ENDOTELIAL'NAYa DISFUNKTsIYa I VOZMOZhNOSTI EE MEDIKAMENTOZNOY KORREKTsII PRI MODELIROVANII NARUShENIY TsEREBRAL'NOY PERFUZII V EKSPERIMENTE

Abstract



Основными маркерами, которые определяют функциональную дезорганизацию эндотелия, являются ок- сид азота (NO, основной эндогенный вазодилятатор), эндотелин-1 (ET-1, основной локальный вазоконстриктор), которые определяют эндотелиальную дисфункцию неадекватным, а именно увеличенным или сниженным обра- зованием NO и ET-1 в условиях гипоперфузии, а также эндотелиальный сосудистый фактор роста (VEGF, митоген и основной регулятор ангиогенеза - элемента адаптации тканей в условиях ишемии) [1]. Дисфункция эндотелия приводит к изменению локальной реактивности кровеносных сосудов и нарушению реологических свойств крови, еще более усугубляющих эндотелиальную дисфункцию и развивающих «порочный круг» патогенеза нарушений кровообращения. цитофлавин, оказывая антигипоксическое и антиоксидантное действие, способствует сниже- нию активности эндотелиоцитов, что приводит к нормализации микроциркуляторного кровотока и цитокиновой регуляции в области нарушения перфузии головного мозга [2, 3]. Цель исследования. определение влияния лекарственного препарата цитофлавин на состояние функ- ций эндотелия сосудов при лечении острой и хронической ишемии головного мозга в эксперименте. Материалы и методы. В исследование были включены 144 самцов альбиносов серых крыс, массой тела на момент включения - 220-240 г, разведения ФГУП ПЛЖ «Рапполово» (Ленинградская область). Подопытные животные после поступления из специализированного питомника проходили 14-дневный период карантина, после чего был предусмотрен дополнительный (1 сутки) период адаптации животных к основному помещению вивария. На всем протяжении исследования ежедневно ответственным исполнителем производился осмотр животных с оценкой их состояния. Выведение животных из эксперимента осуществлялось в герметичном боксе, путем инга- ляции диоксида углерода. Животные были разделены на пять экспериментальных групп: Группа №1 - Контроль (n=12) - интактные животные без признаков инфекционной и/или соматической патологии для анализа референсных («физиологических») показателей. Группа №2 - Локальная ишемия (ЛИ) (n=36) - животные, у которых воспроизводили локальную ишемию головного мозга и проводили терапию 0,9% раствором натрия хлорида с последующим анализом определяемых показателей в контрольных точках исследования. Группа №3 - Локальная ишемия + цитофлавин (ЛИ+ц) (n=36) - животные, у которых воспроизводили локальную ишемию головного мозга и проводили терапию цитофлавином с последующим анализом определяе- мых показателей в контрольных точках исследования. Группа №4 - Глобальная ишемия (ГИ) (n=30) - животные, у которых воспроизводили глобальную ише- мию головного мозга и проводили терапию 0,9% раствором натрия хлорида с последующим анализом определяе- мых показателей в контрольных точках исследования. Группа №5 - Глобальная ишемия + цитофлавин (ГИ+ц) (n=30) - животные, у которых воспроизводили глобальную ишемию головного мозга и проводили терапию цитофлавином с последующим анализом определяе- мых показателей в контрольных точках исследования. Модель локальной ишемии головного мозга (инсульта) воспроизводили на лабораторных крысах обще- принятым методом путем необратимого ограничения кровотока в бассейне среднемозговой артерии. Модель гло- бальной ишемии головного мозга (нарушение мозгового кровообращения без верифицированного очага инфаркта мозга) воспроизводили на лабораторных крысах путем необратимого ограничения кровотока в бассейнах сонных артерии в сочетании с одновременной массивной кровопотерей. Кровопотерю воспроизводили методом транску- танной пункции сердца по ранее описанной методике [4]. Препарат цитофлавин, раствор для внутривенного введения, вводили внутривенно, в объеме 0,2 мл пре- парата растворенного в 0,2 мл физиологического раствора (расчет на 1 животное массой тела 220-240 г). Животным групп ЛИ и ГИ вводили 0,9% раствор натрия хлорида в объеме эквивалентном объему вводимого лекарственного препарата - 0,4 мл. терапия патологических процессов проводилась в течение 7 суток от момента моделирования заболевания. Первое введение производилось через 1 час после моделирования заболевания. основные экспериментальные данные получали в контрольных точках исследования - 1-е, 3-и, 7-е сут от момента моделирования заболевания, которые в наибольшей степени эквивалентны острейшему, острому и отсроченному повреждению головного мозга сосудистого генеза. Результаты и их обсуждение. Модели острого, необратимого нарушения церебральной перфузии (локальная ишемия - инсульт, глобальная ишемия - нарушение мозгового кровообращения) приводили к выражен- ным функциональным и морфологическим повреждениям головного мозга и активации защитных и адаптивных систем организма. Летальность животных в группе ЛИ составляла 36%, при этом все животные погибали в первые 72 часа после моделирования заболевания (острейший и острый периоды). Летальность животных в группе ГИ составляла 20%, и все случаи гибели крыс регистрировались в первые 24 часа после моделирования (острейший период). В лечебных группах летальность подопытных животных составила 19% в группе ЛИ+ц (n=7, p=0,19) и 13% в группе ГИ+ц (n=4, p=0,73). При патоморфологическом исследовании очаг инфаркта головного мозга у крыс с локальной ишемией (в группах ЛИ и ЛИ+ц) регистрировался в 100% случаев. терапия препаратом цитофлавин приводила к уменьшению объема поражения мозга крыс подопытных животных в среднем в 1,54 раза (р=0,114). Каскад нарушений дисфункции эндотелия был в значительно большей степени выражен на модели гло- бальной ишемии головного мозга у крыс. У животных с локальной ишемией головного мозга, не получавших лечения, наблюдалась слабо выраженная тенденция к снижению общей продукции NO. У животных с глобаль- ной ишемией головного мозга, напротив, наблюдалось выраженное, статистически значимое уменьшение уровня оксида азота в крови, регистрируемое на всем протяжении исследования (1-е сут - p=0,028, 3-и сут - p=0,007, 7-е сут - p=0,054). По сравнению с группой контроля, ет-1 был повышен у крыс в группе ЛИ на 1-е сут (р=0,015) и 7-е сут (р=0,003), а также в группе ГИ на 1-е (р=0,004), 3-и (р=0,007) и 7-е сут (р=0,013). Проводимая терапия препаратом цитофлавин способствовала умеренной коррекции эндотелинемии только в группе ГИ+ц на 1-е сут (p=0,027) по сравнению с группой контроля. Динамика содержания VEGF на обеих моделях поражения головного мозга ишемического генеза была неожиданно слабой. В острейший и острый периоды заболевания (на 1-е сут в группе ЛИ (p=0,064) и на 3-е сут в группе ГИ (p=0,011)) наблюдалась тенденция к снижению концентрации этого цитокина в крови подопытных крыс. При этом коррекция уровня VEGF на 7 сутки была умеренной и достоверно не превышала контрольные показатели ни в группе ЛИ (р=0,877), ни в группе ГИ (р=0,643). Проводимая терапия цитофлавином не приводила к существенному увеличению выработки VEGF у жи- вотных с очаговым поражением головного мозга, однако оно было зарегистрировано на 3-и сут у крыс в группе ГИ+ц (p=0,030). таким образом, на лабораторных крысах были воспроизведены две модели поражения головного мозга ишемического генеза. ЛИ представляет собой классическую модель инсульта, индуцированного полной и необ- ратимой перевязкой среднемозговой артерии животного. Модель характеризовалась высокой летальностью по- допытных животных, развитием отчетливо верифицируемого очага инфаркта мозга и умеренным нарушением функции эндотелия кровеносных сосудов. Модель ГИ представляет собой воспроизведение острого, не корригируемого нарушения мозгового кро- вообращения с выраженной гипоксией тканей мозга, но без верифицируемого очага инфаркта мозга. Эта модель характеризовалась меньшей летальностью подопытных животных, но более выраженными проявлениями дис- функции эндотелия сосудов, обусловленными гипоксией головного мозга крыс. Применение цитофлавина оказало нейропротективное и антигипоксическое действие, которое проявля- лось в снижении летальности крыс, уменьшении очага инфаркта мозга и коррекции нарушений функций эндоте- лия сосудов в острейший и острый период заболевания.

M A Zelenenko

A P Trashkov

N V Tsygan

V A Pechatnikova

N A Verlov

T D Gagloeva

  1. Фатеева, В.В. Маркеры эндотелиальной дисфункции при хронической ишемии мозга / В.В. Фатеева, о.В. Воробьева // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. - 2017. - №4. - С. 107-111.
  2. одинак, М.М. оценка эффективности цитофлавина у больных в остром периоде ишемического инсульта / М.М. одинак, В.И. Скворцова, И.А. Вознюк, С.А. Румянцева, Л.В. Стаховская, е.Г. Клочева, Л.Б. Новикова, С.Н. Янишевский, С.Ю. Голохвас- тов, Н.В. цыган // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. - 2010. - №12. - С. 29-36.
  3. Скоромец, А.А. Исследование эффективности комплексного препарата цитофлавин для коррекции последствий легкой черепно-мозговой травмы / А.А. Скоромец, е.Л. Пугачева // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. - 2010. - №3. - С. 31-36.
  4. Васильев, А.Г. Практикум по патофизиологии: учебное пособие / А.Г. Васильев, Н.В. Хайцев, А.П. трашков / под ред. проф. А.Г. Васильева, Н.В. Хайцева. - 2014. - СПб.: ооо “Издательство Фолиант”. - 344 с.

Views

Abstract - 1

PDF (Russian) - 1


Copyright (c) 2018 Zelenenko M.A., Trashkov A.P., Tsygan N.V., Pechatnikova V.A., Verlov N.A., Gagloeva T.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.