OSOBENNOSTI KOPING-STRATEGIY BOL'NYKh S BOLEZN'Yu PARKINSONA

Abstract



Введение. Болезнь Паркинсона (БП) - хроническое медленно прогрессирующее дегенеративное забо- левание нервной системы. Пациенты с такой нозологией зачастую в преморбиде имеют психологические особен- ности. Кроме того, осознание наличия тяжелого прогрессирующего заболевания, тревожно-депрессивный фон настроения, личностные особенности больных могут приводить к формированию определенных форм малоэф- фективных стратегий совладающего поведения [1, 2]. В условиях стресса психологическая адаптация человека происходит, главным образом, посредством двух механизмов: психологической защиты и копинг-механизмов. В многоуровневой системе психической адаптации копинг-механизмы тесно связаны с механизмами психологи- ческой защиты личности [3]. Болезнь приводит к «слому» привычных способов реагирования и требует выработки новых, адекватных изменившимся условиям существования, на первый план выходит проблема саморегуляции как процесса совладания с болезнью и ее преодоления, приспособления к новой ситуации. Защитный стиль, то есть характерный для субъекта и стереотипно используемый набор психологических защит, является достаточно устойчивым образованием и может быть диагностирован и отчасти скорректирован посредством специализиро- ванных психотерапевтических мероприятий [4]. Цель: исследование и сравнительный анализ защитно-совладающего поведения у пациентов с БП в двух формах - ригидно-брадикинетической и дрожательно-ригидной. Материалы и методы. В качестве исследуемой группы были выбраны пациенты с диагностированной БП, стадия 2-2.5 по Хен-Яру в ригидно-брадикинетической (акинетико-ригидной) форме, а также в дрожательно- ригидной форме (в каждой подгруппе было по 20 человек) в возрасте от 48 до 67 лет, средний возраст 58±3,2, из них 18 мужчин и 22 женщины. Для выявления копинг-стратегий, используемых испытуемыми, был выбран опросник «Стратегии совладающего поведения» Р. Лазаруса в адаптации Л.И. Вассермана и соавт. Для выявления механиз- мов психологической защиты была использована методика «Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика и Х. Келлер- мана в адаптации Л.И. Вассермана и соавт. Для выявления особенностей социально-психологической адаптации и связанных с этим черт личности использовалась методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонд в адаптации А. К. осницкого. Статистическая обработка данных проводилась при помощи пакета прикладных программ STATISTICA 10. Для оценки различий между двумя независимыми выборками использовался U-критерий Манна-Уитни. Кри- тический уровень значимости принимался равным 0,05. Результаты и обсуждение. Наиболее часто используемыми копинг-стратегиями в стрессогенных ситуа- ция в Группе 1 (в ней находятся пациенты с БП с преимущественно дрожательно-ригидной формой) являются «пла- нирование решения проблемы» (59,45±5,92) и «конфронтация» (57,85±11,4), а также «поиск социальной поддержки» (48,9±8,66). На последнем месте по частоте использования находится копинг «бегство-избегание» (41,1±10,12). Пациенты с БП с преимущественно дрожательно-ригидной формой (Группа 1) чаще используют актив- ные способы преодоления жизненных трудностей, так, например, для больных этой группы свойственно искать выход из сложившейся ситуации, применять различные варианты решения на практике и менять стратегию по- ведения в случае неудачи. В поведении человека, планирующего решение проблемы, наблюдается активное взаи- модействие с внешней ситуацией. В эмоциональной сфере преобладают сосредоточенность и уравновешенность, сохранение самообладания, при этом все мысленные усилия человека направлены на анализ ситуации, обращение к прошлому опыту. Для пациентов с БП с преимущественно дрожательно-ригидной формой менее всего характер- ны пассивность и отсутствие стремления осмыслить ситуацию и желание уйти от активных действий. Для Группы 2 (в ней находятся пациенты с БП с преимущественно ригидно-брадикинетической фор- мой) характерными стратегиями реагирования на фрустрирующие обстоятельства являются «бегство-избега- ние» (62,2±10,09) и «самоконтроль» (62,3±7,48). Менее всего используются такие стратегии, как «конфронтация» (35,35±8,09) и «планирование решения проблемы» (42,1±13,77), их значения значительно ниже нормативных дан- ных. Пациенты с БП с преимущественно ригидно-брадикинетической формой (Группа 2) характеризуются до- минированием избегающего эмоционально-фокусированного поведения в проблемных ситуациях. Избегающее поведение, являясь пассивным, не ведет к разрешению трудностей, усугубляя эмоциональные последствия стрес- сового воздействия. таким образом, в результате сравнения особенностей копинг-поведения в двух группах больных, нами был обнаружен дисбаланс в системе защитно-совладающего поведения Группы 2, а именно - дефицит конс- труктивных проблемно-решающих стратегий и преобладание избегающего, пассивного способа реагирования. Исследование Whitworth S.R., Loftus A.M., Skinner T.C., et al. (2013) [5] показало, что коррекция неадаптивного копинга ведет к улучшению качества жизни. Психологическое вмешательство, направленное на дезадаптирующие копинг-стратегии, такие, как избегание, может быть эффективно в улучшении качества жизни. Сравнительный анализ копинг-поведения пациентов обеих групп приведен в таблице 1. Таблица 1 Достоверные различия в копинг-поведении в двух группах копинг Пациенты с БП с преимущест- венного дрожательно-ригидной формой, Группа 1 (n=20) Пациенты с БП с преимуществен- ного ригидно-брадикинетической формой, Группа 2 (n=20) p достоверность различий Конфронтация 57,85±11,4 35,35±8,09 0,000001 Планирование решения проблемы 59,45±5,92 42,1±13,77 0,000019 Самоконтроль 44,55±11,49 62,3±7,48 0,000012 Бегство-избегание 41,1±10,12 62,2±10,09 0,000008 также нами были исследованы механизмы защиты таких пациентов. Выявлено, что в группе 1 наибо- лее часто применяемыми механизмами защиты являются «компенсация» (73,85±24,08) и «интеллектуализация» (70,5±24,86). Наименее используемым защитным механизмом в Группе 1 является «замещение» (40,75±14,86). В Группе 2 наиболее выраженными механизмами психологической защиты являются «проекция» (76,95±18,82), «регрессия» (73,65±24,21) и «отрицание» (72,4±24,83). Последнее по частоте применения место занимает «компен- сация» (41,85±19,79). Сравнительная оценка механизма защит пациентов 1 и 2 групп приведена в таблице 2. Таблица 2. Достоверные различия в использовании механизмов психологической защиты в двух группах Механизмы психологической защиты Пациенты с БП с преимущест- венного дрожательно-ригидной формой, Группа 1 (n=20) Пациенты с БП с преимуществен- ного ригидно-брадикинетической формой, Группа 2 (n=20) p достоверность различий Компенсация 73,85±24,08 41,85±19,79 0,00026 Проекция 43,15±27,42 76,95±18,82 0,00053 Регрессия 42,21±28,14 73,65±24,21 0,00037 Заключение. Для пациентов Группы 2 наиболее характерными являются пассивные, считающиеся де- структивными, способы разрешения проблемной ситуации («проекция», «регрессия», «отрицание»). такое нерав- номерное распределение механизмов психологической защиты, с преобладание неконструктивных и недостатком конструктивных, может отрицательно влиять на адаптационные возможности больных. Для пациентов Группы 1 (пациенты с дрожательно-ригидной формой) характерно использование на- иболее зрелых защитных механизмов, в то время, как Группа 2 (пациенты с ригидно-брадикинетической формой) использует пассивные механизмы психологической защиты, которые не направлены на конструктивное прораба- тывание стрессовой ситуации. Нами было обнаружено, что уровень социально-психологической адаптации достоверно выше в группе пациентов с БП с преимущественно дрожательно-ригидной формой. Полученные данные подтверждают важность психологической диагностики в рамках неврологической клиники для дальнейшего использования при планиро- вании психокоррекционных мероприятий [5, 6].

Yu V Kotsyubinskaya

E A Dmitrova

N Yu Safonova

  1. Montel S., Bonnet A.M., Bungener C. Quality of life in relation to mood, coping strategies, and dyskinesia in Parkinson’s disease. // Journal of geriatric psychiatry and neurology. - 2009. - 22 (2). - p. 95-102.
  2. Bucks R.S., Cruise K.E., Skinner T.C., et al. Coping processes and health-related quality of life in Parkinson’s disease. // Interna- tional journal of geriatric psychiatry. - 2011. - 26 (3). - p. 247-55.
  3. Коцюбинский А.П. с соавт. Методики психологической диагностики больных с эндогенными психическими расстройства- ми. - СПб., 2007. - 47 с.
  4. Смулевич А.Б., Сыркин А.Л. Психокардиология. М., 2005. - 784 с.
  5. Whitworth S.R., Loftus A.M., Skinner T.C., et al. Personality affects aspects of health-related quality of life in Parkinson’s disease via psychological coping strategies. // Journal of Parkinson’s disease. - 2013. -3 (1). - p. 45-53.
  6. Charlton G.S, Barrow C.J. Coping and self-help group membership in Parkinson’s disease: an exploratory qualitative study.// Health and social care in community. - 2002. - 10 (6). - p. 472-478.

Views

Abstract - 3

PDF (Russian) - 2

Cited-By



Copyright (c) 2018 Kotsyubinskaya Y.V., Dmitrova E.A., Safonova N.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies