VKLAD VOZRASTNOGO GIPOGONADIZMA V RAZVITIE KhRONIChESKOGO NARUShENIYa MOZGOVOGO KROVOOBRAShchENIYa

Abstract



В связи с ростом продолжительности жизни населения, отмечается закономерное увеличение числа ста- реющих мужчин, качество жизни которых становится важной медико-социальной проблемой [1, 2]. В последние годы подчёркивается тесная связь возрастного гипогонадизма на развитие таких патологических состояний как: гиперхолестеринемия, инсулинрезистетность, метаболический синдром, артериальная гипертензия, дисфункция эндотелия, которые приводят к поражению магистральных и мелких сосудов головного мозга, ухудшая его пер- фузию [3]. Заместительная терапия тестостероном сама способна увеличивать мозговую перфузию по данным однофотонной эмиссионной компьютерной томографии, приводить к улучшению зрительно-пространственного восприятия, с соответствующим улучшением метаболизма глюкозы по данным позитронно-эмиссионную томог- рафию с 18 F-фтордезоксиглюкозой [8]. Подчеркивается значение андрогеновых рецепторов головного мозга как модуляторов нейропротекции и пластичности [7]. Известно, что и когнитивные расстройства и депрессия имеет тенденцию к увеличению по мере снижения уровня тестостерона [7, 8, 9]. обнаружена значительная представленность андрогенодефицита у больных атеротромботическим инсультом на фоне метаболического синдрома (72%) [5]. целью нашего исследования явилась оценка влияния возрастного андрогенодефицита на развитие хронической сосудистой патологии головного мозга. Как известно, начальным проявлением цереброваскулярной патологии является когнитивные нарушения, психоэмоциональ- ные расстройства псевдоневротического типа [3]. В связи с чем, для оценки начальных проявлений хронической ишемии головного мозга (ХИГМ) мы использовали нейропсихологические (МоСА тест) и экспериментально-пси- хологические тестирования (опосредованные запоминания, тест запоминания 10 слов А.Р. Лурия, корректурная проба Бурдона, тест Шульте). Для оценки психоэмоционального состояния использовались тесты тревоги тейлора и депрессии Гамильтона. Диагностика возрастного андрогенного дефицита включала: клинический осмотр и за- полнение специального опросника АMS (опросник по симптомам старения у мужчин), определение концентра- ции (методом ИФА): общего тестостерона; глобулина, связывающего половые стероиды с последующим расчетом уровня свободного тестостерона. Критериями гипогонадизма по рекомендациям Международного общества по изучению пожилых мужчин (ISSAM 2008 г.) являлись: концентрация общего тестостерона менее 12 нмоль/л; кон- центрация свободного тестостерона менее 250 пкмоль/л [4, 5]. Было обследовано 65 мужчин зрелого возраста (средний возраст - 52,3±5,2 года). Критериями исклю- чения являлись: наличие деменции, перенесенного в течение года инсульта с речевыми и двигательными нару- шениями, патология щитовидной железы, ВИЧ, алкоголизм, хронические соматические заболевания в стадии декомпенсации. У 41 обследованного (средний возраст - 53,5±4,9 года) обнаруживались признаки ХИГМ, которые выражались в жалобах на головные боли (78%), быструю утомляемость (55%), плохую усвояемость и субъектив- ные нарушения памяти (52%), головокружение несистемного характера (36%). Неврологические симптомы - ани- зорефлексия, постуральная неустойчивость, патологические знаки регистрировались у 81% мужчин. Эти больные вошли в 1-ю (основную) группу. 2-ю (контрольную) группу составили 24 практически здоровых мужчины (сред- ний возраст - 50,3±5,1 года) без признаков ХИГМ, некоторые из которых предъявляли жалобы на головные боли, снижение работоспособности. Перечисленные жалобы носили нестойкий характер, проходили при снижении на- грузки или после отдыха. Гипогонадизм был выявлен у 52% обследованных с ХИГМ что, достоверно чаще (р<0,05) в сравнении с контрольной группой. он регистрировался у 21% мужчин и соответствовал легким клиническим проявлениям. Средний балл по опроснику AMS в группе пациентов с ХИГМ составил 37,8+11,6 балла, в контроль- ной группе - 24,2±5,7, (р<0,001). Уровень общего тестостерона в основной группе - 18,1±10,6 нмоль/л, в контроле - 23,1±8,5 нмоль/л; уровень свободного тестостерона - соответственно 279,4+162 нмоль/л и 378,2±189 нмоль/л. МоСА тест обнаружил снижение когнитивных функций в основной группе (24,5±2,6 балла, в контроле - 25,6±3,8 балла; р<0,05). При проведении экспериментально-психологического обследования в тесте на опосредо- ванное запоминание зафиксировано снижение запоминания слов до 11,4±4 в основной группе и до 12,5±4 - в груп- пе контроля (при норме запоминания 16 слов из 18). тест запоминания 10 слов по А.Р. Лурия - 7,2±2 - в основной и 8,2±1,7 - в группе контроля. Корректурная проба выявила значимое (р<0,001) cнижение индекса устойчивости (0,020±0,02) в основной группе по сравнению с контролем (0,016±0,01). Выполнение теста Шульте в основной груп- пе составило 49±12 с, в контрольной группе - 42±9 с (р<0,05). Проведение тестов у мужчин 1-й группы обнаружило не только замедление темпа психических процес- сов, ухудшение переключаемости, но и сопровождалось утомлением, частыми ошибками при выполнении зада- ний, вегетативными проявлениями - потливостью, покраснением лица, подъемом АД. Эмоциональные нарушения, оцениваемые в тесте тейлора, выявляли повышенный уровень тревожности у мужчин основной группы (14,5±13,0 балла) по сравнению с группой контроля (10,9±8,6 балла, р<0,05). Уровень депрессии, оцениваемый по тесту Гамильтона, свидетельствовал о наличии депрессивных расстройств у мужчин основной группы (8,3±8,2 балла, в группе контроля - 4±3,5 балла; р<0,001). Выводы: выявлена ассоциация между возрастным андрогенным дефицитом и сосудистой патологией головного мозга. У мужчин с клиническими и лабораторными проявлениями дефицита тестостерона с большим постоянством обнаруживаются признаки цереброваскулярной патологии. они выражаются нарушениями памяти, внимания, эмоциональными расстройствами в виде повышенной тревоги и депрессии, что отражает дисфункцию неспецифических структур мозга и свидетельствует об участии мужских половых гормонов в формировании на- чальных проявлений цереброваскулярной болезни. Полученные результаты носят предварительный характер, и подчеркивают целесообразность более углубленного изучения проблемы, а так же открывают перспективу поиска патогенетической терапии ХИГМ.

R T Gayfutdinov

S K Perminova

  1. Гайфутдинов Р.т., Касимов М.Р., Сычев В.И. Клинические проявления климактерических расстройств у мужчин / тезисы докладов 10 Всероссийского съезда неврологов с международным участием. Н. Новгород, 2012. С. 645-646.
  2. Дедов И.И., Калинченко С.Ю. Возрастной андрогенный дефицит у мужчин. М.: Практическая медицина, 2006. 260 с.
  3. Захаров В.В., Вахнина Н.В., Громова Д.о. Когнитивные нарушения и метаболический синдром // «Доктор. Ру» Неврология Психиатрия. 2016. т. 4 (121). С. 14-21.
  4. Калинченко С.Ю., тюзиков И.А., тишова Ю.А. и др. обследование мужчины. М.: Практическая медицина, 2016. 160 с.
  5. Максимова М.Ю., Москвичева А.C., Чечеткин А.о. Изменение андрогенного статуса у мужчин с атеротромботическим ин- сультом. Анналы клинической и экспериментальной неврологии. 2017; 11(3): 29-35.
  6. Nieschlag E., Swerdloff R., Behre H.M. et al. Investigation, treatment, and monitoring of late-onset hypogonadism in males: ISA, ISSAM, and EAU recommendations // J. Androl. 2006. Vol. 27, № 2. P. 135-137.
  7. Maggio M, Dall’Aglio E, Lauretani F, et al. The hormonal pathway to cognitive impairment in older men. J Nutr Health Aging. 2012;16:40-54.
  8. Jung, H. J., & Shin, H. S. Effect of Testosterone Replacement Therapy on Cognitive Performance and Depression in Men with Testos- terone Deficiency Syndrome. The World Journal of Men’s Health. 2016. 34(3), 194-199.
  9. Janowsky JS. Thinking with your gonads: testosterone and cognition. Trends Cogn Sci. 2006;10:77-82.

Views

Abstract - 1

PDF (Russian) - 1

Cited-By



Copyright (c) 2018 Gayfutdinov R.T., Perminova S.K.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies