования «Марафон 2015-2016» / М.В. Эйдельштейн [и др.] // Клин. микробиол. и антимикробная химиотерапия. - 2019. - Т. 21, № 2. - С. 160-170.
  19. Яковлев, С.В. Программа СКАТ (стратегия контроля антимикробной терапии) при оказании стационарной медицинской помощи / С.В. Яковлев [и др.] // Росс. клин. рекомендации. - 2018. - С. 62-64.
  20. Farjah, F. Management of pleural space infections: a populationbased analysis / F. Farjah [et al.]. // J. Thorac. Cardiovasc. Surg. - 2007. - Vol. 133, № 2. - P. 346-351.
  21. Global antimicrobial resistance surveillance system(GLASS) report: early implementation 2017-2018 / World Health Organization (WHO). - Geneva: World Health Organization, 2018. - 268 p.
  22. Harbarth, S. Antibiotic research and development: business as usual? / S. Harbarth [et al.] // Journal of antimicrobial chemotherapy. - 2015. - P. 1604-1607.
  23. Jain, S.J. Empyema Thoracis: Bacteriological Analysis of Pleural Fluid from the Largest Chest Hospital in Delhi / S.J. Sonali, J.N. Banavaliker // Journal of Dental and Medical Sciences. - 2013. - № 3 (6). - P. 46-51.
  24. Struyf, T., Mertens, K. European Antimicrobial Resistance Surveillance Network / T. Struyf, K. Mertens // EARS-Net Belgium. Report 2017. - 2017. - 48 p.
  25. Tassi, G.F. Practical management of pleural empyema / G.F. Tassi [et al.] // Monaldi Archives for Chest Disease 73.3. - 2016. - P. 124-129.

Statistics

Views

Abstract - 23

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Kotiv B.N., Dzidzava I.I., Valiev G.V., Barinov O.V., Suborova T.N., Deinega I.V., Zubarev P.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies