LEVELS OF QUALITY OF LIFE OF MEDICAL STUDENTS WITH REGULAR AND IRREGULAR RECTAL RHYTHM

  • Authors: Shemerovskiy K.A.1, Ovsiannikov V.I.1, Nguyen H.C.2, Seniv O.I.3, Uspenskaya J.K.4, Mitreykin V.F.4
  • Affiliations:
    1. Institute of Experimental Medicine of the North-West Branch of the Russian Academy of Medical Sciences
    2. I. I. Mechnikov Nord-West State Medical University
    3. Saint-Petersburg State Pediatric Medical University
    4. I. P. Pavlov State medical University of St. Petersburg
  • Issue: Vol 4, No 2 (2013)
  • Pages: 65-69
  • Section: Articles
  • URL: https://journals.eco-vector.com/pediatr/article/view/1104
  • DOI: https://doi.org/10.17816/PED4265-69
  • Cite item

Abstract


The levels of quality of life and the regularity of rectal rhythm was investigated in three groups of students: paediatricians, hygienists and general practitioners (GP). It was shown that students-paediatricians with regular rectal rhythm (RRR) have dominated the optimal level of quality of life (80 %–100 % from the maximum possible), while their colleagues with an irregular rectal rhythm (IRR) have dominated the moderate level of quality of life (40 %–60 %). Among students-hygienists with the RRR anxiety and insomnia were 2–3 times more rare than among their colleagues with IRR. Quality of life in students-GP with the RRR (according to the parameters of physical activity, daily activities and absence of pain) was significantly higher (74 %) than in their colleagues with IRR (65 %). RRR is the factor for a high level of quality of life, but IRR is associated with decreased levels of the quality of life of medical students.

Регулярность ритма кишечника является одним из признаков нормальной жизнедеятельности всего организма человека, поскольку практически для всех его функций характерна периодическая активность в виде циркадианных (околосуточных, 24 ± 4 ч) ритмов. Циркадианные ритмы проявляются периодической сменой активности мозга в виде суточного цикла сон-бодрствование, ежевечерним повышением температуры тела, артериального давления, частоты сердцебиений и их ночным понижением. Суточные ритмы характерны практически для всех систем организма, включая нервную, эндокринную, пищеварительную, иммунную и другие [3, 6, 18, 20]. Физиологически нормальным является циркадианный ритм системы пищеварения в виде дневного питания и ночного «физиологического голодания», при ежедневном питании физиологически нормальным является ежедневное опорожнение кишечника [1, 12, 13]. Вместе с тем в последнее время в медицинских источниках доминирует представление о том, что нерегулярный ритм эвакуаторной функции кишечника (с частотой от 3 раз в день до 3 раз в неделю) является якобы нормальным [19, 21, 22]. Многие исследователи считают, что нерегулярность стула якобы характерна в норме как для детей старше 3 лет [5, 7, 11], так и для взрослых [2, 4, 8, 10], хотя это не совсем физиологично. ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ В связи с тем, что данные о регулярности ритма кишечника остаются весьма противоречивыми, целью данной работы было исследование показателей качества жизни у лиц с регулярным ректальным ритмом (РРР) по сравнению с показателями качества жизни у лиц с нерегулярным ректальным ритмом (НРР). МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Обследовано 306 молодых лиц в возрасте от 17 до 25 лет. Первая группа лиц — 100 студентов-педиатров (77 женщин и 23 мужчины), вторая группа лиц — 100 студентов-гигиенистов (78 женщин и 22 мужчины), третья группа лиц — 106 студентов-лечебников (73 женщины и 33 мужчины). Показатели качества жизни у студентов-педиатров определяли по 100-балльной шкале, выделяя 5 уровней: нижайший уровень (до 20% от оптимального), низкий (до 40%), посредственный (до 60%), хороший (до 80%), высокий (до 100%) [16]. Показатели качества жизни у студентов-гигиенистов выявляли с помощью теста «Нервно-психическая адаптация», разработанного Гурвичем И. Н. (1992) в Психоневрологическом научно-исследовательском институте имени В. М. Бехтерева [9]. Уровни качества жизни у студентов-лечебников определяли с помощью адаптированного варианта метода SF-36 [17], а также путем сбора анамнеза с учетом числа жалоб и числа принимаемых лекарств. Одновременно с определением уровней качества жизни использовали метод хроноэнтерографии [14]. Хроноэнтерография — это недельный мониторинг циркадианного ритма эвакуаторной функции кишечника с выявлением частоты стула и его акрофазы — обычного момента эвакуаторной функции кишечника в течение четырех периодов суток: утром (06:00–12:00), днем (12:00–18:00), вечером (18:00–24:00) или ночью (24:00–06:00). Регулярный ректальный ритм (РРР) диагностировали при наличии ежедневной эвакуаторной функции кишечника с частотой не ниже 7 раз в неделю. Нерегулярный ректальный ритм (НРР) диагностировали при нарушении циркадианного (ежедневного) ритма эвакуаторной функции кишечника с частотой от 1–2 до 5–6 раз в неделю. Выделяли три стадии тяжести НРР: первая стадия (легкая) — при частоте стула 5–6 раз в неделю, вторая стадия (умеренная) — при частоте стула 3–4 раза в неделю, третья стадия (тяжелая) — при частоте стула 1–2 раза в неделю. Сравнительный анализ проводили между лицами с РРР и субъектами с НРР. Достоверность различий средних определяли по размаху их варьирования при уровне достоверности 95 %. РЕЗУЛЬТАТЫ Обследование 100 студентов-педиатров показало, регулярный ректальный ритм (РРР) имел место только у 23 из 100 обследованных студентов (у 23%). Нерегулярный ректальный ритм (НРР) при частоте стула от 1–2 до 5–6 раз в неделю был диагностирован у остальных 77 человек (77 %). Среди лиц с НРР нерегулярность первой степени тяжести (5–6 раз в неделю) была обнаружена у 39 % студентов, нерегулярность ритма стула второй степени тяжести (3–4 раза в неделю) — у 31 % обследованных, а нерегулярность третьей степени тяжести (1–2 раза в неделю) — у 7 % студентов-педиатров. Среди лиц с НРР вечерняя фаза ритма стула встречалась в 1,4 раза чаще утренней. У лиц РРР доминировала кратность стула 1–2 раза в день, а у лиц с НРР доминировала кратность стула 1 раз в день, что косвенно свидетельствует о более адекватном уровне питания у лиц с регулярным циркадианным ритмом эвакуаторной функции кишечника. Кроме того, обнаружено, что слабительные средства принимали только студенты-педиатры с НРР. Высокий уровень качества жизни (в диапазоне от 81 % до 100 % от оптимального) был выявлен почти у каждого второго студента-педиатра с РРР (у 48 % обследованных лиц) (рис. 1). Среди лиц с НРР высокий уровень качества жизни был отмечен лишь у 7 % студентов-педиатров. Следовательно, для лиц, соблюдающих циркадианность (ежедневность) ритма эвакуаторной функции кишечника, вероятность высокого уровня качества жизни почти в 7 раз выше, чем для субъектов с нарушенным циркадианным ритмом кишечника. Нижайший уровень качества жизни (до 20 % от оптимального) был выявлен у 16 % студентов-педиатров с НРР, но не был отмечен ни у одного студента с РРР. Следовательно, нерегулярность циркадианного ритма кишечника является фактором риска, способствующим вероятности понижения уровня качества жизни. Регулярность циркадианного ритма кишечника исключает возможность резкого понижения уровня качества жизни. Таким образом, 77 % студентов-педиатров страдают нерегулярностью ректального ритма, что ассоциировано с понижением уровня качества жизни и приемом слабительных. Более двух третей студентов нуждается в ранней профилактике патологии толстой кишки. Это может быть реализовано путем восстановления регулярности суточного ритма прямой кишки с помощью улучшения качества питания и адекватного соблюдения утренней акрофазы циркадианного ритма опорожнения кишечника. Из 100 обследованных студентов-гигиенистов РРР с частотой стула не ниже 7 раз в неделю был выявлен у 40 человек, а у 60 субъектов было диагностировано нарушение регулярности циркадианного ритма эвакуаторной функции кишечника в виде НРР. Первая степень тяжести НРР (5–6 раз в неделю) была выявлена у 16 из 60 субъектов (27 %). Вторая степень тяжести НРР (3–4 раза в неделю) была диагностирована у 27 из 60 студентов (45 %). Третья степень тяжести НРР (1–2 раза в неделю) была обнаружена у 17 из 60 обследованных студентов (28 %). У студентов-гигиенистов с РРР обнаружено преимущественно 1–2 жалобы на неадекватное функционирование систем организма, а у их коллег с НРР — преимущественно по 3–4 жалобы на разные системы организма. По данным теста нервно-психической адаптации, 10 % студентов с НРР имели симптомы нервно-психической патологии, а среди студентов с РРР таких было 2,5 %. Следовательно, нерегулярность ректального ритма способствует повышению риска нервно-психической патологии в 4 раза. Выраженные симптомы тревоги были констатированы в 2,6 раза чаще у лиц с НРР, чем у студентов с РРР. Расстройство сна у студентов с НРР встречалось в 3,2 раза чаще, чем у лиц с РРР. Чувство беспричинного страха у студентов с НРР встречалось в 2,6 раза чаще, чем у лиц с РРР. Чрезмерное чувство вины было характерно для 8 % студентов с НРР, но не выявлено ни у одного студента с РРР. Обезболивающие средства принимали 32 студента с НРР (53 %), но лишь 11 студентов с РРР (28 %). Следовательно, необходимость приема обезболивающих средств у субъектов с НРР была выражена почти в 2 раза больше, чем у лиц с РРР. Таким образом, одновременное исследование регулярности ритма эвакуаторной функции кишечника и тестирование нервно-психической адаптации показало, что качество жизни, связанное со здоровьем, у студентов-гигиенистов с РРР (при регулярной частоте стула 7 раз в неделю) было существенно выше, чем у их коллег с НРР (при частоте стула 1–6 раз в неделю). Обследование 106 студентов-лечебников показало, что среди лиц с РРР (ежедневный стул — 7 раз в неделю) оказалось 22 женщины и 21 мужчина (43 человека), а среди субъектов с НРР (стул реже 7 раз в неделю, от 1–2 до 5–6 раз в неделю) оказались 51 женщина и 12 мужчин (63 человека). Следовательно, склонность к нерегулярности функционирования кишечника у обследованных женщин была почти в 4 раза более выражена, чем у мужчин. Исследование уровня качества жизни у студентов-лечебников показало (рис. 2), что по семи показателям опросника SF-36 этот уровень для лиц с РРР (с ежедневным стулом) был выше, чем у субъектов с НРР (с неежедневным стулом). По основным трем показателям качества жизни различие их уровней было существенно выше для лиц с РРР по сравнению с субъектами с НРР. Так, уровень физической активности у лиц с РРР (71,4 балла) был существенно выше, чем таковой для субъектов с НРР (62,4 балла) (р < 0,05). Уровень повседневной деятельности у лиц с РРР (80,4 балла) был существенно выше, чем для субъектов с НРР (71,4 балла) (р < 0,05). Показатель качества жизни, свидетельствующий об отсутствии боли, у лиц с РРР (71,8 балла) был почти на 10 баллов выше, чем для субъектов с НРР (61,2 балла) (р < 0,05). Остальные показатели качества жизни достоверно не отличались у лиц с РРР и НРР. Жалобы на функционирование пищеварительной системы у студентов с НРР встречались (у 51 % обследованных) в 1,5 раза чаще, чем у их коллег с РРР (33 % лиц). Жалобы на функционирование центральной нервной системы у лиц с РРР (у 42 % студентов) встречались на 30 % реже, чем у субъектов с НРР (у 54 % студентов). Следовательно, регулярность функционирования кишечника у студентов-лечебников с РРР ассоциирована с меньшим числом жалоб, чем у их коллег с НРР. У студентов-лечебников склонность к приему слабительных, жаропонижающих и обезболивающих средств среди лиц с РРР была существенно (в 1,4 –2 раза) более выраженной, чем для субъектов с НРР. Таким образом, качество жизни студентов-лечебников с РРР было существенно выше, чем у студентов-лечебников с НРР, что подтверждается меньшим числом жалоб и меньшей склонностью к приему лекарств у лиц с физиологически нормальным циркадианным ритмом эвакуаторной функции кишечника. В целом, исследование уровней качества жизни у трех групп студентов-медиков, с учетом предъявленных ими жалоб, выявленных у них симптомов и с учетом количества принимаемых ими лекарств, свидетельствует о том, что качество жизни лиц с нерегулярным ритмом кишечника существенно ниже, чем у лиц с регулярным (ежедневным) ритмом эвакуаторной функции кишечника. В связи с тем, что нарушение ритма кишечника в виде запоров является доказанным фактором риска колоректального рака [8, 15], а также учитывая тот факт, что заболеваемость раком толстой кишки у населения Санкт-Петербурга (более 2,5 тысяч новых случаев ежегодно) стала лидером онкологической заболеваемости, ранняя диагностика самых начальных стадий нерегулярности циркадианного ритма кишечника у лиц молодого возраста (с функциональной патологией) может способствовать профилактике тяжелой органической (онкологической) патологии кишечника.

Konstantin Aleksandrovich Shemerovskiy

Institute of Experimental Medicine of the North-West Branch of the Russian Academy of Medical Sciences

Email: constshem@yandex.ru
MD, PhD, Assistant Professor, Department for Physiology of Visceral Systems

Vladimir Ivanovich Ovsiannikov

Institute of Experimental Medicine of the North-West Branch of the Russian Academy of Medical Sciences

Email: vladovs@mail.ru
MD, PhD, Professor, Head of Department for Physiology of Visceral Systems

Huu Chung Nguyen

I. I. Mechnikov Nord-West State Medical University

Email: chung43@mail.ru
department resident doctor, Department of internal medicine

Oksana Igorevna Seniv

Saint-Petersburg State Pediatric Medical University

Email: ksanaseniv@mail.ru
student. Department of internal medicine

Julia Konstantinova Uspenskaya

I. P. Pavlov State medical University of St. Petersburg

Email: uju.spb@mail.ru
VI year student of the medical faculty

Vladimir Filippovich Mitreykin

I. P. Pavlov State medical University of St. Petersburg

Email: mvphch2742@mail.ru
doctor of medical science, Professor of the Department of pathological physiology

  1. Аминев А. М. Руководство по колопроктологии — М.,1965. — Т. 1. — 518 с.
  2. Буторова Л. И. Запоры: маленькие трагедии и большие проблемы: (пособие). — М.: 4 ТЕ Арт, 2011. — 28 с.
  3. Гайтон А. К. Медицинская физиология. — М.: Логосфера, 2008. — 1296 с.
  4. Гриневич В. Б., Симаненков В. И., Успенский Ю. П., Кутуев Х. А. Синдром раздраженного кишечника (клиника, диагностика и лечение). — Санкт-Петербург, 2000. — 59 с.
  5. Думова Н. Б., Новикова В. П. Хронические запоры у детей. Пособие для врачей. — Санкт-Петербург, 2008. — 100 с.
  6. Комаров Ф. И. Хронобиология и хрономедицина. — М.: Медицина, 1989. — 400 с.
  7. Корниенко Е. А. Применение полиэтиленгликоля в лечении хронических запоров у детей. // Детская гастроэнтерология. — 2011. — Т. 8, № 1. — C. 11–15.
  8. Маев И. В., Самсонов А. А. Синдром хронического запора — М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ и СР РФ, 2005. — 96 с.
  9. Овчинников Б. В., Дьяконов И. Ф., Богданова Л. В. Психическая предпатология (превентивная диагностика и коррекция). — СПб.: ЭЛБИ-СПб. — 2010. — 368 с.
  10. Парфенов А. И. Энтерология. — М.: Триада-Х, 2002. — 744 с.
  11. Приворотский В. Ф., Луппова Н. Е. Синдром раздраженной кишки у детей. //Вопросы современной педиатрии. — 2012. — Т. 11, № 3. — С. 12–17.
  12. Фролькис А. В. Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта. — Л.: Наука, 1991. — 224 с.
  13. Хэгглин Р. Дифференциальная диагностика внутренних болезней. — М.: Миклош, Инженер. — 1993. — 794 с.
  14. Шемеровский К. А. Хроноэнтерография — мониторинг околосуточного ритма эвакуаторной функции кишечника. // Бюлл. экспер. биол. и мед. — 2002. — Т. 133, № 5. — С. 582–584.
  15. Шемеровский К. А. Запор — фактор риска колоректального рака. // Клиническая медицина. — 2005. — № 12. — C. 60–64.
  16. Шемеровский К. А. Зависимость качества здоровья от регулярности эвакуаторной функции кишечника. // Клиническая патофизиология. — 2007. — № 1–2. — С. 64–66.
  17. Шемеровский К. А., Митрейкин В. Ф., Успенская Ю. К. Зависимость уровня приема лекарств от регулярности циркадианного ритма кишечника. // Вестник Российской Военно-медицинской академии. — 2012, № 1(37). — C. 112–115.
  18. Яковлев В. А., Шустов С. Б. Суточные ритмы эндокринной системы у здорового и больного человека. — М.: Союзмединформ. — 1989. — 66 с.
  19. Drossman D., Corrazziari E., Taley N. J. et al. Rome II: A multinational consensus document on functional gastrointestinal disorders. // Gut. — 1999. — Vol. 45, N 2, Suppl. II. — P. 111–118.
  20. Halberg F., Watanabe H. Cronobiology and Chronomedicine. — Tokyo. — Medical Review,. — 1992. — 297 p.
  21. Tack J., Muller-Lissner S. Лечение хронического запора: современная медикаментозная терапия и ее перспективы. // Клиническая гастроэнтерология и гепатология. Русское издание. — 2009. — Т. 2, № 6. — С. 438 –445.
  22. Talley N. J. Conquering Irritable Bowel Syndrome — People's Medical Publishing House-USA, 2012. — 175 p.

Views

Abstract - 315

PDF (Russian) - 468

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2013 Shemerovskiy K.A., Ovsiannikov V.I., Nguyen H.C., Seniv O.I., Uspenskaya J.K., Mitreykin V.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies