EFFEKTIVNOST' ANESTEZII PRI ChEREPNO-MOZGOVOY TRAVME

Abstract



Введение. Черепно-мозговые травмы (ЧМт) различного генеза являются одной из самых частых пато- логий, возникающих в ходе боевых действий. Исследования вооруженных конфликтов последних лет показали, что число пострадавших от политравмы вследствие воздействия поражающих факторов взрывного типа дейс- твия может достигать 80-90%, среди которых ЧМт без проникающих ранений может составлять до 80% случаев [1, 3-5]. одной из актуальных проблем медицинской помощи при политравме является выбор анестезиологи- ческого пособия, при этом вопрос об эффектах агонистов опиоидных рецепторов неоднозначен. основной объем медицинской помощи при тяжелой степени тяжести ЧМт осуществляют в специализированных отделениях, при легкой ЧМт в остром периоде необходима симптоматическая терапия. Вопрос антиноцицептивной защиты на- иболее актуален для ЧМт средней степени тяжести - ушиба головного мозга средней степени тяжести, - ввиду очевидной опасности таких осложнений применения агонистов опиоидных рецепторов, как повышение ВЧД и угнетение дыхания вплоть до апноэ, а также усиления травматической глутаматной эксайтотоксичности [9, 10]. Цель исследования. оценить эффективность внутривенной анестезии модельным агонистом опиоид- ных рецепторов при черепно-мозговой травме в остром периоде на доклиническом уровне. Задачи исследования: - произвести моделирование закрытой черепно-мозговой травмы средней степени тяжести на белых крысах; - оценить изменения чувствительности белых крыс к модельному агонисту опиоидных рецепторов по критерию глубокой анестезии (ED). Материалы и методы. Исследование выполняли в стандартных лабораторных условиях: при темпе- ратуре воздуха от +18°С до +24°С, относительной влажности воздуха 40-60% [2]. В экспериментах использовали клинически здоровых самцов белых крыс с массой тела от 0,18 до 0,30 кг. В подготовительный период постановки экспериментов производили подбор и подготовку животных, прошедших карантин не менее 10 дней и клини- ческое обследование, а также подготовку и проверку технических и материальных средств обеспечения опыта. определяли массу тела животных с погрешностью не более±1%. После животных разделили на две группы: экс- периментальная (ЧМт+анестезия); контрольная (анестезия). Моделирование травматических повреждений головного мозга на белых крысах осуществляли по ранее использовавшейся [6] модели “weight-drop model” [10]. После моделирования средней степени тяжести ЧМт (масса груза - 400 г, расстояние падения груза - 35 см) в остром периоде, т.е. в первые минуты после травмы, оценивали чувствительность животных к внутривенной анестезии. В качестве объекта исследования был выбран модельный образец (Мо) из группы агонистов опиоидных рецепторов по критерию выраженного эффекта глубокой анесте- зии, т.е. обездвиживание, боковое положение, отсутствие реакции на внешние раздражители, снижение рогович- ного рефлекса. Внутривенное введение водных растворов Мо белым крысам в острый период ЧМт осуществляли в проксимальный отдел боковой вены хвоста. относительный объем введения раствора животным составил 0,5 мл- Чкг-1 [7]. После оценки фармакометрических характеристик образца, производили исследования быстродействия и продолжительности действия Мо при введении в дозе 1 ED50, соответствующей для группы животных без ЧМт и после ЧМт. Результаты и их обсуждение. Результаты исследований оценки чувствительности к Мо представлены в табл. 1, 2. Таблица 1. Изменение эффективности модельного агониста опиоидных рецепторов при черепно-мозговой травме. Вид животных Воздействующая доза* количество живот- ных с эффектом Общее количество животных коэффициент изменения эффективности Белая крыса 0,08 ED50 0 5 4,3 0,24 ED50 7 13 0,80 ED50 4 4 * - относительно 1 ED50 Мо контрольной группы животных без черепно-мозговой травмы Таблица 2. Временные показатели действия модельного агониста опиоидных рецепторов при внутривенном введении в дозе 1 ED50. Вид живот- ных Группа животных Время достижения эффекта глубокой анестезии, с (M±m) Время сохранения эффекта глубокой анестезии, мин (M±m) Белая крыса Экспериментальная (n=7) 1,4±0,7* 2,1±0,7* Контрольная (n=6) 32,0±2,3 6,0±2,4 * - различия c контрольной группой достоверны при p≤0,05 Анестезия у белых крыс на фоне ЧМт протекала с явным прогрессированием проявлений очаговой симптоматики цНС: при введении доз, вызывающих эффект глубокой анестезии, наблюдали хвостовой симптом Штрауба во время инъекции рецептурой. В целом, клиническую картину воздействия Мо при ЧМт можно опи- сать как изменение и извращение целевого эффекта в сравнении с контрольной группой животных. У всех биообъ- ектов с развитием глубокой анестезии наблюдали побочный эффект в виде центрального паралича. Анализ данных табл. 1 свидетельствует о значительном повышении чувствительности организма по критерию глубокой анестезии к исследуемому образцу при ЧМт - более чем в 4 раза. обращает на себя внимание вероятность целевого эффекта 53,8 % при введении Мо в дозе, значительно меньшей 1 ED50 относительно группы животных без ЧМт (0,24 ED50). Данные табл. 2 свидетельствуют о достоверном уменьшении времени достижения и сохранения эффекта глубокой анестезии при внутривенном введении Мо в дозе 1 ED50 у белых крыс при ЧМт. Несмотря на усиление быстродействия, продолжительность анестезии снизилась в 3 раза, что можно объяснить несостоятельностью ме- ханизмов резистентности к проявлению целевого эффекта и их частичной реализации при сохранении эффекта. таким образом, в ходе выполненного исследования оценена эффективность внутривенной анесте- зии модельным агонистом опиоидных рецепторов при черепно-мозговой травме на доклиническом уровне, в результате: 1. Произведено моделирование закрытой черепно-мозговой травмы средней степени тяжести на белых крысах по прошедшей ранее валидацию модели “weight-drop model”. 2. оценена чувствительность белых крыс к модельному агонисту опиоидных рецепторов по критерию глубокой анестезии (ED), выявлено изменение ED в 4,3 раза. Временные характеристики эффекта глубокой анесте- зии изменяются при черепно-мозговой травме в виде усиления быстродействия и ослабления продолжительности эффекта.

Ya A Stepanov

L P Erdniev

I V Mokshanov

A Yu Mikshta

I A Nel'ga

I P Ivashev

I V Litvinenko

N V Tsygan

N V Stepanova

  1. Бисенков, Л.Н. особенности оказания хирургической помощи пострадавшим с минно-взрывными ранениями в армии Республики Афганистан / Л.Н. Бисенков, Н.А. тынянкин // Воен.-мед. журн. - 1992. - №1. - С. 19-22.
  2. ГоСт 12.1.005-88 Система стандартов безопасности труда (ССБт). общие санитарно-гигиенические требования к воздуху рабочей зоны. - Введ. 1989-01-01 (переиздание 2008-01-01). - М.: Стандартинформ, 2008. - 95 с.
  3. Литвиненко, И.В. Военно-врачебная экспертиза военнослужащих с последствиями закрытых черепно-мозговых травм / И.В. Литвиненко, С.Н. Базилевич, К.М. Наумов [и др.] // Воен.-мед. журн. - 2018. - т. 5. - С. 15-21.
  4. Нечаев, Э.А. Классификация и общая характеристика взрывных поражений / Э.А. Нечаев, И.Д. Косачев // труды Воен.-мед. акад. - 1994. - т. 236. - С. 8-30.
  5. Самохвалов, И.М. Анестезиологическая и реаниматологическая помощь пострадавшим с политравмой / И.М. Самохвалов, А.В. Щеголев, С.В. Гаврилин [и др.]. - СПб.: Информ. Мед, 2013. - 144 с.
  6. Степанов, Я.А. оценка острой токсичности этилового спирта на фоне влияния черепно-мозговой травмы / Я.А. Степанов, А.Ю. Микшта, Л.П. Эрдниев [и др.] // Материалы Всерос. науч.-практ. конф. «Медико-биологические проблемы обеспечения химической безопасности Российской Федерации». - СПб., 2017. - С. 224-226.
  7. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ / под ред. Р.У. Хабри- ева. - М., 2012. - 832 с.
  8. Blaha, M. Intracranial pressure and experimental model of diffuse brain injury in rats / M. Blaha, J. Schwab, O. Vajnerova [et al.] // Korean Neurosurg. - 2010. - Vol. 47 - P. 7-10.
  9. Olney, J.W. New mechanisms of excitatory transmitter neurotoxicity / J.W. Olney // J. Neural. Transm. - 1994. - Vol. 43. - P. 47-51.
  10. Palmer, G. Neuroprotection by NMDA receptor antagonists in a variety of neuropathologies / G. Palmer // Curr. Drug Targets. - 2001. - Vol. 2, N3. - P. 241-271.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 1


Copyright (c) 2018 Stepanov Y.A., Erdniev L.P., Mokshanov I.V., Mikshta A.Y., Nel'ga I.A., Ivashev I.P., Litvinenko I.V., Tsygan N.V., Stepanova N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.