KhRONIChESKAYa TAZOVAYa BOL' U ZhENShchIN RAZLIChNYKh VOZRASTNYKh GRUPP NA PRIMERE G. MAKhAChKALA

Abstract



Актуальность. Синдром хронической тазовой боли (СХтБ) представляет собой широко распростра- ненное состояние. Причины возникновения СХтБ разнообразны и включают перенесенные гинекологические и урологические заболевания и поражение органов малого таза, мышечно-тонические нарушения с формированием стойкого напряжения мускулатуры спины и поясницы, сопровождающегося нарушением осанки и биомеханики позвоночника[2]. Развитию хронического болевого синдрома любой локализации способствуют индивидуальные особенности эмоциональной сферы, в частности, беспокойство, тоска, тревога [4,5]. Вегетативная дисфункция не- рвной системы является результатом хронического болевого синдрома, который в свою очередь оказывает эмо- циональную нагрузку[3]. СХтБ и аффективные нарушения могут сопровождаться вегетативной дисфункцией, обусловленной, в т. ч., гормональными изменениями организма женщины [1]. Цель исследования: изучение характера вегетативных и аффективных нарушений при синдроме ХтБ у женщин различных возрастных групп. Материал и методы. Наблюдались 76 женщин, среди них 24 - детородного возраста (средний возраст - 37,4±6,3 лет; 1-я группа) и 25 - в постменопаузальном периоде (средний возраст - 58,2±7,3 лет; 2-я группа) с СХтБ. Диагноз СХтБ устанавливался в соответствии с определением ICS [8]. Критерии включения: возраст 18- 75 лет; наличие боли в области промежности и половых органов; интенсивность болевого синдрома, способное уменьшить качество жизни пациенток, тем самым ограничивая их полноценное повседневное функционирование; длительность болевого синдрома не менее шести месяцев. Критерии исключения: возраст моложе 18 лет; бере- менность или послеродовый период; острое воспалительное, хирургическое, урологическое или гинекологическое заболевание, подтвержденное результатами клинического наблюдения или инструментального обследования; он- кологическое заболевание. Контрольную группу составили 27 женщины (48,5±9,2 лет) без СХтБ. Все больные были осмотрены профильными специалистами (уролог, хирург, гинеколог). Для исключе- ния органической соматической патологии использовались методы Кт и УЗИ органов малого таза, биохимичес- кие исследования. С целью оценки неврологического статуса был включен неврологический клинический осмотр, интенсивности болевого синдрома оценивалась в соответствии с Визуально-аналоговой шкалой (ВАШ), частоты эпизодов боли, их длительности и цикличности. оценка состояния вегетативной нервной системы включала регистрацию в покое частоты сердечных сокращений (ЧСС), систолического и диастолического артериального давления (САД и ДАД соответственно), с использованием тестов Ашнера, Вальсальвы, ортостатической пробы и расчета индекса Кердо [2]. Наличие и вы- раженность тревожных нарушений оценивали на основании опросника Гамильтона (HAМ-А), астении - модифи- цированной шкалы астении (MFI). Результаты обработаны статистически при помощи программного пакета SPSS 17.0. Результаты и их обсуждения. Длительность заболевания составила 17,4±5,3 и 18,4±7,3 мес. в 1-ой и 2-ой группах соответственно (отличия недостоверны). Интенсивность боли по ВАШ не различалась в 1-ой и 2-ой груп- пах (65,4±11,2 и 59,5±10,4 балла соответственно). Все пациентки включенные в исследование, за исключением группы сравнения, отмечали частые, дли- тельные (продолжительность - более чем половины времени бодрствования) боли в нижней части поясницы, яго- дицах, промежности тупого монотонного характера. Провоцирующие факторы назвали 9 больных из 1-ой и 10 больных - 2-ой групп (37,5% и 41,7%; отличия недостоверны). Боль усиливалась при длительном стоянии, ходьбе, в жаркое время, непосредственно во время или после половой активности. В 1-ой группе - накануне менструации или непосредственно после нее. У пятерых пациенток из обеих групп наблюдалось по время или после мочеиспус- кания или дефекации усиление боли. Фоновые показатели ЧСС, САД и ДАД у больных обеих групп достоверным образом не отличались, однако, у пациенток первой группы были зафиксированы более высокие значения указанных показателей. По итогу исследования вегетативной нервной системы, а в частности ее функционирования нами установлены при- знаки дистонии. У 18 (75,0%) пациенток 1-ой группы имела место симпатическая направленность дистонии, во 2-ой группе - у 5 (20,0%; p<0,05); во 2-ой группе преобладала парасимпатикотония (n=20; 80,0%). При проведении функциональных проб для оценки состояния вегетативной системы, оказалось, что в 1-ой группе имела место симпатикотония (тахикардия, тахипное, умеренная артериальная гипертензия). Пробы Ашнера и Вальсальвы ука- зывали на активацию парасимпатической нервной системы (р<0,05 по сравнению со 2-ой группой). Во 2-ой группе имелись признаки парасимпатической активации. Различные проявления астении оказались характерными больных обеих групп, в той или иной спеши выраженности они имелись у 19 (79%) и 22 (88%) больных соответственно (табл. 2). Показатели выраженности ас- тении существенно не отличались между группами и имели практическую выраженность по различным доменам в обеих группах. При этом показатели, полученные при обследовании больных 1-ой и 2-ой групп достоверно отли- чались от таковых в контрольной группе (р<0,05). Следует отметить, что в контроле выраженность астении соот- ветствовал нормальным значениям. Уровень тревожности у больных 1-ой и 2-ой групп оказался достоверно выше, чем в контроле (р<0,05 для обоих показателей), при этом достоверные различия между группами отсутствовали. При анализе характера астенического синдрома оказалось, что его выраженность (суммарные значения по всем доменам опросника MFI-20) не имела статистически значимой связи с интенсивностью болевого синдрома (r=0,166; p>0,05), однако положительно коррелировала с длительностью болевого синдрома (r=0,412; p<0,05). Таблица 1 Результаты исследования состояния вегетативной нервной системы у наблюдавшихся больных Показатели 1 группа 2 группа контрольная группа ВАШ, мм 65,4±11,2 59,5±10,4 - ЧСС уд в мин 82,4±9,2 79,2±8,3 76,4±7,1 САД мм рт. ст. 134,5±11,5 139,7±11,5 129,8±10,5 ДАД мм рт. ст. 76,1±7,2 78,1±8,4 69,7±6,9 Индекс Кердо 15,3±4,2& 7,4±3,2*& 6,3±3,2 Проба Ашнера (уд. в мин) -2,4±1,4 -7,4±2,1* -8,5±2,1 Проба Вальсальвы (уд. в мин) -1,9±1,1 6,7±2,8* 8,2±2,0 ЧСС ортостаз (уд. в мин) 12,4±3,3 6,3±2,9*& 8,5±1,7 САД ортостаз (мм рт ст) 6,5±1,4& -8,5±10,1* -10,4±1,8 САД ортостаз (мм рт ст) 7,4±1,1& -5,8±1,2* 3,7±1,0& * - различия между группами достоверны (p<0,05) & - различия достоверны по сравнению с контрольной группой (p<0,05) Результаты оценки выраженности астении и тревожности (опросники MFI - 20 и НАМ-А) Таблица 2. Показатель (баллы) 1 группа 2 группа контроль общая астения 7,5±3,2* 8,1±1,2* 2,0±1,8 Физическая астения 6,9±2,9* 7,1±2,0* 1,1±0,5 Пониженная активность 6,4±1,9* 7,2±1,6* 1,4±0,6 Сниженная мотивация 5,9±1,0* 6,4±2,1* 0,8±0,3 Психическая астения 7,9±1,2* 8,1±2,4* 1,5±0,4 Уровень тревоги (НАМ-А) 8,2±2,2* 9,3±1,8* 1,6±0,5 *- отличия достоверны по сравнению с контролем (p<0,05) Наличие СХтБ в определенной степени ограничивало повседневную активность больных, затрудняло выполнение повседневных бытовых работ и служебной деятельности, однако ни у одной из пациенток не явилось причиной оформления группы инвалидности или прекращения трудовой деятельности. Нарушение ночного сна оказались характерны и проявились трудностью засыпания, частыми пробуждениями среди ночи, как результат и отсутствием чувства отдыха после сна. Корреляционная связь между частотой пробуждений среди ночи, продолжительностью ночного сна и интенсивностью боли по ВАШ отсутствовала (r=-0,056; r=0,079; p>0,05). Более тесная связь имелась между вы- раженностью диссомнических и вегетативных расстройств, однако, она также не носила достоверного характера (r=0,279; p>0,05). Астении в различной степени проявилась у обследованных пациенток обеих групп, в той или иной сте- пени выраженности они имелись у 19 (79%) и 22 (88%) больных соответственно. При анализе характера астенического синдрома оказалось, что его выраженность (суммарные значения по всем доменам опросника MFI-20) не имела статистически значимой связи с интенсивностью болевого синдрома (r=0,166; p>0,05), однако положительно коррелировала с длительностью болевого синдрома (r=0,412; p<0,05). Выводы. СХтБ - распространенный среди женщин различных возрастных групп клинический синд- ром. У всех обследованных больных имеются признаки вегетативной дистонии. Преимущественно наблюдался смешанный тип вегетативных нарушений, однако, у женщин детородного возраста имело место преобладания симпатической нервной системы, тогда как у больных старшего возраста преобладала парасимпатическая направ- ленность нарушений. Имеется зависимость выраженности тревожного расстройства от выраженности вегетатив- ных нарушений. Фоновые значения ЧСС, САД, ДАД существенно не отличаются у женщин различного возраста с ХтБ, и не носят достоверных отличий от соответствующих показателей в контрольной группе. Использование функциональных нагрузочных проб позволило различиям между группами приобрести достоверный характер. Резюмируя мы пришли к тому, что для уточнения характера направленности и выраженности у женщин с СХтБ вегетативных нарушений применение специализированных нагрузочных проб и тестов будет целесообразно.

S B Khanmurzaeva

N B Khanmurzaeva

  1. Болотов А. В. Неврологические аспекты синдрома хронической тазовой боли у женщин: Дисс. … канд. мед. наук. М.; 2005. 114 с.
  2. Извозчиков С. Б. Невоспалительный синдром хронической тазовой боли у мужчин: неврологические аспекты урологичес- кой проблемы: Дисс. … канд. мед. наук. М.; 2007. 117 с.
  3. Ханмурзаева С.Б., Абусуева Б.А., Камчатнов П.Р. Синдром хронической тазовой боли у женщин различных возрастных групп. Медицинский алфавит. Неврология и психиатрия. 2016; 26(289); 4: 26-31.
  4. Ханмурзаева С.Б., Абусуева Б.А.,Ханмурзаева Н.Б. Вегетативные и аффективные расстройства при синдроме ХтБ у жен- щин. Материалы 65-й Всероссийской юбилейной научной конференции молодых ученных с международным участием 2017, 188-190;
  5. Chen I., Money D., Yong P. et al. An Evaluation Model for a Multidisciplinary Chronic Pelvic Pain Clinic: Application of the RE- AIM Framework. J. Obstet. Gynaecol. Can. 2015; 37 (9): 804-9

Views

Abstract - 1

PDF (Russian) - 7

Cited-By



Copyright (c) 2018 Khanmurzaeva S.B., Khanmurzaeva N.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies