ASPECTS OF THE FORMATION AND IMPROVEMENT OF STATE SANITARY AND EPIDEMIOLOGICAL SUPERVISION IN THE ARMED FORCES OF THE RUSSIAN FEDERATION

  • Authors: Aminev RM1, Kuzin AA1, Zobov AE1, Golubkov AV2
  • Affiliations:
    1. S. M. Kirov Military Medical Academy the Russian Defense Ministry
    2. 985 center of state sanitary and epidemiological surveillance the Russian Defense Ministry
  • Issue: Vol 36, No 4 (2017)
  • Pages: 21-28
  • Section: Articles
  • URL: https://journals.eco-vector.com/1682-7392/article/view/12423
  • Cite item

Abstract


The article gives a brief overview of the historical stages of formation of the modern system of state sanitaryepidemiological supervision in the Armed Forces of the Russian Federation from the primary elements of sanitary supervision in the regular Russian army in the XVIII century to the formation of the modern sanitary-and-epidemiologic institutions. Parallels with the development of the state sanitary and epidemiological service of Russia. Some aspects of improvement of state sanitary and epidemiological supervision in the Armed Forces of the Russian Federation from positions of introduction of the risk-oriented model of control and oversight activities. Outlined the problems of application of administrative coercive measures to officials of military units and institutions for sanitary offences committed and the ways of their solution

Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия войск всегда являлось неотъемлемой частью военного здравоохранения [1]. Целенаправленные мероприятия санитарного надзора в русской армии и на флоте начали проводиться еще при Петре I, с введением штатных врачебных должностей в войсках [1, 2]. С этого момента ведет свое начало медико-полицейский надзор полковых лекарей и дивизионных докторов за доброкачественностью поставляемых в войска воды и продовольствия, за санитарным состоянием казарм, лагерей, гарнизонов и крепостей. Однако в историческом аспекте самостоятельная система санитарно-противоэпидемического обеспечения войск начала активно формироваться в русской армии только в конце XIX в., получив свое дальнейшее развитие в период Русско-японской войны (1904-1905 гг.) и в Первую мировую войну (1914-1918 гг.) [1, 3]. В послереволюционные годы на фоне общего ухудшения качества жизни населения в стране регистрировался резкий рост заболеваемости инфекционными болезнями, отразившийся в первую очередь на санитарно-эпидемиологическом состоянии Рабоче-крестьянской Красной армии, которое было неблагополучным (в отдельных губерниях - чрезвычайным), поскольку среди личного состава регулярно возникали крупные вспышки брюшного, сыпного, возвратного тифов, дизентерии, холеры, натуральной оспы, столбняка и других инфекционных заболеваний, а главное - имелись условия для их широкого распространения [2, 4, 5]. Приоритет в борьбе с эпидемиями приобрели организационные проблемы, главной из которых стало создание единой централизованной системы управления проведением необходимых санитарно-противоэпидемических мероприятий в государственном масштабе. Поэтому стоявшие перед военной медициной задачи непосредственной борьбы с массовыми инфекционными и паразитарными заболеваниями, а также недопущение распространения этих заболеваний в воинских коллективах нашли свое отражение в номенклатуре и организационно-штатном построении создаваемых военных санитарно-эпидемиологических учреждений (СЭУ), широкой сетью которых Рабочекрестьянская Красная армия располагала к концу 1919 г. [4]. В 1920-1940 гг. их организационное становление и развитие продолжилось, но наиболее существенные изменения структура и функции СЭУ претерпели в ходе Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., в целом показав достаточно высокую эффективность [6]. Тенденция к централизации государственной системы управления с учетом принципов рационального кадрового обеспечения наметилась в стране в 1950-1960 гг., когда работа имевшихся в гражданском здравоохранении санитарно-эпидемиологических станций оптимизировалась за счет присоединения к ним санитарных учреждений, ранее существовавших самостоятельно (отдельных противомалярийных, противобруцеллезных, противотуляремийных станций и др.) [7]. В аспекте реализации данного вектора государственной политики пересмотр организационно-штатных структур СЭУ в этом периоде также был направлен главным образом на укрупнение и концентрацию сил и средств. Вместе с тем определяющее влияние на процесс развития организационно-штатного построения, номенклатуры специалистов и оснащения СЭУ оказывали финансово-экономические возможности страны, внедрение новых видов вооружения и военной техники, изменяющих условия учебно-боевой деятельности личного состава, динамика санитарно-эпидемиологической обстановки в войсках и среди населения, а также научные достижения в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия. Как и вся санитарно-эпидемиологическая служба нашей страны, система санитарно-эпидемиологического надзора (СЭН) Вооруженных сил в течение 1970-1990 гг. неоднократно подвергалась структурной перестройке, что было вызвано изменениями в военной доктрине, определяющей основные задачи военной организации страны, совершенствованием правовой базы, политическими, социально-экономическими факторами и рядом других причин. В соответствии с законодательством того периода система СЭН, действовавшая в Вооруженных силах Российской Федерации (ВС РФ) с 1991 по 2002 г., была ведомственной и рассматривалась как четырехуровневая, включавшая войсковой, территориальный, региональный и центральный уровни [10-13]. Войсковой уровень представляли санитарноэпидемиологические подразделения (лаборатории, отделения) соединений и воинских частей. Основным их предназначением было проведение медицинской разведки в интересах войск, первичных врачебных элементов СЭН с использованием экспресс-методов контроля санитарного состояния эпидемически значимых объектов войсковой инфраструктуры. Территориальный уровень был представлен санитарно-эпидемиологическими отрядами (СЭО) гарнизонов, объединений, санитарно-контрольными пунктами (СКП) и отдельными противочумными отрядами (ОПЧО). Учреждения данного уровня предназначались для проведения мероприятий СЭН в районе ответственности независимо от видовой и родовой принадлежности поднадзорных воинских частей (по территориальному принципу) и расширения перечня мероприятий войсковой медицинской службы с использованием объективных методов диагностики и контроля. К учреждениям регионального уровня относились СЭО военного округа, флота и рода войск. Их специалисты осуществляли методическое руководство организацией СЭН в масштабе территории округа (сил флота, рода войск) и являлись основными средствами усиления нижестоящих уровней при осложнении санитарно-эпидемиологической обстановки. На данном уровне кроме мероприятий СЭН осуществлялись мероприятия социальногигиенического мониторинга. Центральный уровень представляли отдел СЭН Центрального (в дальнейшем - Главного) военно-медицинского управления Министерства обороны Российской Федерации (МО РФ), осуществлявший организацию СЭН в масштабах ВС РФ, 736-й центр СЭН МО РФ и СЭО видов ВС РФ, предназначенные для проведения СЭН и возложенных на медицинскую службу санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий соответственно на объектах центрального подчинения и видов ВС. Организовывали и координировали деятельность по осуществлению СЭН начальники медицинской службы, главные санитарные врачи и главные медико-профилактические специалисты (эпидемиологи, гигиенисты, токсикологи и др.) органов военного управления, также обладавшие правом проводить мероприятия СЭН [11-13]. В 2002 г., согласно новому федеральному законодательству в сфере обеспечения санитарноэпидемиологического благополучия, [14-16] была сформирована Единая централизованная система государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ГСЭН) РФ, в которую вошли соответствующие органы и учреждения МО РФ. Основными принципами их интеграции в систему стали единое государственное правовое поле, общая нормативная база и единые правила государственного санитарно-эпидемиологического нормирования [8, 15]. Принятие нового закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии [14] сместило приоритеты деятельности СЭУ в сторону усиления ГСЭН, что отразилось на организационно-штатной структуре и задачах учреждений и должностных лиц. В соответствии с законодательством практически все СКП и ОПЧО были расформированы, а СЭО переформированы в центры государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ЦГСЭН) территориального, регионального и центрального уровней с учетом территориального принципа медицинского обеспечения ВС РФ. Все ЦГСЭН приобрели статус юридических лиц с организационноправовой формой «государственное учреждение». Главный государственный санитарный врач МО РФ и главные государственные санитарные врачи армий, флотилий, округов, флотов, видов и родов войск организовывали и координировали осуществление ГСЭН в соответствующих масштабах. В результате проведенных реформ новая система ГСЭН рассматривалась как трехуровневая (включающая территориальный, региональный и центральный уровни), что соответствовало структуре Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации. В свою очередь, войсковые санитарно-эпидемиологические подразделения (лаборатории, взводы, отделения) и начальники медицинской службы были исключены из правового поля по праву осуществления ГСЭН, одновременно с чем в функции войсковой медицинской службы был вменен медицинский контроль [17]. Отметим, что в правовом аспекте для главных медико-профилактических специалистов органов военного управления (эпидемиологов, гигиенистов, токсикологов и др.) ситуация изменилась принципиально. Действовавшим ранее законодательством указанные специалисты также наделялись правом осуществления СЭН, рассмотрения дел о санитарных правонарушениях, наложения административных взысканий (в том числе денежных штрафов) и использования иных мер административного принуждения [10, 11, 13, 18]. Однако законодательные новеллы и придание СЭН в ВС РФ государственного статуса сделали осуществление ГСЭН и применение мер административного принуждения прерогативой должностных лиц, уполномоченных осуществлять ГСЭН, - главных государственных санитарных врачей различных уровней и специалистов ЦГСЭН. В дальнейшем штатные должности главных медикопрофилактических специалистов органов военного управления были сокращены. Изменения федерального законодательства в сфере ГСЭН обусловили необходимость преобразований и в системе ГСЭН ВС РФ, поскольку главные государственные санитарные врачи армий, флотилий, округов, флотов, видов и родов войск в дальнейшем были лишены права осуществления ГСЭН и их должности в 2009-2010 гг. были упразднены [19, 20]. Также был сокращен и отдел ГСЭН Главного военно-медицинского управления МО РФ. Принятая в 2010 г. новая военная доктрина определила необходимость совершенствования организационно-штатной структуры, состава, а также оптимизации штатной численности военнослужащих ВС РФ [21]. Кроме того, с 1 декабря 2010 г. была введена новая система управления ВС РФ, в результате чего вместо существовавших ранее 6 военных округов и 3 флотов были сформированы 4 новых военных округа [22]. Переход ВС РФ к новому перспективному облику с учетом положений доктрины и нового военно-административного деления страны потребовал проведения организационно-штатных мероприятий, в том числе и в отношении СЭУ МО РФ. В результате их проведения в 2010-2011 гг. ЦГСЭН видов ВС РФ, родов войск, флотов и территориальные ЦГСЭН, а также оставшиеся СКП и ОПЧО были ликвидированы как юридические лица и введены в состав ЦГСЭН военных округов в качестве структурных подразделений. Поэтому в настоящее время систему ГСЭН ВС РФ можно рассматривать фактически как двухуровневую. Региональный уровень составляют 7 ЦГСЭН, дислоцирующихся в военных округах и включающих 46 территориальных структурных подразделений. Центральный уровень представлен 736-м Главным ЦГСЭН МО РФ (г. Москва). Имеющиеся ЦГСЭН МО РФ входят в Единую федеральную систему ГСЭН РФ, и начальники учреждений (как и их территориальных структурных подразделений) обладают статусом главных государственных санитарных врачей соответствующих районов ответственности. В масштабах ВС РФ осуществление ГСЭН организует главный государственный санитарный врач МО РФ. Деятельность в сфере подготовки специалистов медико-профилактического профиля ВС РФ (в том числе и последипломной), а также научно-методического обеспечения ГСЭН осуществляют медикопрофилактические кафедры Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова (ВМедА). В аспекте совершенствования ГСЭН в ВС РФ отметим, что его исторически прослеживаемые неразрывные связи с системой ГСЭН страны всегда отражали изменения государственной политики в вопросах законодательных основ осуществления данного вида надзора. Вместе с тем федеральный характер ГСЭН [14] предполагает реализацию изменений федерального законодательства и в механизмах его непосредственной организации. Так, в настоящее время в рамках выполнения плана мероприятий («дорожной карты») по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности в РФ Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (являющаяся основным государственным органом по осуществлению ГСЭН) активно переходит к использованию риск-ориентированной модели организации мероприятий государственного надзора (РОН) [23-26]. По замыслу федерального законодателя, переход государственного надзора (контроля) на риск-ориентированную модель будет способствовать повышению эффективности государственного управления через оптимизацию контрольно-надзорной функции государства. РОН основывается на принципах использования методов оценки рисков здоровью на всех этапах организации и осуществления контрольно-надзорной деятельности, классификации субъектов надзора в зависимости от степени угрозы и риска причинения вреда жизни и здоровью граждан, а также дифференцированного подхода к проведению контрольно-надзорных мероприятий с концентрацией усилий на объектах высокого риска для здоровья. В качестве примера возможного внедрения РОН в практику работы ЦГСЭН МО РФ авторами выполнена оценка частоты нарушений отдельных статей санитарного законодательства по результатам мероприятий ГСЭН за период с 2013 по 2015 г. по военным округам, рассчитанной как величина 95%-перцентиля (табл. 1). Установлено, что наибольшая частота нарушений санитарного законодательства в исследуемом периоде выявлялась при организации питания личного состава. Далее была проведена оценка риска причинения вреда здоровью обеспечиваемых контингентов при функционировании объектов питания в условиях несоблюдения требований санитарного законодательства (табл. 2) с использованием рекомендованных формул [26]. Установлено, что данная категория объектов во всех округах относится ко 2-му классу опасности и имеет высокий потенциальный риск причинения вреда здоровью. Опираясь на полученные данные, рекомендуемая периодичность проведения плановых мероприятий ГСЭН на объектах питания воинских частей [25, 26] должна составлять не реже 1 раза в 2 года, но не чаще 1 раза в год с проведением выездной плановой проверки и выполнением полного объема лабораторно-инструментальных исследований. При этом для определения первоочередности внесения того или иного объекта питания в план контрольно-надзорных мероприятий конкретного ЦГСЭН МО РФ необходимо дополнительно проводить ранжирование субъектов надзора (объектов питания) внутри данного класса опасности [26]. Говоря о совершенствовании ГСЭН в ВС РФ, рассмотрим другой важный, на наш взгляд, аспект: согласно нормативным требованиям, при определении потенциального риска причинения вреда здоровью также учитываются и нарушения законодательства в сфере защиты прав потребителей [25, 26]. Однако до настоящего времени государственный надзор за соблюдением законодательства в сфере защиты прав потребителей в ВС РФ системно не осуществляется. Вместе с тем Таблица 1 Оценка частоты нарушений отдельных статей санитарного законодательства за 2013-2015 гг. (95%-перцентиль) Категория объекта Статья Федерального закона от 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии» Военный округ Питание 17. «Санитарно-эпидемиологические требования к организации питания населения» 0,73 0,54 0,56 0,78 Водоснабжение 19. «Санитарно-эпидемиологические требования к питьевой воде, а также к питьевому и хозяйственно-бытовому водоснабжению» 0,14 0,17 0,09 0,29 Размещение (проживание) личного состава 23. «Санитарно-эпидемиологические требования к жилым помещениям» 0,49 0,41 0,32 0,62 Очистка территории 21. «Санитарно-эпидемиологические требования к почвам, содержанию территорий городских и сельских поселений, промышленных площадок» 0,17 0,11 0,12 0,23 Объекты военного труда 25. «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям труда» 0,10 0,18 0,14 0,22 Банно-прачечное обслуживание 24. «Санитарно-эпидемиологические требования к эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта» 0,09 0,08 0,03 0,25 Таблица 2 Результаты категорирования объектов питания по потенциальному риску причинения вреда здоровью по результатам мероприятий ГСЭН за 2013-2015 гг. Военный округ Рассчитанное значение риска причинения вреда здоровью, R Характеристика риска причинения вреда здоровью Риск причинения вреда здоровью Класс опасности Западный 4,907 × 10-4 10-4 < R < 10-3 Высокий 2 Южный 1,742 × 10-4 10-4 < R < 10-3 Высокий 2 Центральный 2,107 × 10-4 10-4 < R < 10-3 Высокий 2 Восточный 4,144 × 10-4 10-4 < R < 10-3 Высокий 2 абсолютно новым этапом всестороннего обеспечения ВС РФ стало привлечение сторонних организаций, оказывающих услуги по банно-прачечному обслуживанию, обслуживанию инфраструктуры военных городков (в том числе очистке территории, вывозу отходов, водоснабжению, водоотведению, энергетическому обеспечению), организации питания в воинских частях, объединениях, соединениях и организациях МО РФ (аутсорсинг). Все аутсорсинговые организации, оказывающие услуги воинским коллективам, находятся в правовом поле Федерального закона 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [27]. Автоматически потребители указанных услуг - военнослужащие и иные обеспечиваемые контингенты ВС РФ - включаются в правоотношения в правовом поле Закона Российской Федерации от 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» как потребители указанных услуг, т. е. граждане, использующие услуги исключительно для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности [28]. Контроль качества оказываемых услуг осуществляется принимающей стороной - профильными должностными лицами воинских частей и организаций, в отношении личного состава которых эти услуги оказываются. Военнослужащие же, в особенности военнослужащие по призыву, зачастую не имеют эффективных механизмов защиты своих прав как потребителей при некачественном оказании услуг (в том числе таких жизненно важных услуг, как питание, водоснабжение и др.). Поэтому с учетом особой защиты государства, под которой находятся военнослужащие, осуществление государственного надзора за соблюдением законодательства в сфере защиты прав потребителей в ВС РФ представляется целесообразным [29]. Наконец, еще одним аспектом совершенствования ГСЭН в ВС РФ является развитие системы подготовки должностных лиц ЦГСЭН МО РФ в области применения мер административного принуждения, поскольку данная деятельность представляет собой одну из их законодательно установленных функций [14, 16, 19, 30, 31]. На сегодняшний день такая подготовка не осуществляется, в связи с чем уровень методической подготовленности специалистов ЦГСЭН МО РФ в вопросах применения мер административной ответственности в целом не может считаться достаточным [9]. В числе процессуальных ошибок, допускаемых специалистами ЦГСЭН МО РФ при рассмотрении дел об административных правонарушениях, можно отметить неверную квалификацию составов административных правонарушений, установление и наказание не всех лиц, непосредственно виновных в совершении правонарушений, неправильное и/или неполное применение норм административного права и ряд других. Исправлению этой ситуации и повышению уровня методической подготовленности специалистов ЦГСЭН МО РФ в области применения мер административного принуждения, по нашему мнению, могло бы способствовать нормативное закрепление обязательности проведения систематической подготовки специалистов ЦГСЭН МО РФ по вопросам данного направления (например, в рамках профессионально-должностной подготовки офицеров и специальной подготовки гражданского персонала). В свою очередь, в настоящее время руководством кафедры (общей и военной эпидемиологии) ВМедА инициирована научно-исследовательская работа, в рамках которой планируется издание методических рекомендаций для должностных лиц ЦГСЭН МО РФ по применению мер административного принуждения при осуществлении ГСЭН. Кроме того, предусматривается внедрение результатов данной работы в учебные программы для различных категорий обучаемых. Таким образом, совершенствованию организации ГСЭН в ВС РФ в ближайшей перспективе будут способствовать реализация комплекса мероприятий по переходу на РОН, проработка вопросов организации государственного надзора в сфере защиты прав потребителей в отношении военнослужащих, а также обеспечение функционирования системы подготовки специалистов ЦГСЭН МО РФ в сфере применения мер административного принуждения при осуществлении мероприятий ГСЭН и иных мероприятий по обеспечению санитарноэпидемиологического благополучия личного состава рассматриваемых контингентов.

R M Aminev

S. M. Kirov Military Medical Academy the Russian Defense Ministry

A A Kuzin

S. M. Kirov Military Medical Academy the Russian Defense Ministry

A E Zobov

S. M. Kirov Military Medical Academy the Russian Defense Ministry

A V Golubkov

985 center of state sanitary and epidemiological surveillance the Russian Defense Ministry

  1. Белевитин А. Б., Шелепов А. М., Веселов Е. И. Военная медицина: становление, развитие. СПб.: Ъ; 2007. 440
  2. Мельниченко П. И., ред. История медико-профилактического дела и медико-профилактических наук в Вооруженных силах Российской Федерации. М.: Изд. ГЦ ГСЭН МО РФ; 2004. 414
  3. Кияницын И. И. Организация и меры борьбы с инфекционными болезнями в Русско-японской войне. Воен.-мед. журн. Январь 1906: 76
  4. Рагозин И. И., ред. Развитие эпидемиологии за 50 лет Советской власти. Л.; 1967. 20
  5. Медицинская и демографическая статистика. Труды комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914-1920 гг. Вып. 1. М.-Пг.; 1923. 144
  6. Бутаков С. С., Берский О. В., Зеткин А. Ю., Зобов А. Е. Противоэпидемическое обеспечение Красной армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны. Воен.-мед. журн. 2015; 5: 37-41
  7. Ямпольская Ц. А. Органы советского государственного управления в современный период. М.: Изд-во АН СССР; 1954
  8. Мельниченко П. И., Шумилов В. И. Основные направления реформирования системы Госсанэпиднадзора в Вооруженных силах Российской Федерации. В кн.: Военная профилактическая медицина. Проблемы и перспективы. Труды 1-го съезда военных врачей медико-профилактического профиля Вооруженных сил Российской Федерации. СПб.; 2002: 8-10
  9. Зобов А. Е., Берский О. В., Небредовский В. Н., Жарков Д. А. Применение мер административного принуждения при осуществлении федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Вооруженных силах Российской Федерации. Воен.-мед. журн. 2013; 5: 19-23
  10. Закон Российской Федерации от 09.04.1991 г. № 1034-1 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Доступен по: https://www.lawmix.ru/medlaw/32125/ (дата обращения 06.05.17)
  11. Постановление Правительства Российской Федерации от 24.07.2000 г. № 554 «Об утверждении Положения о государственной санитарно-эпидемиологической службе и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании». Доступен по: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?r eq=doc&base=LAW&n=55707&rnd=261745.2695332734&ds t=100114&fl d=134#0 (дата обращения 06.05.17)
  12. Приказ министра обороны Российской Федерации от 20.02.1996 г. №72 «Об утверждении положения об органах управления медицинской службы, медицинских воинских частях и учреждениях Вооруженных сил Российской Федерации на мирное время». Доступен по: https ://www.lawmix.ru/pprf/111075 (дата обращения 18.05.2017)
  13. Приказ министра обороны Российской Федерации от 04.04.1996 г. № 139 «О санитарно-эпидемиологическом надзоре в Вооруженных силах Российской Федерации». Доступен по: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_ DocumID_59124.html (дата обращения 06.05.17)
  14. Федеральный закон от 30.03.1999 г. № 52-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.07.2016 г.) Доступен по: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?base=LAW;n=164608 (дата обращения 06.05.17)
  15. Постановление Правительства Российской Федерации от 24.06.2000 г. № 554 (ред. от 15.09.2005 г.) «Об утверждении Положения о Государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании». Доступен по: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_28005/ (дата обращения 06.05.17)
  16. Приказ министра обороны Российской Федерации от 21.08.2001 г. № 369 (ред. от 23.10.2007 г.) «О порядке осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Вооруженных силах Российской Федерации». Доступен по: http://www.consultant.ru/cons/cgi/ online.cgi (дата обращения 06.05.17)
  17. Руководство по медицинскому обеспечению личного состава Вооруженных сил Российской Федерации на мирное время (приказ заместителя министра обороны - начальника тыла Вооруженных сил Российской Федерации от 15.01.2001 г. № 1)
  18. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (утв. ВС РСФСР 20.06.1984 г.). Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1984; 27: 909
  19. Приказ министра обороны Российской Федерации от 27.03.2006 г. № 131 «О внесении изменений в приказ министра обороны Российской Федерации от августа 2001 г. № 369». Доступен по: http://www.consultant. ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=59798 (дата обращения 18.05.2017)).
  20. Постановление Правительства Российской Федерации от 15.09.2005 г. № 569 «О Положении об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации». Собрание законодательства Российской Федерации. 2005; 39: 3953
  21. Указ Президента Российской Федерации от 05.02.2010 г. № 146 «О Военной доктрине Российской Федерации». Доступен по: https:// rg.ru/2010/02/10/doktrina-dok.html (дата обращения 06.05.17)
  22. Указ Президента Российской Федерации от 20.09.2010 г. № 1144 (ред. от 02.04.2014 г.) «О военно-административном делении Российской Федерации». Доступен по: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi (дата обращения 06.05.17)
  23. Проект Федерального закона «Об основах государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в Российской Федерации». Доступен по: http:// www.consultant.ru/law/hotdocs/47109.html (дата обращения 06.05.17)
  24. Распоряжение Правительства РФ от 01.04.2016 г. № 559-р «Об утверждении плана мероприятий (“дорожной карты”) по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности в Российской Федерации на 2016-2017 годы». Доступен по: http://www.consultant.ru/document/cons_ doc_LAW_196270/ (дата обращения 06.05.17)
  25. Приказ Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 25.05.2015 г. № 464 «О внедрении риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорную деятельность территориальных органов Роспотребнадзора». Доступен по: http://base.garant.ru/71087708/ (дата обращения 06.05.17)
  26. Приказ Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 30.09.2015 г. № 1008 «О внедрении методических рекомендаций по классификации хозяйствующих субъектов и видов деятельности по потенциальному риску причинения вреда здоровью человека для организации плановых контрольно-надзорных мероприятий». Доступен по: http:// www.consultant.ru/cons_doc_LAW_191202/ (дата обращения 06.05.17)
  27. Федеральный закон от 26.12.2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Доступен по: http://www.consultant.ru/cons_ doc_LAW_83079/ (дата обращения 06.05.17)
  28. Закон Российской Федерации от 07.02.1992 г. № 2300-1 (ред. от 03.07.2016 г.) «О защите прав потребителей». Доступен по: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_305/ (дата обращения 06.05.17)
  29. Федеральный закон от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Доступен по: http://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_18853/ (дата обращения 06.05.17)
  30. Федеральный закон Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 17.04.2017 г.) «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Доступен по: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_34661/ (дата обращения 06.05.17)
  31. Руководство по организации государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Вооруженных силах Российской Федерации на мирное время. М.: Военное издательство; 2007. 82

Views

Abstract - 2

PDF (Russian) - 10

Cited-By



Copyright (c) 2017 Aminev R.M., Kuzin A.A., Zobov A.E., Golubkov A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies