Insulin-like growth factor and its dynamics in babies born from mothers with obesity

Cover Page

Abstract


Insulin-like growth factor is one of the regulators of fetal growth in the intrauterine period, and is responsible for its further development.

Purpose. To study postnatal growth in relation to insulin-like growth factor-1 and somatotropic hormonelevels in infants born to obese mothers.

Materials and methods. The prospective study included 18 children (16 full-term and 2 premature infants of gestational age 31-35 weeks) born to mothers who were obese before pregnancy (group 1) and 18 children (17 full-term and 1 premature baby of gestational age 34 weeks) from mothers with normal body mass index before pregnancy. Weight and height were estimated at birth, at 3 and 6 months. Serum levels of insulin-like growth factor-1 and somatotropic hormonewere determined by ELISA at birth in umbilical cord blood at 3, 6 and 12 months.

Results. During the neonatal period, at 3 and 6 months, height and weight did not have significant differences in both groups. At the age of 1 year in group 1 weight and height were higher than in group 2 (p < 0.05). Indicators of insulin-like growth factor-1 (128.71 ± 74.29 and 21.33 ± 15.21 ) and somatotropic hormone (4.3 ± 1.5 and 1.84 ± 0.36) was also higher in children of group 1 aged 1 year.

Conclusion. Changes in the somatotropic hormone – insulin-like growth factor-1 axis in children born to obese mothers may form the basis of metabolic syndrome in the future.


Full Text

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

Рост и развитие ребенка определяются взаимодействием множества экзогенных и эндогенных факторов, среди которых важнейшую роль играет соматотропный гормон гипофиза (СТГ), тиреоидный гормон и инсулин [31]. В 50-е гг. ХХ в. ученые выдвинули предположение, что между соматотропным гормоном роста и клетками организма человека имеется посредник, циркулирующий в крови «сульфирующий фактор», количество которого увеличивалось под действием СТГ. В 1970-х гг. были найдены соматомедины, которые проявили высокое сходство с проинсулином и были названы инсулиноподобными ростовыми факторами (ИФР-1, ИФР-2, ИФР-3) в связи с их способностью стимулировать поглощение глюкозы мышечной и жировой тканью подобно действию инсулина [11, 23, 29, 41]. На сегодняшний день установлено, что клиническое значение имеют лишь ИФР-1 и ИФР-2; ИФР-3 рассматривается лишь как экспериментальный артефакт [21, 22].

Доказано, что реализация эффектов гормона роста происходит опосредованно через три структурно связанных лиганда: инсулин, комплекс инсулиноподобных факторов (ИФР-1, -2) и два рецептора ИФР (ИФР-1R и ИФР-2R). Эта система управляет эндокринной, паракринной и аутокринной активностью, стимулирует пролиферацию и рост клеток [16].

Инсулиноподобные факторы роста — одноцепочечные регуляторные гликопептиды, вырабатываемые гепатоцитами печени (75–85 %), в меньшей степени почками, сердцем, гипофизом, желудочно-кишечным трактом, селезенкой, надпочечниками, кожей, мышечной и хрящевой тканью [27]. ИФР-1 и ИФР-2 сходны по строению на 62 %; их относят к семейству инсулина, так как их аминокислотные остатки на 50 % идентичны его молекуле [17].

Инсулиноподобный фактор роста-1 (ИФР-1, соматомедин С) — щелочной белок, состоящий из 70 аминокислот. Он расположен на длинном плече 12-й хромосомы. Рецептор — ИФР-1R (тирозинкиназный) располагается на базолатеральной поверхности эпителиальных клеток кишечника и гладких миоцитов. Инсулиноподобный фактор роста-2 (соматомедин А) состоит из 67 аминокислот. Он расположен на коротком плече 11-й хромомосомы. Рецептор ИФР-2R — трансмембранный полипептид. ИФР-2 взаимодействует как со своим рецептором (ИФР-2R), так и с ИФР-1R. ИФР-1, взаимодействуя с ИФР-1R, активирует клетки, митогенез, дифференцировку специализированных клеток, подавляет апоптоз, накапливает гликоген, стимулирует белковый синтез [14, 25, 28].

Доказано, что комплекс ИФР оказывает большое влияние на развитие плаценты и плода [19]. Установлено, что ИФР-2 циркулирует в крови плода с первого триместра беременности, способствуя развитию эмбриона на стадии преимплантации. ИФР-1 появляется лишь на 16-й неделе эмбриогенеза. Влияние обоих факторов усиливается со сроком гестации. Инсулиноподобные факторы синтезирует также плацента [9, 39]. Максимальный эффект ИФР-2 проявляет в эмбриогенезе, отвечая за рост плода на ранних сроках, а ИФР-1 стимулирует пролиферацию клеток всех тканей — хрящевой, мышечной, костной и т. д. Поскольку ИФР-1 — главный посредник СТГ, он оказывает незначительное влияние на рост плода, что связано с малым количеством рецепторов к СТГ в антенатальном и раннем постнатальном периодах [37, 38]. Установлено, что именно в течение третьего триместра беременности происходит значительное увеличение массы плода [40]. В работах J. Zhou et al [42] и N. Jansson [24] показано, что и материнский ИФР способствует росту и увеличению массы плода на поздних сроках беременности.

Наличие у матери заболеваний и факторов риска задержки внутриутробного развития (недоедание, истощенность, анемия) является предпосылкой для рождения маловесного плода [1]. При недостатке питания наблюдается увеличение СТГ и снижение концентрации ИФР-1, которое имеет место и при заболеваниях желудочно-кишечного тракта (цирроз печени, болезнь Крона). Патогенез снижения в данном случае заключается в отсутствии тканевой чувствительности к СТГ и увеличении ИПФРСБ (инсулиноподобный фактор роста связывающий белок), который регулирует активность ИФР и снижает интенсивность гисто- и органогенеза, что обусловливает задержку роста. Снижению его выработки способствует и то, что основным местом выработки ИФР-1 является печень [26].

У беременных, имеющих сахарный диабет I типа, плод адекватно реагирует на гипергликемию только со второго триместра беременности повышенной выработкой инсулина, который запускает синтез ИФР-1 в печени. Это ведет к развитию макросомии плода. В первом триместре беременности плод не способен контролировать гипергликемию, особенно если у матери имеется диабетическая микро- или макроангиопатия, что ведет к остановке в росте. При смене гипергликемии и гипогликемии развивается гипокортицизм [3, 30, 34, 35].

У рожениц с преэклампсией снижена выработка ИФР-1 и повышена ИФР-2 в плаценте, что вызывает задержку роста плода [2].

Патология рецепторов ИФР-1R, вызванная мутацией гена, ведет к снижению чувствительности фибробластов к ИФР-1 и рождению детей с дефицитом массы тела [36].

К.Ф. Исламова и др. выявили особенности гормональной регуляции постнатального роста на первом году жизни у детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития (ЗВУР) [6–8]. Так, обнаружено, что у детей с ЗВУР в первые 3 мес. жизни отмечен «ростовой скачок» (РС) по массе и/или росту в двух и более центильных коридорах. При этом показатели ИФР-1, СТГ и устойчивости к инсулину (homeostatic model assessment of insulin resistance, HOMA-IR) были достоверно выше, чем у здоровых младенцев контрольной группы. Выявлены также значимые различия при сравнении детей с ЗВУР по типу гипотрофии, показавших ростовой скачок, по уровню ИФР-1 (в 2 раза) и СТГ (в 4 раза). В возрасте от 3 до 6 мес. у 77 % детей с ростовым скачком отмечено замедление темпов роста, что сопровождалось снижением уровней ИФР-1 и HOMA-IR в сравнении с показателями в 3 мес. У детей, так и не совершивших ростовой скачок и сохранивших низкий темп роста, уровень гормонов в 6 мес. не снижался [6–8]. Описаны особенности роста и развития детей, родившихся не только с низкой [5, 10], но и с высокой массой тела [12]. В соответствии с теорией метаболического программирования особенности ИФР-1 могут служить основой для развития метаболических нарушений в дальнейшей жизни [4].

Гигантизм с увеличением мышечной массы и подкожно-жирового слоя (синдром Беквита – Видемана) может быть связан у новорожденных и с генетическим дефектом-дублированием ИФР-2 [32, 33].

Физическое развитие новорожденных, рост и развитие детей в постнатальной жизни зависят от наличия у матерей ожирения [13, 20]. Однако особенности динамики ИФР у младенцев, рожденных от матерей с ожирением, не описаны.

Цель исследования — изучить постнатальный рост во взаимосвязи с уровнями ИФР-1 и СТГ у детей первого года жизни, рожденных от матерей с ожирением.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проспективное исследование включало 18 детей (16 доношенных и 2 недоношенных ребенка 31–35-й недель гестации), рожденных от матерей, имевших ожирение до беременности (группа 1) и 18 детей (17 доношенных и 1 недоношенный ребенок 34-й недели гестации) от матерей с нормальным индексом массы тела до беременности. Вес и рост оценивали при рождении, в 3 и 6 мес. Диагноз «задержка внутриутробного развития» устанавливали при наличии массы тела при рождении ниже 10-го перцентиля при данном сроке гестации (согласно центильным таблицам Г.М. Дементьевой, Е.В. Коротковой (1985)) и отсутствии фенотипических данных о наследственной патологии [15]. Уровень ИФР-1 и СТГ в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа определяли при рождении в пуповинной крови, в 3, 6 и 12 мес. Нормальными значениями уровня ИФР-1 в крови считали 28–156 нг/мл [18], СТГ — 0,12–7,79 нг/мл.

Математико-статистическая обработка данных проведена с помощью программы Statistica 10.0 для Windows 10. Критерием статистической значимости был уровень p < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Проведенные исследования показали, что у новорожденных детей, матери которых имели ожирение, чаще диагностировалась ЗВУР (44 и 22,2 %, p < 0,05). Средние значения веса и роста в обеих группах не имели значимых различий при рождении, в 3 и 6 мес. (см. табл. 1). Однако в возрасте одного года дети, рожденные от матерей с ожирением, имели более высокие массо-ростовые показатели по сравнению с детьми от матери с нормальным индексом массы тела.

 

Таблица 1 / Table 1

Динамика физического развития детей, рожденных от матерей с ожирением

Dynamics of physical development of children born to obese mothers

Показатель /

Indicator

Группа /

Group

Новорожденный /

Newborn

3 мес. /

3 months

6 мес. /

6 months

12 мес. /

12 months

Рост, см /

Height, cm

Группа 1 /

(Group 1)

n = 18

47,78 ± 4,43

59,69 ± 4,1

67,25 ± 2,65

76,28 ± 2,46*

Группа 2 /

(Group 2)

n = 18

49,44 ± 3,25

60,15 ± 2,55

65,75 ± 1,58

72,48 ± 2,31

Вес, г

Weight, g

Группа 1 /

(Group 1)

n = 18

2677,22 ± 580,56

5535,56 ± 1144,67

7452,78 ± 842,76

10435,77 ± 250,13*

Группа 2 /

(Group 2) n = 18

2923,06 ± 458,98

5667,81 ± 694,41

7281,36 ± 649,45

9730,06 ± 232,43

Примечание. * p < 0,05.

Note. * p < 0.05.

 

У детей из обеих групп отмечался широкий диапазон значений уровня ИФР-1 и СТГ в сыворотке крови. У новорожденных группы 1 в возрасте 3 и 6 мес. отмечена тенденция к увеличению средних значений уровня ИФР-1, однако статистически значимые различия с группой 2 отмечены только в возрасте одного года. У новорожденных группы 1 также отмечена тенденция к увеличению средних значений уровня СТГ по сравнению с группой 2 в возрасте 3 и 6 мес., однако статистически значимые различия отмечены только в возрасте 1 года (табл. 2).

 

Таблица 2 / Table 2

Динамика уровней ИФР-1 и СТГ в сыворотке крови детей, рожденных от матерей с ожирением

Dynamics of serum levels of IGF-1 and STG in children born to obese mothers

Показатель /

Indicator

Группа /

Group

Новорожденный /

Newborn

3 мес. /

3 months

6 мес. /

6 months

12 мес. /

12 months

ИФР-1, нг/мл /

IGF-1, ng/ml

Группа 1 /

(Group 1)

n = 18

57,1 ± 26,38

95,58 ± 48,62

91,24 ± 41,76

128,71 ± 21,33*

Группа 2 /

(Group 2) n = 18

54,6 ± 30,64

58,31 ± 23,89

54,04 ± 14,99

74,29 ± 15,21

СТГ, нг/мл /

STG, ng/ml

Группа 1 /

(Group 1) n = 18

19,1 ± 10,1

5,55 ± 2,0

4,09 ± 2,13

4,3 ± 1,5*

Группа 2 /

(Group 2) n = 18

12,4 ± 7,36

4,8 ± 0,36

1,85 ± 0,34

1,84 ± 0,36

Примечание. *p < 0,05. ИФР — инсулиноподобный ростовой фактор, СТГ — соматотропный гормон гипофиза.

Note. *p < 0.05. IGF – insulin-like growth factor, STG – somatotropic hormone.

 

Выявлена положительная корреляционная взаи мосвязь между уровнем ИФР-1 и СТГ у детей, рожденных от матерей с ожирением (r = 0,45; p < 0,05).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На сегодняшний день ИФР является одним из определяющих факторов, влияющих на рост и развитие плода. Описано разнообразное количество механизмов действия данного субстрата, большинство из которых имеют эндокринную функцию. Изменения в оси СТГ – ИФР-1 у детей, рожденных от матерей с ожирением, могут лежать в основе формирования метаболического синдрома в будущем. Необходимы дальнейшие лонгитудинальные исследования для оценки роли генетических и эпигенетических факторов, в развитии ожирения у детей, матери которых страдают этим заболеванием.

About the authors

Yury V. Petrenko

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: alez1964@yandex.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

MD, PhD, Vice-rector for Medical Work

Dmitry O. Ivanov

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: doivanov@yandex.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

MD, PhD, Dr Med Sci, Professor, Chief Neonatologist, Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Rector

Maria A. Marthiagina

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: yuderenko@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

Student of the 6th Year of Pediatric Faculty

Valeria P. Novikova

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: novikova-vp@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

MD, PhD, Dr Med Sci, Professor, Director of Medical and Social Problems in Pediatrics Laboratory, Research Center

Olga P. Gurina

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: ol.gurina@yandex.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

MD, PhD, Senior Researcher, Laboratory of Medical and Social Problems in Pediatrics, Research Center

Alexey V. Yakovlev

St. Petersburg State Pediatric Medical University, Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: yakovlev.av@hotmail.com

Russian Federation, Saint Petersburg

Deputy Chief Physician for Neonatology

Kristina F. Islamova

Almazov Federal Medical Research Centre, Ministry of Health of the Russian Federation

Email: kislamova81@mail.ru

Russian Federation, Saint Petersburg

Neonatologist of the Department of Pathology of Newborns, Perinatal Center

References

  1. Андреева В.О. Роль соматотропного гормона и некоторых соматомединов в патогенезе репродуктивных расстройств при синдроме нервной анорексии // Казанский медицинский журнал. - 2008. - Т. 89. - № 2. - С. 143-145. [Andreeva VO. Role of somatotropin hormone and some somatomedins in the pathogenesis of reproductive disorders during the nervous anorexia syndrome. Kazan Med Zh. 2008;89(2):143-145. (In Russ.)]
  2. Дубова Е.А., Павлова К.А., Ляпин В.М., и др. Экспрессия инсулиноподобных факторов роста в плаценте при преэклампсии // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2014. - Т. 157. - № 1. - С. 116-121. [Dubova EA, Pavlova KA, Lyapin VM, et al. Expression of insulin-like growth factors in the placenta in preeclampsia. Biull Eksp Biol Med. 2014;157(1):116-121. (In Russ.)]
  3. Иванов Д.О., Атласов В.О., Бобров С.А., и др. Руководство по перинатологии. - СПб.: Информ-Навигатор, 2015. [Ivanov DO, Atlasov VO, Bobrov SA, et al. Rukovodstvo po perinatologii. Saint Petersburg: Inform-Navigator; 2015. (In Russ.)]
  4. Иванов Д.О., Петренко Ю.В., Леонова И.А. Фетальное программирование и ожирение у детей // Трансляционная медицина. - СПб., 2015. - С. 388-415. [Ivanov DO, Petrenko YV, Leonova IA. Fetal’noe programmirovanie i ozhirenie u detey. In: Translyatsionnaya meditsina. Saint Petersburg; 2015. P. 388-415. (In Russ.)]
  5. Иванов Д.О., Козлова Л.В., Деревцов В.В. Физическое развитие младенцев, имевших внутриутробную задержку роста // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. - 2017. - Т. 96. - № 1. - С. 44-49. [Ivanov DO, Kozlova LV, Derevtsov VV. Physical development of infants who had intrauterine growth retardation. Pediatriia. 2017;96(1):44-49. (In Russ.)]
  6. Исламова К.Ф., Петренко Ю.В., Иванов Д.О., Филиппова С.Н. Изменения в оси «инсулиноподобный фактор роста-1 - соматотропный гормон» и инсулиновой чувствительности тканей у детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития // Вестник современной клинической медицины. - 2014. - Т. 7. - № 6. - С. 32-38. [Islamova KF, Petrenko YV, Ivanov DO, Filippova SN. Changes in “insulin-like growth factor-1 - growth hormone” axis and insulin sensitivity in children with intrautherine growth retardation. Bulletin of contemporary clinical medicine. 2014;7(6):32-38. (In Russ.)]
  7. Исламова К.Ф., Иванов Д.О., Петренко Ю.В., Курзина Е.А. Особенности гормональной регуляции постнатального роста в первом полугодии жизни у детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития // Педиатр. - 2016. - Т. 7. - № 3. - С. 104-110. [Islamova KF, Ivanov DO, Petrenko YV, Kurzina EA. Hormonal regulation of postnatal growth from birth to age six months in small-for-gestational - age children. Pediatrician (St. Petersburg). 2016;7(3):104-110. (In Russ.)]. https://doi.org/10.17816/PED73104-110.
  8. Исламова К.Ф., Петренко Ю.В., Курзина Е.А., Иванов Д.О. Особенности постнатального роста и гормональной регуляции у детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития, в первом полугодии жизни // Детская медицина Северо-Запада. - 2015. - Т. 6. - № 3. - С. 56-61. [Islamova KF, Petrenko YV, Kurzina EA, Ivanov DO. Features of postnatal growth and hormonal regulation in children born with intrauterine growth retardation in the first six month of life. Detskaya meditsina Severo-Zapada. 2015;6(3):56-61. (In Russ.)]
  9. Колычев А.П. Инсулиноподобный фактор роста II (ИФР-2). Место среди регуляторных пептидов инсулина // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. - 2000. - Т. 36. - № 2. - С. 69-82. [Kolychev AP. Insulinopodobnyy faktor rosta II (IFR-2). Mesto sredi regulyatornykh peptidov insulina. Zh Evol Biokhim Fiziol. 2000;36(2):69-82. (In Russ.)]
  10. Козлова Л.В., Иванов Д.О., Деревцов В.В., Прийма Н.Ф. Течение раннего неонатального периода жизни у новорожденных, имевших внутриутробную задержку развития // Российский вестник перинатологии и педиатрии. - 2017. - Т. 62. - № 4. - С. 49-58. [Kozlova LV, Ivanov DO, Derevtsov VV, Priyma NF. The course of the early neonatal period of life in newborns with intrauterine growth retardation. Rossiiskii vestnik perinatologii i pediatrii. 2017;62(4):49-58. (In Russ.)]
  11. МакДермотт М.Т. Секреты эндокринологии. - М.; СПб.: Бином-Невский Диалект, 2001. - 464 c. [MakDermott MT. Sekrety endokrinologii. Moscow; Saint Petersburg: Binom-Nevskiy Dialekt; 2001. 464 p. (In Russ.)]
  12. Новикова В.П., Волкова И.С. Физическое развитие детей первого года жизни в зависимости от показателей массы тела при рождении. Актуальные вопросы педиатрии и перинатологии. Сборник работ, посвященный 35-летию ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова». - СПб., 2015. - С. 263-264. [Novikova VP, Volkova IS. Fizicheskoe razvitie detey pervogo goda zhizni v zavisimosti ot pokazateley massy tela pri rozhdenii. In: Aktual’nye voprosy pediatrii i perinatologii. Sbornik rabot, posvyashchennyy 35-letiyu FGBU “SZFMITS im. V.A. Almazova”. Saint Petersburg; 2015. P. 263-264. (In Russ.)]
  13. Петренко Ю.В., Новикова В.П., Полунина А.В. Ожирение у матерей и здоровье детей разного возраста // Педиатр. - 2018. - Т. 9. - № 3. - С. 24-27. [Petrenko YV, Novikova VP, Polunina AV. Maternal obesity and child health at different ages. Pediatrician (St. Petersburg). 2018;9(3):24-27. (In Russ.)]. https://doi.org/10.17816/PED9324-27].
  14. Пронин В.С., Колода Д.Е., Чаплыгина Е.В. Инсулиноподобные ростовые факторы в клинической практике: биологическая роль и перспективы использования // Клиницист. - 2008. - № 1. - С. 18-26. [Pronin VS, Koloda DE, Chapligina EV. Clinical use of insulin-like growth factors: their biological action and perspectives of application. Clinician. 2008;(1):18-26. (In Russ.)]
  15. Юрьев В.В., Симаходский А.С., Воронович А.С., Хомич М.М. Рост и развитие ребенка. - СПб., 2007. - 197 c. [Yuryev VV, Simakhodskiy AS, Voronovich AS, Khomich MM. Rost i razvitie rebenka. Saint Petersburg; 2007. 197 p. (In Russ.)]
  16. Abuzzahab MJ, Schneider A, Goddard A, et al. IGF-I Receptor Mutations Resulting in Intrauterine and Postnatal Growth Retardation. N Engl J Med. 2003;349(23):2211-2222. https://doi.org/10.1056/NEJMoa010107.
  17. Bauer MK, Harding JE, Bassett NS, et al. Fetal growth and placental function. Mol Cell Endocrinol. 1998;140(1-2):115-120. https://doi.org/10.1016/s0303-7207(98)00039-2.
  18. Blum WF, Horn N, Kratzsch J, et al. Clinical studies of IGFBP-2 by radioimmunoassay. Growth Regul. 1993;3(1):100-104.
  19. Bowman CJ, Streck RD, Chapin RE. Maternal-placental insulin-like growth factor (IGF) signaling and its importance to normal embryo-fetal development. Birth Defects Res B Dev Reprod Toxicol. 2010;89(4):339-349. https://doi.org/10.1002/bdrb.20249.
  20. Catalano PM, Shankar K. Obesity and pregnancy: mechanisms of short term and long term adverse consequences for mother and child. BMJ. 2017;356:j1. https://doi.org/10.1136/bmj.j1.
  21. Daughaday WH, Rotwein P. Insulin-like growth factors I and II. Peptide, messenger ribonucleic acid and gene structures, serum, and tissue concentrations. Endocr Rev. 1989;10(1):68-91. https://doi.org/10.1210/edrv-10-1-68.
  22. Daughaday WH, Hall K, Salmon WD, Jr., et al. On the nomenclature of the somatomedins and insulin-like growth factors. Endocrinology. 1987;121(5):1911-12. https://doi.org/10.1210/endo-121-5-1911.
  23. Dufour D. Clinical use of laboratory data: a practical guide. Philadelphia: Lippincott Williams & Wilkins; 1998. 606 p.
  24. Jansson N, Nilsfelt A, Gellerstedt M, et al. Maternal hormones linking maternal body mass index and dietary intake to birth weight. Am J Clin Nutr. 2008;87(6):1743-1749. https://doi.org/10.1093/ajcn/87.6.1743.
  25. R. King E, Wong K-K. Insulin-like Growth Factor: Current Concepts and New Developments in Cancer Therapy. Recent Pat Anticancer Drug Discov. 2012;7(1):14-30. https://doi.org/10.2174/157489212798357930.
  26. Kuemmerle JF. Insulin-like growth factors in the gastrointestinal tract and liver. Endocrinol Metab Clin North Am. 2012;41(2):409-423, vii. https://doi.org/10.1016/j.ecl.2012.04.018.
  27. Le Roith D, Butler AA. Insulin-like growth factors in pediatric health and disease. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(12):4355-4361. https://doi.org/10.1210/jcem.84.12.6208.
  28. Lee PDK, Conover CA, Powell DR. Regulation and Function of Insulin-Like Growth Factor-Binding Protein-1. Exp Biol Med. 1993;204(1):4-29. https://doi.org/10.3181/00379727-204-43630.
  29. LeRoith D, Roberts CT. The insulin-like growth factor system and cancer. Cancer Lett. 2003;195(2):127-137. https://doi.org/10.1016/s0304-3835(03)00159-9.
  30. Nelson SM, Freeman DJ, Sattar N, Lindsay RS. Role of adiponectin in matching of fetal and placental weight in mothers with type 1 diabetes. Diabetes Care. 2008;31(6): 1123-5. https://doi.org/10.2337/dc07-2195.
  31. New J. Gastroenterology and Nutrition. In: Problems and contradictions in neonatology. Ed. by R.A. Polin. Мoscow: Logosfera; 2014. P. 221-337.
  32. Ong KK, Elmlinger M, Jones R, et al. Growth hormone binding protein levels in children are associated with birth weight, postnatal weight gain, and insulin secretion. Metabolism. 2007;56(10):1412-1417. https://doi.org/10.1016/j.metabol.2007.06.004.
  33. Ong K, Kratzsch J, Kiess W, et al. Size at birth and cord blood levels of insulin, insulin-like growth factor I (IGF-I), IGF-II, IGF-binding protein-1 (IGFBP-1), IGFBP-3, and the soluble IGF-II/mannose-6-phosphate receptor in term human infants. The ALSPAC Study Team. Avon Longitudinal Study of Pregnancy and Childhood. J Clin Endocrinol Metab. 2000;85(11):4266-9. https://doi.org/10.1210/jcem.85.11.6998.
  34. Page KA, Romero A, Buchanan TA, Xiang AH. Gestational diabetes mellitus, maternal obesity, and adiposity in offspring. J Pediatr. 2014;164(4):807-810. https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2013.11.063.
  35. Riggins T, Miller NC, Bauer PJ, et al. Consequences of low neonatal iron status due to maternal diabetes mellitus on explicit memory performance in childhood. Dev Neuropsychol. 2009;34(6):762-779. https://doi.org/10.1080/87565640903265145.
  36. Abuzzahab MJ, Schneider A, Goddard A, et al. IGF-I receptor mutations resulting in intrauterine and postnatal growth retardation. N Engl J Med. 2003;349(23):2211-2222. https://doi.org/10.1056/NEJMoa010107.
  37. Tanner JM, Whitehouse RH. Clinical longitudinal standards for height, weight, height velocity, weight velocity, and stages of puberty. Arch Dis Child. 1976;51(3):170-179. https://doi.org/10.1136/adc.51.3.170.
  38. Thorner MO. The discovery of growth hormone-releasing hormone. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(12):4671-4676. https://doi.org/10.1210/jcem.84.12.6210.
  39. Unterman TG. Insulin-like growth factor binding protein-1: identification, purification, and regulation in fetal and adult life. 1994;343:215-226. https://doi.org/10.1007/978-1-4615-2988-0_21.
  40. Hamill PV, Drizd TA, Johnson CL, et al. NCHS growth curves for children birth-18 years. United States. Vital Health Stat 11. 1977;(165):i-iv,1-74.
  41. Clinical guide to laboratory tests. Ed. by A.N.B. Wu. Philadelphia: W.B. Saunders; 2006. 1798 p.
  42. Zhou J, Shi Y, Dong M. Influence of growth hormone-insulin-like growth factor I axis on normal pregnancy. Chin Med J (Engl). 2001;114(9):988-990.

Statistics

Views

Abstract - 266

PDF (Russian) - 209

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2019 Petrenko Y.V., Ivanov D.O., Marthiagina M.A., Novikova V.P., Gurina O.P., Yakovlev A.V., Islamova K.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies