Quality of life after Whipple pancreatoduodenectomy and pylorus-preserving pancreatoduodenectomy: a comparative study

Abstract


The authors performed a comparative analysis of the Quality of life (QOL) in 97 patients after pancreatoduodenectomy, 55 of whom underwent pylorus-preserving surgery (PPDE), and 42 underwent classic Whipple procedure (GPDE). QOL was evaluated using questionnaire EORTC-QLQ-C30, version 3.0, and both analyzed groups were divided into 3 subgroups according to the time period after the surgery (less than 6 mo, 6-12 mo, and more than 12 mo). All the patients were operated on for pancreatic or periampullary cancer. During the first period after surgery (less than 6 mo), the integral QOL index is lower than in patients who were examined after the first 6 mo. After PPDE, parameters of physical, role, emotional, cognitive, and social functioning were higher than after GPDE; however, these differences were not statistically significant (p > 0,05). Indicators of QOL have changed with time, but intergroup (PPDE vs GPDE) differences were not statistically significant in every analyzed time period after surgery. Financial constrains were registered in patients of both groups and at different times after surgical treatment.


Введение Рак головки поджелудочной железы регистрируется у 70-75 % больных панкреатической карциномой [2, 7]. Пристальное внимание к его диагностике и лечению вызвано ростом заболеваемости и смертности во всём мире, а также неудовлетворительными результатами лечения: после установления диагноза до 90 % больных умирают в течение года [4, 5]. Хирургическое лечение является единственным потенциально радикальным методом лечения пациентов, страдающих раком панкреатодуоденальной зоны [1, 3]. На современном этапе панкреатодуоденальная резекция (ПДР) выполняется практически во всех крупных стационарах, однако наличие таких последствий резекции желудка при гастропанкреатодуоденальной резекции (ГПДР), как демпинг-синдром и медленное восстановление дооперационной массы тела больных, нередко ведет к довольно высокой частоте неблагоприятных послеоперационных функциональных результатов. Это усложняет реабилитацию больных, снижает их качество жизни (КЖ) и ограничивает социальную активность [6]. Поэтому появились работы, посвященные внедрению в клиническую практику вариантов ПДР с сохранением привратника (ППДР) [8]. Несмотря на стремительное развитие медицины, проблема КЖ пациентов, перенесших ПДР по поводу рака поджелудочной железы, остаётся актуальной, так как общий показатель КЖ имеет не только прогностическое значение, но и позволяет продемонстрировать изменение функционального состояния органов ЖКТ, а также эффективность проводимой терапии в послеоперационном периоде. Цель работы Сравнить качество жизни пациентов в разные сроки после пилоруссохраняющей и гастропанкреатодуоденальной резекции, выполненных по поводу опухолей периампулярной области. Материалы и методы В период с 2008 по 2013 гг. на клинических базах кафедры факультетской хирургии имени проф. А. А. Русанова Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета исследовано 97 больных, которым была выполнена ПДР по поводу опухолей периампулярной области, 55 (56,7 %) пациентов после ППДР и 42 (43,3 %) - после ГПДР. Для изучения КЖ больные были разделены на 3 подгруппы: 1 - исследованы в период до 6 мес после операции (n = 27 (27,8 %), из них 17 (30,9 %) перенесли ППДР и 10 (23,8 %) - ГПДР); 2 - в период от 6 до 12 мес (n = 31 (32,0 %), в том числе 16 (29,1 %) после ППДР и 15 (35,7 %) после ГПДР); 3 - в сроки свыше 12 мес (n = 39 (40,2 %) - соответственно, 22 (40,0 %) и 17 (40,5 %)). С целью оценки КЖ использовали опросник Европейской организации исследования и лечения рака (EORTC) EORTC-QLQ-C30, version 3.0., состоящий из 30 вопросов, 5 функциональных шкал (физическое, ролевое, познавательное, эмоциональное и социальное благополучие), 3 шкал симптоматики (усталость, боль, тошнота и рвота) и 6 одиночных пунктов. Он является оптимальным методом оценки КЖ у пациентов данной категории. Полученные данные оценивали путем подсчета среднего арифметического числовых значений по соответствующей шкале. Затем, используя стандартную формулу, преобразовывали результаты в числовой ряд от 0 до 100. По функциональным шкалам большее количество баллов означало более высокий уровень функционирования (лучший результат). По симптоматическим шкалам - наоборот, большее количество баллов соответствовало большей выраженности симптомов (худший результат). Таким образом, оценка 100 баллов по определенной шкале или пункту соответствовала или наилучшей из возможных оценок функции/качества жизни, или максимальному проявлению симптома. Результаты исследования Результаты исследования отражены в таблице 1 и представлены в отношении данных, полученных в генеральной популяции (EORTC-QLQ-C30 Reference Values, n = 1965), значения которых соответствовали 100 баллам. При анализе данных таблицы 1 видно, что у пациентов, обследованных в период 6-12 мес после операции, отмечены более высокие показатели КЖ, чем у пациентов, обследованных в период до 6 мес. Однако при обследовании спустя 12 мес регистрируется снижение КЖ. Очевидно, это связано с прогрессированием заболевания у большинства пациентов. В группе больных после ППДР в разные сроки исследования прослеживаются более высокие показатели общего состояния здоровья (физическое, ролевое, эмоциональное, познавательное, социальное функционирование), в отличие от пациентов, перенесших ГПДР, но статистически эти различия недостоверны (p > 0,05). При обследовании в сроки до 6 мес после ПДР качество жизни пациентов обусловлено наличием большинства исследуемых симптомов (усталость, боль, одышка, бессоница, потеря аппетита, диарея), причем данные показатели выражены практически в равной степени в анализируемых группах. При обследовании в сроки 6-12 мес в группе ППДР наиболее часто встречались такие симптомы, как диарея (33,3 балла), потеря аппетита (27,1 балл), боли (26,0 баллов) и усталость (22,2 балла); в группе ГПДР преобладали усталость (43,7 баллов), боль (43,3 балла), а также в равной степени одышка, потеря аппетита, бессонница (по 40,0 баллов). Степень общего состояния здоровья пациентов, обследованных спустя 12 мес после ППДР, обусловлена диареей (47,0 баллов), болями (42,4 балла), усталостью (37,9 баллов); в группе ГПДР были более выражены бессонница (45,1 баллов) и одышка (37,3 баллов). Значительные финансовые трудности у пациентов регистрировались во все сроки исследования в обеих группах. Наиболее высокий уровень финансовых трудностей был выявлен у больных, обследованных спустя 1 год после ППДР (65,2 балла), а после ГПДР - у пациентов, обследованных до 6 месяцев после операции (56,7 баллов), показатели статистически не отличались. Выводы Полученные нами результаты демонстрируют, что КЖ пациентов, перенесших ППДР и ГПДР, не имело статистически достоверных межгрупповых различий в разные сроки после операции. Таким образом, исследование подтверждает данные литературы о практически равной частоте осложнений, выраженности функциональных нарушений органов пищеварения и выживаемости пациентов в обеих группах.

Nikolay Yurevich Kokhanenko

St. Petersburg State Pediatric Medical University

Author for correspondence.
Email: kohanenko@list.ru

MD, PhD, Dr Med Sci, Professor, Head of the Prof. A. A. Rusanov Department of Faculty Surgery

Konstantin Vadimovich Pavelets

St. Petersburg State City Mariinskaja Hospital

Email: 9972497@list.ru

MD, PhD, Dr Med Sci, Associate Professor, Chief of Surgery

Yuri Vasilevich Radionov

St. Petersburg State Pokrovskaja Hospital

Email: Radionov8604@gmail.com

surgeon

Yurii Nikolaevich Shiryajev

St. Petersburg State Pediatric Medical University

Email: shiryajev@yandex.ru

Associate Professor, Prof. A. A. Rusanov Department of Faculty Surgery

Natalya Yurevna Borisova

St. Petersburg State Pediatric Medical University

Email: natzur@mail.ru

Assistant, Prof. A. A. Rusanov Department of Faculty Surgery

  1. Дронов А.И., Крючина Е. А., Добуш Р.Д. Комплексное лечение рака поджелудочной железы. Украинский журнал хирургии. 2011; 4: 20-24.
  2. Chakravarty K, Hsu J, Liu K, et al. Prognosis and feasibility of en-bloc vascular resection in stage II pancreatic adenocarcinoma. World J Gastroenterol. 2010; 16 (8): 997-1002.
  3. Choi SH, Kang CM, Kim DH, et al. Robotic pylorus preserving pancreaticoduodenectomy with mini-laparotomy reconstruction in patient with ampullary adenoma. J Korean Surg Soc, 2011; 81: 355-359.
  4. Gehrig T, Knebel P, Scheel V, et al. LigaSure Impact™ versus conventional dissection technique in pylorus-preserving pancreatoduodenectomy in clinical suspicion of cancerous tumours on the head of the pancreas: study protocol for a randomised controlled trial. Trials, 2011; 12: 162.
  5. Hackert T, Bruckner T, Dorr-Harim C, et al. Pylorus resection or pylorus preservation in partial pancreatico-duodenectomy (PROPP study): study protocol for a randomized controlled trial. Trials, 2013; 14: 44.
  6. Kawai M, Tani M, Hirono S, et al. Pylorus Ring Resection Reduces Delayed Gastric Emptying in Patients Undergoing Pancreatoduodenectomy. Annals of Surgery, 2011; 253 (3): 495-501.
  7. Malleo G, Crippa S, Butturini G, et al. Delayed gastric emptying after pylorus-preserving pancreaticoduodenectomy: validation of International Study Group of Pancreatic Surgery classification and analysis of risk factors. International Hepato-Pancreato-Biliary Association HPB, 2010; 12: 610-618.
  8. Masui T, Doi R, Kawaguchi Y. et al. Delayed gastric emptying improved by straight stomach reconstruction with twisted anastomosis to the jejunum after pylorus-preserving pancreaticoduodenectomy (PPPD) in 118 consecutive patients at a single institution. Surg Today. 2012; 42: 441-446.

Views

Abstract - 570

PDF (Russian) - 275

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2015 Kokhanenko N.Y., Pavelets K.V., Radionov Y.V., Shiryajev Y.N., Borisova N.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies