Perilymphatic fistula of labyrinth in case of explosive trauma, especially their identification.

Abstract


The variability of the clinical picture of injuries of the ear labyrinth after mine-explosive injuries, the possibility of differential diagnosis of symptomatically similar pathologies are considered, which makes it possible to increase the effectiveness of care and improve the results of treatment. Reported on the author’s experience in helping people with cochleo-vestibular disorders.

Full Text

До 70-75% взрывных травм сопровождается нарушениями функций слуховой и вестибулярной систем различной степени тяжести, зависящими от мощности взрыва и расстояния до него (Янов Ю.К., 2001). Исследованиями доказано, что рецепторы слуховой и вестибулярной систем страдают при травме вследствие сотрясения и гидродинамического удара лабиринтной жидкостью. Как правило, в посттравматический период диагностируются только сенсоневральная тугоухость и вестибулопатия (как периферическая, так и центральная). Эти нарушения формируются за счет колебания внутричерепного давления при изменении секреции спинномозговой жидкости, внутричерепного кровенаполнения и венозного оттока. В ряде случаев возможно развитие эндолимфатического гидропса перилимфатического происхождения, что проявляется сложнодиагностируемой патологией уха - перилимфатической фистулой окон лабиринта (ПФОЛ). Вследствие хронической потери перилимфы через дефект во вторичной мембране или подножной пластинке стремени отмечается схожий с другими нозологическими формами симптомокомплекс: понижение слуха, обычно на одно ухо, ушной шум различной степени выраженности и тональности, системные и несистемные головокружения. Заподозрить наличие ПФОЛ реально только в процессе этапного комплексного обследования, в первую очередь - аудиологического (Козаренко М.А., 2018). Проведен анализ результатов обследования и оказания специализированной медицинской помощи 32 пострадавшим после взрывной травмы за последние три года при повреждении среднего и внутреннего уха. Основные жалобы: понижение слуха на одно или оба уха, ушной шум, вестибулярные расстройства, чаще сводившиеся к шаткости походки, нередко позиционно зависимые системные головокружения. В числе травм среднего уха преобладали перфорации барабанных перепонок, переломы и дислокация слуховых косточек. Несвоевременное лечение приводило к развитию среднего отита. Предварительный диагноз базировался на жалобах, данных осмотра, компьютерной томографии, камертональном обследовании. По возможности проводили статокоординационные и статодинамические пробы, что позволяло оценить состояние лабиринта (раздражен или угнетен). В большинстве случаев взрывной травмы по данным сенсибилизированной пробы Ромберга, шагающего теста Фукуды и ходьбы по Бабинскому отмечено угнетение заинтересованного лабиринта, а при ПФОЛ - раздражение. Вместе с тем и при гипофункции внутреннего уха в дальнейшем иногда были положительны тесты, указывавшие на ПФОЛ, и наоборот. Указанный диссонанс был ведущей причиной для более углубленного обследования больного. От проведения калорической и вращательной проб приходилось воздерживаться. Дифференциальная диагностика облегчалась применением аудиометрических тестов, провоцирующих изменение внутричерепного давления. Тест с наклоном головы: предполагается увеличение потери перилимфы при ПФОЛ или перилимфатического давления при контузии, т. к. повышается внутричерепное давление. Тест с гипервентиляцией: ожидается понижение перилимфатического давления в ушном лабиринте с уменьшением перилимфореи в случае ПФОЛ или, соответственно, повышение порогов слышимости при контузии. Когда пороги звуковосприятия по воздушной проводимости меняются на двух и более частотах на 10 дБ и более, то тест оценивается как положительный. При указанных тестах, как и при аудиометрическом тесте Фразера, результат которого объясняется изменением количества теряемой перилимфы в зависимости от нахождения головы в определенном положении в течение 30 мин, в случае наличия ПФОЛ или контузии ожидается какая-либо аудиологическая реакция (наиболее информативно сравнение между собой первых двух упомянутых выше тестов). Иногда был полезен лазикс-тест, но ухудшение аудиометрических показателей при его проведении может наблюдаться и при ПФОЛ, и при контузии. Их улучшение свидетельствует о внутричерепной гипертензии, т. к. развитие эндолимфатической водянки, как правило, за короткий посттравматичекий период весьма сомнительно. Тест с внутримышечным введением кофеина более информативен для дифференциальной диагностики ПФОЛ от контузии. Достоверное повышение порогов слышимости при его проведении будет свидетельствовать в пользу ПФОЛ, а при понижении порогов следует думать о контузии. Считается, что в отсутствие явных анатомических нарушений (перфорация барабанной перепонки, признаки нарушения целостности цепи слуховых косточек) хирургическое лечение не показано. Проводится длительное консервативное лечение, при котором не прослеживается динамики слуховой или вестибулярной функции. Объясняют это сложностью патогенетического воздействия взрывной травмы на организм, и в частности на внутреннее ухо. Вместе с тем и после выполненных операций (перфорация тимпанальной мембраны закрыта, цепь слуховых косточек восстановлена) функциональный эффект бывает недостаточен. Это может быть связано с неполной предоперационной диагностикой состояния ушного лабиринта, сложностью интраоперационной верификации ПФОЛ, особенностями послеоперационного ведения больного, где важны не только медикаментозная терапия, но и лечебно-режимные мероприятия: варианты положения тела лежа - Тренделенберга или Фовлера, употребление или запрет напитков с кофеином, контроль общего количества потребляемой жидкости. Примененные нами аудиометрические тесты у 9 пациентов позволили еще до операции предположить необходимость пластики ПФОЛ, что внесло коррективы в план операции. В 3 случаях, по ходу ревизии барабанной полости, «фистульная» настороженность помогла выявить «сухую» ПФОЛ. У двоих пострадавших предварительный диагноз «посттравматической сенсоневральной тугоухости» и у одного «посттравматической вестибулопатии» был изменен на ПФОЛ, все трое были прооперированы с положительным эффектом. После пластики ПФОЛ головокружения и нестабильность при ходьбе сразу или проходят, или значимо уменьшаются. Вместе с тем, к сожалению, потеря слуха может сохраниться. Парадоксально, но, по нашему опыту, после этих операций иногда бывают улучшения слуха от практической глухоты до тугоухости 1-2 ст., т. е. не требующей коррекции даже слуховым аппаратом. Таким образом, комплексное аудиометрическое обследование больных в указанном объеме улучшает диагностику перилимфатических фистул окон лабиринта, возникших в результате взрывной травмы, и способствует достижению благоприятных результатов лечения.

References

Statistics

Views

Abstract - 64

PDF (Russian) - 36

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2019 Egorov V.I., Kozarenko A.V., Egorov S.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies